В посёлке Большая Речка строят корабли

Большая Речка — поселок удивительный. На первый взгляд, кажется обычной деревней, но есть в Большой Речке одна особенность, которая выделяет ее из всех селений по берегам Ангары.

Если побыть здесь денек-другой, то создается ощущение, что каждый второй большереченец — резчик по дереву, а каждый третий — кораблестроитель. Поселок мастеровых-умельцев и выглядит не так, как другие деревни и села области. Здесь редко можно встретить дома-развалюхи, местных мужичков в состоянии глубокого запоя, мусор и другие приметы многих деревень. Дома в Большой Речке — добротные, расписные, обильно украшенные резьбой, много двухэтажных коттеджей, стоящих между сосен, на берегу живописного залива Ангары. Но самое главное богатство — это люди. Все, кто хоть раз бывал в Большой Речке, удивляются обилию здесь художников и поэтов, мастеров-самородков, увлеченных необычным творчеством.

На одной из улиц поселка стоит обычный, ничем не примечательный домик.

Хозяин скромной большереченской усадьбы ведет нас в огород, где за старенькими тракторами и сараями неожиданно, словно из земли, вырастает огромный корабль. Махина длиной 14 метров фактически занимает всю площадь огорода. Выглядит сооружение как те суда, которые ходили по морям и океанам еще до революции. Красивый парусник с мачтами, каютами и всем необходимым. Главное украшение корабля — дракон на корме. По лесенке мы поднимаемся внутрь, а там уютные каюты. Пахнет деревом, смолой и лесом.

— Я с детства на воде. В юности жил на Сахалине. Первую лодку сделал в 16 лет, вторую — в 50 лет, а третий корабль — вот сейчас. Надо было раньше начать, конечно, а я на старости лет взялся за такое дело. Зато расту — каждое судно все больше и больше, — говорит житель Большой Речки Виктор Александрович Ткаченко.

Хотя поселок и мастеровой, но в народе судостроителя называют чудаком. Почти десять лет в глухой тайге в полном одиночестве он строил корабль.

— Дети не понимают, говорят: «У бати крыша поехала, корабль строит. Лучше бы нам еще один дом построил». Вот у меня четыре сына и три дочки. Они очень хорошие строители, но корабль для них — это дикость. А я им говорю: «Вы бы лучше, чем дома строить, в год по одной яхте строили. Можно было бы такие деньги зарабатывать!» — говорит строитель.

Виктор Ткаченко — бывший лесник, более сорока лет проработал в лесном хозяйстве, в 25 километрах от Большой Речки, и знаменитый на всю округу охотник — добыл более тридцати медведей и волков. Охотничьи байки про медведей может рассказывать часами. Но главным делом своей жизни считает строительство.

— Я столько домов построил! Наверное, сорок изб, поэтому думал, что корабль могу легко сделать. Оказалось, построить судно намного сложнее, чем поставить дом. Но любой лесник — он как крестьянин, все умеет делать. Я и скот умею держать, и технику ремонтировать, и строить. Чем я только не занимался! — говорит житель Большой Речки.

Идея построить большой красивый парусник возникла у него несколько лет назад. На одной из лесных делян лежало много поваленных кедров. «Чего добру пропадать», — подумал Виктор Александрович и решил построить настоящий корабль. На Байкале все малые и большие суда раньше делали из кедра. Это крепкий и надежный материал. В отличие от других деревьев, кедр не дает трещин, не лопается, очень долго не гниет.

Свой парусник мастер из Большой Речки строил по наитию — чертежами и фотографиями не пользовался, все придумывал на ходу.

Первым делом соорудил киль, потом начал думать, как построить все остальное. На корму решил посадить дракона.

— Я вырвал в лесу дерево с корнями, посмотрел — голова дракона. Я ее немного подрубил, зубы вставил и прикрепил к корме. Обычно все эти русалки или другие существа на корме служат оберегами, мой дракон тоже, наверное, будет меня оберегать. Рыбнадзор и другие контролирующие органы увидят дракона с раскрытой пастью и проедут мимо, — шутит Виктор Александрович.

Корабль получился большим — от носа до кормы 14 метров, высота мачт метров восемь. Судно сможет перевозить до 30 человек. Глядя на высокий крепкий корабль из кедра, построенный по всем правилам судостроения, трудно представить, что такую махину мог сделать один человек. Надо быть не только человеком очень трудолюбивым и настойчивым, но прежде всего физически сильным. Как оказалось, этих качеств мастеру не занимать.

— В тайге когда жил, по 30—40 км каждый день проходил, на лыжах сейчас за зиму прохожу до трех тысяч километров. Я без дела не сижу — либо строю, либо охочусь. Заметил, когда ничего не делаешь — болеешь, а как начинаешь работать — все проходит и вдохновение появляется, — говорит строитель.

