В посёлке Большая Речка живёт орденоносная семья

На прошлой неделе Владимир Путин наградил орденом «Родительская слава» семью Власовых из поселка Большая Речка, что в Иркутском районе.

Читатели «Пятницы» знают семью Власовых: в 2010 году мы уже рассказывали о ней в публикации «Чем больше, тем лучше». У Власовых десять детей (пять мальчиков и столько же девочек). Все не только отлично учатся, но и помогают родителям содержать большое крестьянское хозяйство в Большой Речке (поселок в 52 км от Иркутска по Байкальскому тракту). Как написано в указе президента, Анатолий и Ольга Власовы награждаются за «заслуги в воспитании детей и укрепление семейных традиций». Отличный повод для визита: репортерская группа «Пятницы» побывала в гостях у орденоносной семьи.

Ольга и Анатолий познакомились 7 ноября 1980 года на демонстрации. Она была секретарем комсомольской организации цеха на заводе «Радиан», а он учился на историческом в ИГУ.

— Он очень необычно за мной ухаживал, — вспоминает Ольга. — Например, я ему говорю: «Как бы мне хотелось ходить в университет с дипломатом! Все с дипломатами, а я с простой сумочкой». Толя за ночь разобрал старый чемодан, сделал узенький дипломат, обтянул его кожей, поставил новенькие замки и принес мне утром свой подарок! Или захотелось мне кожаную сумочку, как у подружки. Толя узнал и за ночь из отрезанных голенищ кожаных сапог сшил мне модную сумку... Потом была такая история. Я любила играть в пинг-понг, а теннисного стола во дворе у нас не было. Стоило мне пожаловаться Толе — выхожу утром из дома и что же вижу? Сияет зеленой краской новый теннисный стол, и даже сетка на нем натянута!

В общем, сами понимаете, трудно было отказать такому напористому человеку. Разве часто встречаются на свете люди, готовые выполнить любое твое желание?

Ольга считает, что мечты сбываются, если ты в них действительно веришь. Например, у нее в девичестве была фамилия Россова. И как только не коверкали эту фамилию! Учителя иногда специально меняли ударение, вызывая Олю к доске. «В десятом классе я прочитала «Мать» Горького, пришла и говорю девчонкам: «Как бы я хотела, чтобы у меня была фамилия Власова!» — вспоминает Ольга. — И вот теперь у меня фамилия Власова!»

Переломным для семьи Власовых оказался 1991 год, когда они переехали в поселок Большая Речка.

Тогда они были ничем не примечательной городской семьей: мама, папа и двое детей.

— Я работал участковым в РОВД Иркутского района, — вспоминает Анатолий. — И вот меня вызывают к начальнику и спрашивают: «Нужен участковый в поселок Большая Речка. Поедешь?» — «А квартиру дадут?» — «Сельскому участковому не то что квартиру — дом дадут». И я согласился.

Деревянный дом на улице Чайковского, 13, стоял недалеко от реки Ангары, справа — сосновый лес, неподалеку школа и детский сад. Ольга Власова устроилась работать воспитателем в детский сад, а дети пошли в школу. И вот один за другим стали появляться малыши: Артем, Владислав, Андрей, Елена, Татьяна, Кирилл, Ангелина и последняя — Аллочка. Старшие дети, Настя и Алексей (31 и 28 лет), уже получили образование и работают. У Насти родилась дочь — первая внучка.

— Может, Большая Речка — это такое место заколдованное? Может, домовой в этом доме особенный? — в шутку удивляется Анатолий, глядя на свое большое семейство.

— Вот так мы и живем, — улыбается Ольга. — Ложимся поздно, встаем рано. Корова у нас есть, бык, кролики, куры, гуси, утки, восемнадцать соток огорода. Весной наш папа пашет поля на своем тракторе всем соседям в округе. Мальчишки ему помогают. Вечером приходит, ни рук, ни ног не чувствует, уставший. Я начинаю причитать: «Ну, совсем упахался наш папочка!». А он только улыбается. Он ведь за всякую работу берется! Приходят мужики, спрашивают: «Сотовые чинить умеешь?» Он говорит: «Умею!». Я ему тихонько говорю: «Ты что, ты же не умеешь?».А он: «Научусь» И, правда, научился. И холодильники научился ремонтировать. И антенны «Триколор» научился монтировать — и в Листвянку, и в Иркутск ездит устанавливать. Зарабатывает везде, где только может...

