Вердикт суда по делу Низамовой-Крутя удивил своей суровостью

В понедельник в Кировском суде Иркутска был вынесен вердикт по коррупционному делу, получившему название «дело Низамовой-Крутя» — по имени ключевых его фигурантов.

У всех четырех подсудимых была надежда отделаться условными сроками наказания, но судья Светлана Почепова решила иначе. За происходящим в зале суда наблюдала обозреватель «Пятницы».

Все четыре фигуранта приехали в суд в бодром настроении. Одеты они были по погоде: джинсы, футболки, курточки. Ни у кого не было при себе пакета «с вещами» — на всякий случай. Видимо, не предполагали, что вещи им могут пригодиться.

Судья Кировского суда Светлана Почепова приступила к чтению приговора. Напомню, экс-замминистра экономического развития региона Рита Низамова обвиняется в получении взятки в крупном размере, бывший министр социального развития Семен Круть — в посредничестве во взяточничестве, предприниматели Николай Щербаков и Юлия Журавлева — в даче взятки в крупном размере. Целью взятки было получение квот на иностранную рабочую силу. В феврале 2012 года Николай Щербаков, будучи руководителем консалтингового агентства, взялся пробить эти квоты для неких юридических лиц. Для этого он обратился за содействием к своему знакомому Семену Крутю, зная, что тот имеет широкие связи с чиновниками, среди которых была и Рита Низамова. Именно на нее и делалась ставка, поскольку она была заместителем председателя межведомственной комиссии, определявшей, кому давать квоты, а кому не давать. Надо заметить, что Семен Викторович Круть к тому времени уже работал в Москве, но к просьбе Щербакова отнесся с энтузиазмом.

Возможно, он сразу понял, что на посреднических услугах можно неплохо заработать. Круть посвятил в детали замысла свою дочь Юлию Журавлеву, ей отводилась роль переговорщика с Ритой Низамовой. Сам Круть в этой схеме, несомненно, являлся мозговым центром, поскольку именно он просчитывал все варианты и координировал действия остальных фигурантов. Интересная деталь: даже перенесенная операция в Израиле не помешала экс-чиновнику держать руку на пульсе.

Журавлева встретилась с Низамовой, предложив деньги в обмен на согласование квот. Низамова назвала цену: 1000 рублей за одну квоту. Дальнейшее развитие сюжета могло бы лечь в основу криминальной драмы: многоопытный Семен Круть посоветовал дочери передать Щербакову, что Низамова просит не 1000 рублей за одну квоту, а 3000. Гениальное решение: тысяча рублей — Низамовой, остальное — себе. Однако Щербакову эта сумма показалась слишком большой, и он отказался. Тогда Круть предложил дочери снизить цену до 2000 рублей. На том и порешили. 12 мая 2012 года Юлия Журавлева передала пакет с деньгами Рите Низамовой. Это произошло неподалеку от гостиницы «Интурист» в автомобиле… другой бывшей высокопоставленной чиновницы Ирины Рютиной.

Никто из преступного альянса даже не подозревал, что все их передвижения отслеживаются, а телефонные разговоры прослушиваются.

Собственно, именно материалы, полученные в ходе прослушки, и легли в основу обвинения. Расследованием дела занимались следователи регионального СКР.

Но вернемся в зал суда на чтение приговора. Напомню, что двумя неделями ранее помощник прокурора озвучил требования обвинения, согласно которому перспектива реального лишения свободы угрожала лишь Рите Низамовой. Прокуратура просила ей дать 9 лет колонии плюс штраф в 121,7 млн рублей. Для Семена Крутя и Николая Щербакова прокуратура просила по 7, 5 года условно. А для Юлии Журавлевой, дочери Крутя, обвинение решило ограничиться штрафом в 12 млн рублей.

Известно, что обычно судьи выносят приговор чуть мягче, чем требует гособвинение. И в нашем случае можно было предполагать, что судья Светлана Почепова, возможно, чуть снизит сроки и суммы штрафов, с учетом того, что все фигуранты искренне раскаялись в содеянном и что у трех из них имеются несовершеннолетние дети. Ну а Семен Круть вообще является пенсионером и инвалидом третьей группы.

И действительно поначалу ничего не предвещало беды. Судья монотонно зачитывала приговор в течение двух часов. И только когда в ее руках осталось два последних листа, произошло то, что вызвало всеобщий шок. Перечислив все смягчающие обстоятельства, наличие детей, положительные характеристики и прочее, судья объявила, что наказание, с учетом его тяжести, должно быть назначено только в виде лишения свободы, поскольку преступления, в которых обвиняются подсудимые, посягают на основы государственной власти, подрывают ее авторитет и деформируют сознание граждан. Условное наказание, по словам судьи, не будет отвечать целям исправления.

После этих слов прозвучал окончательный вердикт.

Риту Низамову приговорили к 9 годам колонии общего режима.

Также она должна будет выплатить гигантский штраф 121 730 000 рублей,  с лишением права занимать должности в государственных органах власти на срок 3 года.

Николай Щербаков получил 4 года колонии строгого режима со штрафом в размере 4 716 000.

Юлия Журавлева — 5 лет колонии общего режима и штраф в размере 5 000 000 рублей.

Семен Круть наказан пятью годами строгого режима со штрафом в размере 4 716 000 рублей. Естественно, в срок отбывания наказания будет зачислено время, проведенное подсудимыми под стражей и домашним арестом.

