Вершина сибирских поляков

Документальная лента «Мечта о земле», посвящённая потомкам польских переселенцев в иркутском селе Вершина, стала фильмом-открытием, хотя и осталась не замеченной широкой аудиторией.

В 1909 году по столыпинской реформе в Иркутскую губернию в древнюю Вершину приехали польские переселенцы. За сто лет потомки их разлетелись по миру, но до сегодняшнего дня в этой крепкой и красивой деревне, прислонившейся к столетнему костелу, отреставрированному и вновь ожившему, проживают 500 поляков — ровно столько, сколько приехало сюда когда-то.

Я говорю с моим другом Евгением Корзуном: фильм сделан с хорошим чувством удивления.

Евгений Корзун: Я люблю историю. И вот что интересно: к правителям, особенно к правителям-реформаторам, относятся плохо — чем больше они сделали, тем больше к ним претензий. Нашего дореволюционного премьер-министра Петра Аркадьевича Столыпина можно было бы в этом ряду назвать исключением: его вспоминают в общем как человека выдающегося. Хотя и на него нашелся революционер-убийца. История как бы предпочла великой России, к которой стремился Столыпин, потрясения, которые он предвидел; и надо-то было ему всего 20 лет до «точки невозврата» к потрясениям; и не было их у него. Он хотел заселить пустующие земли Сибири. Столыпин предложил жителям Восточной Польши (тогда это был запад Российской империи), где в начале прошлого века люди теряли работу, закрывались шахты, а пахотной земли было маловато, организованный переезд в Сибирь.

Столыпин предложил мужику не рыбу, а удочку: дал возможность встать на ноги и самому стать хозяином своей судьбы. Разве это не реализация вечной мужицкой мечты? Каждому хозяину — 15 гектаров пахотной земли, сколько хочешь «неудобной»; перевоз и прокорм за счет государства. Плюс деньги на обустройство, плюс постройка костела за счет государства. Он перевез через всю Россию к нам в Вершину 500 человек со скарбом, утварью, скотом, государь дал денег на храм. Спроектированы были даже специальные вагоны для перевоза крестьянской семьи, получившие названия столыпинских. Больше никогда такого в России не было! Нам с Володей Куренсковым очень захотелось рассказать историю про страну, которая заботилась о людях, строила перспективный экономический фундамент. Хотелось, чтобы пример Столыпина светился. Представить сегодня невозможно, чтобы Петр Аркадьевич урвал от немалых сумм, отпущенных на переселение в Сибирь, и смотался бы на Канары Или сварганил коттеджик с бассейном на Рублевке. Это немыслимо, как сейчас немыслим такой госчиновник, как Столыпин…

Сергей Захарян: В конце 2012 года сошлись звезды над «киношной» Вершиной. В иркутском Доме кино мы встречались со знаменитым польским режиссером Кшиштофом Занусси. (Между прочим, ко всем своим всемирным кино- и театральным проектам пан Кшиштоф еще и атташе по культуре при дворе Папы Римского). И — вот удача! — на кинофуршете в честь Занусси Куренсков заронил идею снять фильм о сибирских поляках. Эту мысль поддержал генеральный консул Польши в Иркутске Марек Зелински.

Е.К.: Мы стали думать: это будет фильм о новой, сибирской, родине поляков. Но ведь история началась давно, а о делах столетней давности снимать документальный фильм тяжело: как сделать, чтобы документ ожил? Чтобы он был не просто «бумажкой». И много ли наберешь документов после всех бед XX века, проехавшихся по польскому мужику так же точно, как и по русскому? Ясно ведь, что уже через несколько лет после трудного сибирского начала, при большевиках, «столыпинский» поляк со своими 15 гектарами попал под прицел, как кулак. В планы большевиков входило изъятие только что полученной земли. Начались великие потрясения, о которых предупреждал Столыпин. Наша героиня Франчишка Павловна, вершинский старожил, говорит: «Я бы сейчас спросила у бабушки моей: «Зачем ты сюда поехала?» Загнали в колхоз, все отняли, вплоть до кур… Голод настал на много лет. Тридцать кормильцев-мужиков власть казнила: «враги народа»; остальные разбрелись на заработки…

Всю трагедию большевизма наши поляки пережили в полной мере, наравне со своими русскими земляками.