Несколько лет назад один знакомый предложил Власовым походную армейскую чудо-печку. В ней выпекают в больших объемах ржаной и пшеничный хлеб, французские булочки, батоны с маком и сыром. Но запросил за эту печку аж девяносто тысяч. Анатолий и Ольга думали, что они накопят и постепенно расплатятся за печку-кормилицу. Но знакомый ждать не захотел и вскоре нашел богатого покупателя.

— Когда нашу кормилицу увозили со двора, — вспоминает Ольга, — мы все стояли и плакали.

Глава семьи несколько лет искал такую печку и в Иркутске, и в Ангарске, и в Усолье-Сибирском, но везде за нее просили большие деньги: от двухсот пятидесяти тысяч.

— И однажды произошло чудо: тот же самый знакомый, который дал и потом отобрал у нас первую печку, привез нам точно такую же. «Покупай за пятьдесят тысяч», — сказал он мне. — вспоминает Анатолий. — Таких денег у меня не было, и мы сторговались за двадцать пять.

Поэтому каждые вторник и пятницу к Власовым приходят жители Большой Речки и покупают французские булочки, батоны с маком, хлеб ржаной, пшеничный и дарницкий. Вместо денег соседи часто приносят мед, молоко, сливки и даже резные берестяные кружки и туеса. Печка — большая, пузатая железная, на колесах, выкрашенная по-армейски в цвет хаки — стоит в огороде. Рядом приютились пять ульев — и мед свой научился Анатолий получать. А в огороде посажены картошка, капуста, в теплице помидоры, и всякая огородная зелень — это уже Олина забота.
Когда детей стало больше, чем трое, Анатолий и Ольга задумались: как сделать так, чтобы они не болели зимой, заражаясь один от одного? Прочитали в книгах и внедрили закаливание.

— Всю зиму каждый день наши дети бегают по огороду в одних трусиках и обливаются холодной водой, — рассказывает Ольга, показывая фотографии. — И действительно, ребята перестали простывать. Даже учиться стали лучше. Кирилл и Таня вместе окончили третий класс на отлично, Андрей и Елена — седьмой на пятерки. Владислав окончил девятый.

В доме много музыкальных инструментов: фортепиано, аккордеон, баяны и балалайка.

В поселке нет музыкальной и художественной школ, но Ольга и Анатолий смогли привить своим детям любовь к музыке и рисованию. Старшая дочь, Анастасия, стала художницей. Совсем недавно родители вернулись из Иркутска — были в колледже на госэкзаменах у сына Артема, ему 20 лет, он саксофонист.

— Артем еще играет, а мы слышим, как преподаватели между собой говорят: «Пять! Ставьте пять! Отлично сыграно!» — сияет от счастья отец, как будто бы это он играл на экзамене вместе с сыном. — А ведь как ему трудно было учиться! Сам зарабатывал себе на жизнь. А теперь вот поедет в Санкт-Петербург на эстрадное отделение поступать. Мы договорились, что билеты в один конец мы ему купим, а там он сам устроится.

На 50-летие Ольги племянник Женя подарил ей путевку во Францию. «Мы поднялись на Эйфелеву башню, и Толя наполнил бокалы шампанским. Париж утопал в облаке розовых лепестков — это цвела сакура… Я всегда мечтала об этом», — рассказывает Ольга. А потом супруги из Большой Речки съездили в Нормандию, дегустировали вино в винных погребах, побывали на Французской Ривьере, и Ольга купила себе духи на фабрике «Фрагонар». Столько лет они мечтали побывать где-то вдвоем — и вот мечты сбываются!

— Когда-то давно, на нашей свадьбе, Ольга спросила меня: «Сколько ты хочешь детей?» И я ответил: «Семеро по лавкам!» У моей прабабушки Меланьи Васильевны Тищенко было десять детей, и прожила она ровно 100 лет! Когда меня спрашивают, зачем мы столько детей нарожали, я обычно отвечаю: «А ты представь, что твои родители решили бы, что им не нужны дети. И тебя бы не было. И мы бы с тобой сейчас не разговаривали!» — говорит Анатолий.

— А мне с укором женщины говорят: «Чем ты такую ораву кормить будешь?» — поддерживает Ольга. — Я смеюсь просто! Это в деревне-то жить — и не прокормить? Да мы ни одного человека, который к нам в дом зашел, без чая не отпустим! У нас всегда на столе свежий хлеб, молоко и горячий чай. А главное ведь не в этом. Еще Лев Толстой говорил: «Счастлив тот, кто счастлив у себя дома».

baikalpress_id:  95 500