Когда судья объявила, что подсудимые должны быть взяты под стражу в зале суда, все присутствующие словно замерли. Окаменели… Настолько это было неожиданно. Юлия Журавлева изумленно посмотрела на отца, но Семен Викторович даже слова не проронил. На Риту Низамову было страшно смотреть...

Слушания по делу Низамовой-Крутя начались в октябре 2013 года. На этапе расследования все четверо подозреваемых находились под стражей, позже мера пресечения была изменена: Семен Круть был отпущен под денежный залог, Щербаков — под подписку о невыезде, Рита Низамова и Юлия Журавлева во время суда находились под домашним арестом.

Больше всего в этом деле поражает уровень завязанных в нем фигурантов.

Рита Низамова — заместитель министра. Семен Круть, хотя и экс-министр, но какой экс! Шутка ли — 14 лет в региональной власти в качестве руководителя различных управлений, департаментов и министерства. Лебединой песней Крутя стала должность регионального уполномоченного по правам ребенка. И то, что он получил столь суровое наказание, безусловно, сенсация. Ведь и раньше к Семену Крутю были претензии, например депутат Государственной думы Антон Романов неоднократно обращал внимание руководства области на нецелевое использование средств в ведомстве Крутя. Но Семен Викторович всегда выходил сухим из воды, в итоге к нему даже приклеился эпитет «непотопляемый». И даже довольно робкие попытки критических выступлений в СМИ немедленно вызывали волну гневных писем, в которых говорилось, что Семен Викторович всегда был «честнейшим человеком» и «талантливейшим руководителем». Ну, в его честности мы сейчас убедились в полной мере. 64-летний бывший чиновник, увенчанный многочисленными наградами… и такой бесславный финал, бросающий тень на всю исполнительную власть региона.

Что касается Риты Низамовой, здесь тоже есть над чем подумать. В ходе судебных заседаний она заявила, что исполняла волю вышестоящего начальства, подразумевая бывшего министра экономического развития и промышленности Иркутской области Игоря Корнеева и бывшего руководителя агентства по туризму Ирину Рютину. По ее словам, именно Корнеев и Рютина разработали преступную схему «квоты в обмен на деньги», а она лишь выполняла их указания. Стоит заметить, что во время судебных слушаний выяснилось, что Ирина Рютина действительно присутствовала во время встреч Низамовой и Журавлевой. То есть все происходило у нее на глазах. Довольно странное совпадение, не так ли?

Безусловно, шок от приговора испытали не только в Иркутске. Эта новость обсуждается и на федеральном уровне. Естественно, выдвигаются различные версии. Один источник из бывших прокурорских работников, просивший не называть его имени, высказал предположение, что в этом деле, возможно, были и другие коррупционные эпизоды, но в обвинительное заключение они не вошли.

Владимир Козыдло, член совета Адвокатской палаты Иркутской области, признался, что потрясен приговором:

— Я хочу знать, что тогда должна получить Евгения Васильева (фигурантка по делу Оборонсервиса), если будет доказана ее вина. Наверное, ее должны вообще четвертовать, ведь там идет речь о миллиардном хищении. Честно говоря, я в ужасе от этого приговора. Прокурор в суде выступает от имени государства, требует наказания от имени государства. Но суд, получается, ставит себя выше государства. Я считаю этот приговор чрезмерно суровым и несоразмерным содеянному преступлению.

Действительно, вердикт по делу Низамовой-Крутя требует серьезного осмысления. Рита Низамова за взятку в 1739 тыс. рублей. получила 9 лет и астрономический штраф. При этом совсем недавно завершился процесс по другому громкому делу — Екатерины Коверзневой, сбившей в июле прошлого года насмерть троих человек. Суд приговорил женщину к 7, 6 года в колонии общего режима. Получается, отобранные жизни троих человек менее тяжкое преступление, чем взятка в 1739 тыс. рублей?

И не означает ли этот вердикт, что государство взяло курс на китаизацию российского правосудия?

Напомню, что в Китае коррупционные преступления караются особенно жестко, вплоть до смертной казни. Смертная казнь у нас, слава богу, отменена, но наказание все четверо получили действительно очень серьезное. Можно даже сказать, максимально серьезное. Разумеется, подсудимые будут пытаться обжаловать приговор. «Пятница» будет следить за развитием событий.

Иллюстрации: 

На фото из зала суда — подсудимые (слева направо) Семен Круть, Юлия Журавлева, Рита Низамова, Николай Щербаков. Они еще  не знают, какой вердикт вынесет судья, и надеются на снисхождение, ибо все четверо никогда раньше не привлекались к уголовной ответственности, имеют положительные характеристики, и самое главное — все искренне раскаялись в содеянном. Однако Фемида проявила к ним необычную суровость, приговорив всех участников преступной схемы к реальным срокам заключения
На фото из зала суда — подсудимые (слева направо) Семен Круть, Юлия Журавлева, Рита Низамова, Николай Щербаков. Они еще не знают, какой вердикт вынесет судья, и надеются на снисхождение, ибо все четверо никогда раньше не привлекались к уголовной ответственности, имеют положительные характеристики, и самое главное — все искренне раскаялись в содеянном. Однако Фемида проявила к ним необычную суровость, приговорив всех участников преступной схемы к реальным срокам заключения
baikalpress_id:  96 129