В школу тропой Хо Ши Мина

В конце 2013-го Макарьевская среднеобразовательная школа (СОШ) отметила юбилей — 100 лет.

Ну, представить, что где-то в Восточной Сибири за год до начала Первой мировой в деревне Макарьево (сегодня следов не найти) вдруг объявилась школа, а это обязательно церковно-приходская, невозможно. Ну, во-первых, деревня — не село и церквей там не возводили, а значит, не было и батюшки с матушкой, которые по мере сил своих сеяли разумное и доброе за дополнительную плату от Синода. А во-вторых, архитектурно это коровник из бруса. В те времена брус вообще не делали. В 30-е годы прошлого века в Советской России в шарашках проектировали не только оружие, танки, самолеты, но и коровники для колхозов, тогда же появился брус. В том месте, где сейчас стоит «юбилярша», в 1934 году сидельцы ГУЛАГа построили заводик по производству химического оружия, официально — Ангарский металлургический завод, металлургический — это чтобы Абверу втереть очки. Построить завод — это полдела, а кто будет делать химический боезапас?

Нет такой крепости, которую бы не взяли большевики. И вот большевику: езжай в Черемхово, там для тебя работа. От Черемхово до Магадана совсем рядом. Молодой специалист-химик, учился бесплатно, даже стипендию получал, вот на три года на секретный объект. Ну, а просто рабсила — это из ближайших деревень: когда тебе предлагают живые деньги вместо палочек в замусоленной тетрадке бригадира, помчишься с радостью. А через пять лет пошли эшелоны скотовозов (двухосные товарники с трафаретом: 10 лошадей или 25 человек), в них — только что освобожденные из Западной Украины, Бессарабии, через год из всей Прибалтики, согласно пакту Молотова — Риббентропа. Угоняли в неволю целыми семьями. Появились дети, вот для них-то и построили брусовую школу-коровник как раз через дорогу от АМЗ. Дети учились. Боеприпасы делали аж до 1949 года. И еще 64 года школа соседствовала с руинами АМЗ. И только в прошлом году страшно ядовитый хлам вывезли и захоронили в одном разрезе неподалеку от Черемхово.

Технология захоронения впечатляет: пять слоев бетонитовых матов, проложенных 2-мм пленкой, сверху 1,5—2 метра суглинка.

Ну а Макарьевская СОШ делает очередной набор первоклашек, точнее, готовит к 1 сентября с. г. Рекультивация в проекте. Две скважины по-прежнему тянут воду из-под АМЗ, обитатели Макарьевского гетто, в том числе школьники Макарьевской СОШ, очищенной воды из Ангары недостойны. Все как всегда.

Теперь о тропе Хо Ши Мина. Это дорога в школу. Вообще-то дорог здесь никогда не было, есть направления, перекопанные поперек канавами для стока паводковых и дождевых вод. Ну и, как везде, переулки, куда оттаскивается мусор. Мусором меня не удивить, моя сознательная жизнь началась на свалке, куда плавно перетекала улица окраины г. Астрахани, где наш отец построил дом. Так вот та послевоенная свалка и сейчас — это земля и небо! Продукт жизнедеятельности человека увеличился в тысячи раз.

И вот школьник, преодолев изрытое канавами направление, сворачивает в переулок, а там свалка. После свалки — дикое поле, асфальт (знаков никаких), снова поле и полоса отчуждения железной дороги, четыре железнодорожные колеи со стрелками-автоматами, снова полоса отчуждения, где посторонним, не железнодорожникам, делать нечего, две транспортные развязки, а там сам выбирай, где тебе удобнее и быстрее добраться до школы. Каждый школьник тащит с собой сменку. Ну, чем не тропа Хо Ши Мина (Дядюшки Хо), так же опасно. Одно преимущество — сверху не стреляют, не бомбят.
Две проблемы в Макарьевском гетто по значимости: неочищенная вода из-под останков АМЗ и мусор. Я пытался через газету «Свирская энергия» предать гласности это безобразие, директору Макарьевской СОШ предлагал это оформить как социальную инициативу, притом что и я, и директор знаем мнение мэра по проблеме: «Сами намусорили, сами и убирайте!» И пещерное сознание обитателей гетто: отпихнул от себя мусор подальше в переулок — и хорош. Такая картина по примеру городка там, где частный сектор.

Теперь о другом. Националистам-западенцам не за что нас любить. РФ, конечно, несет ответственность за судьбы сталинских спецпереселенцев, которых, как рабов, вывезли из только что освобожденных, отнюдь не по их просьбе. А освобождали их таким образом аж три раза.

Теперь о заслугах и компенсациях.

До начала Второй мировой мы имели более 120 подлодок разного класса, и все они имели аккумуляторы, изготовленные на номерном заводе (будущий гигант эл. химии ВостСибЭлемент). Необходимо было как можно быстрее восстановить экономику, памятуя, что могущество России должно прирастать Сибирью.

В 1960-м я, отдав долг Родине, приезжаю на прежнее место работы, что за Уралом, там нефтепродуктопроводы, коллектив на 90% из западенцев. Потом нефтепроводы в Красноярском крае — там зеки. 70-е годы прошлого века, Иркутская область, снова нефтепроводы и страдальцы большой химии со всего Союза. Зеки-химики — это все подкрепление сталинским спецпереселенцам. Заслуги спецов сталинских очевидны, а их как скот — на неочищенную воду, мусор. Здесь патовая ситуация. Мозгов наших двух мэров хватило лишь на то, чтобы продавать обитателям Макарьевского гетто неочищенную воду. Без договоров, без приборов учета и даже без водопровода, вместо водопровода — акведук, изобретение древних римлян. Но жители бегут в Водоканал платить! Это остатки западного менталитета. В советские времена за неочищенную воду из колонки не платили! Чтобы стимулировать процесс, мэр поручил Водоканалу выдавать (т. е. продавать) справки. Придешь за справкой, а тебе: «А ты за воду заплатил?» И платим за всю домовую книгу по нормам Совнаркома. Проделать такую же комбинацию с мусором в частном секторе мэр не желает. Подождут с мусором. Макарьевскую СОШ, несомненно, лет через 50 закроют, и проблема мусора не будет столь кричащей. Время лечит.

А.Игнатьев, г. Свирск

baikalpress_id:  95 269