С.З.: Авторам повезло с консультантом-переводчиком: это дочь Франчишки Павловны — Галина Степановна Новак. И с этой счастливой встречи начинает складываться план фильма — то, что мы с вами, зритель, видим на экране. Галина Степановна — консультант и переводчик, директор фильма Анатолий Иванович Романенко и оператор Евгений Корзун отправляются в Польшу, где обнаруживают в полной сохранности записи о рождении и крещении вершинских первополяков. В кадре ксендз из Загужи перебирает архивные записи и удивляется: оказывается, уроженцы его прихода поехали в Сибирь добровольно, не под конвоем! «Впервые слышу!» — удивляется он. Благодаря съемкам восстанавливаются связь времен и родственные связи. Галина Степановна находит в Меджяне Гуре (Медная Гора) Станислава Сурму — родственника в четвертом поколении, и мы при этом присутствуем: восторг и удивление! В Польше съемочная группа встречается с вершинским парнем, который учится в польском университете, и девушкой, которая после учебы в Варшаве вышла замуж на исторической родине, благо вершинские поляки сохранили веру, язык и отчасти культуру. Правда, Галина Степановна смеется: наш польский — столетний, мы, конечно, понимаем друг друга, но иногда старые-новые родственники удивляются: «Так у нас не говорят!»

Е.К.: Поездка в Польшу интересная и полезная. Все кстати. В перестройку восстановились польские контакты Вершины, возникла обратная связь. И тут еще подоспел юбилей, который дал нам замечательные события и лица в фильм. Как раз при нас, в 13-м году, вершинский костел отметил свое 100-летие! И вот мы снимаем торжественную службу с участием папского нунция из Рима. Снимаем прибывший специально к юбилею костела большой велопробег из Польши — 8000 километров за два месяца.

С.З.: Трогательный эпизод на экране: парень и девушка из велопробега приехали на собственное венчание в Сибирь, в деревенский костел, в присутствии папского нунция. Венчание в Вершинском костеле, за тысячи километров от дома, не забыть. Вообще, в фильме поражает естественная близость молодежи к церкви: не это ли ответ на вопрос, как, став русскими, поляки сохранили и язык, и веру. Интересно, кстати, что «столыпинских» польских деревень было несколько в разных краях России, но из всех мест переселения сохранилась, пожалуй, только Вершина. В настоящее время Вершина покрепче, чем многие окрестные русские деревни.

Е.К.: И впрямь костел стал естественным центром фильма — он и есть естественный центр для поляков Вершины. И наши кинонаблюдения выстроились со своими жизненными циклами: Рождество — Польша — Масленица — посевная — 100-летие костела — венчание — осень.

С.З.: Осенний живописный финал фильма — урожай на просторных полях Вершины: «Мечта о земле»! Она и по сей день сбылась не полностью. Есть проблемы, шероховатости, но есть надежда, что все образуется и сибирские поляки обретут землю, обещанную и данную им государем России сто лет тому назад.

…Почему этот фильм «про меня»? Потому что, во‑первых, про меня все, что читал и видел и что легло на душу, как «Мечта о земле».

Во-вторых, потому что это кино про сибирских поляков, а я поляк по маме и сибиряк уже полвека. Мама родилась в Варшаве; 1 сентября 1939 года из-под нее выдернули родину, Польша исчезла с карты Европы. Последние тридцать лет своей жизни мама прожила в Иркутске: здесь похоронена и теперь уже навечно сибирячка. На памятнике у нее написано: «Ангел-бабуля, ты с нами всегда». Польский ангел…

Так причудливо срифмовался с моей мамой и со мной этот фильм о причудах русско-польской истории в XX веке.

Авторы сценария — Евгений Корзун(крайний слева) и Владимир Куренсков; старейший житель  Вершины Антон Иванович Нетбала
Авторы сценария — Евгений Корзун(крайний слева) и Владимир Куренсков; старейший житель Вершины Антон Иванович Нетбала
Пахарь Виктор Митренго
Пахарь Виктор Митренго
Уникальное фото: все жители Вершины собрались вместе
Уникальное фото: все жители Вершины собрались вместе
Загрузка...