Высокий красивый парусник он решил назвать «Атаман Гайдук», в честь знаменитого прапрадеда. У жителя Большой Речки любопытная родословная. Его далекий предок, атаман Гайдук, во времена Екатерины Второй был русским Робин Гудом — жил в лесу, в верховьях Дона, и грабил помещиков, а все отнятое у богатых раздавал бедным — нищим и крестьянам. На такой рисковый путь его побудила личная трагедия: в молодости по вине помещиков погибла его молодая красивая жена. Сыновей атамана Гайдука Екатерина Вторая в кандалах сослала в Сибирь. Так и появился род Ткаченко в этих местах.

— Корабль я решил сделать в память о своем прапрадеде. На Дону его все помнят и уважают, надо, чтобы и здесь внуки помнили, — говорит Виктор Александрович.

По словам мастера, «Атаман Гайдук» почти готов, осталось увеличить рулевую часть и доделать некоторые детали. Теперь самое сложное — спустить его на воду. Дом кораблестроителя стоит примерно в двух километрах от воды, к тому же спуск к реке не прямой, а через множество проулков. Мастер говорит, что, скорее всего, придется срубить некоторые деревья, иначе корабль трудно будет перевезти через узкие улочки.

На воду «Атаман Гайдук» должен был спуститься в начале лета, однако Виктор Александрович приболел, поэтому торжественный спуск корабля намечен на конец августа.

А пока семья Ткаченко использует корабль как дополнительный дом. Он утеплен, есть печка, так что можно спокойно жить даже зимой.

— Я собираюсь переезжать на север Байкала. Всегда мечтал жить на берегу озера. Там места дикие и не нужно платить за стоянку корабля. Примерно 130 километров от ближайшей деревни. Там друзья взяли землю. Природа, тишина, волн нет, вода тихая. Турбизнесом не думал заниматься, какой мне бизнес, мне уж скоро 70 лет стукнет! Может, устроюсь в заповедник лесником, а летом буду ходит на корабле, — рассказал о своих планах житель Большой Речки.

Как выяснилось, строительство кораблей — самое популярное увлечение местных жителей. Виктор Александрович Ткаченко рассказывал, что три его друга тоже строят корабли. Доморощенное судостроение, видимо, связано с близостью к Ангаре: корабли можно направить к Байкалу или бороздить просторы реки — для радости туристов и гостей поселка. Например, на одной улице, напротив друг друга, живут сразу два капитана — знаменитый уже на всю страну Алексей Шутько и известный иркутский писатель и художник Валерий Нефедьев.

Обычно люди, которые подолгу работают в тайге, увлекаются разным лесным творчеством — резьбой по дереву, бересте, делают сувениры. Так произошло и с бывшим геологом Алексеем Шутько. Вначале он делал из бересты небольшие сувениры и нужную в быту посуду — вазы, туески, хлебницы, стаканы, потом решил попробовать из этого материала сделать храм, и не один. Берестяной макет храма получился оригинальным и необычным. А потом замахнулся ни много ни мало на корабль. Правда, не из бересты, а из дерева. Мы уже писали о том, как Алексей Шутько строит старинный бриг. По сравнению с судном Виктора Ткаченко его корабль больше — длиной 18 метров. Это самый большой деревянный парусник на Байкале. Уникальность корабля еще в том, что это фрегат Петровской эпохи, копия известного английского корабля «Френсис Дрейк». На корабле все как на старинных парусниках — три каюты и кают-компания, пушки, штурвал, якоря, просторная палуба. Оберегом от шторма и других морских напастей служит русалка на корме.

Строил свой фрегат мастер из Большой Речки около десяти лет. Недавно спустил его на воду, но сходить на нем по Байкалу не довелось. Кто-то из местных хулиганов поджег корабль, и хотя сгорели только обшивка и кают-компания, которые затем восстановили, у кораблестроителя пропало желание ходить на своем детище по байкальской ниве.

— Корабль никто не охранял, я думал, что ничего с ним не случится. Вся деревня радовалась, когда я его строил! Все, кто приезжал в Большую Речку — гости, туристы, все приходили ко мне, дети лазили по кораблю, играли в нем, — рассказывает Алексей Шутько.

По его словам, все произошло ночью. В 2 часа ночи ему позвонила соседка, сказала, что горит корабль.

— Мне повезло, что она смотрела ночью телевизор и увидела, так бы мой фрегат сгорел дотла. Быстро прибыли пожарники, затушили. Кто поджег — не знаю. Врагов у меня нет. Может, пьяные бичи залезли, выпили, вспомнили песню Высоцкого, что сжигать корабли скоро выйдет из моды, и решили подпалить его. Сейчас можно только гадать. Может, лет через двадцать придет человек и скажет: «Алексей, извини, это я поджег твой корабль, я подумал, что ты можешь утонуть на нем», — размышляет создатель фрегата.

Местные жители говорят, что поджечь корабль мог один из егерей. По словам большереченцев, есть в поселке один лесник, который славится нездоровой тягой к поджогам, в общем, местный пироман. Поговаривают, что у него не все в порядке с головой, жжет он все — дома, деревья… Эта нездоровая страсть появилась у него после нескольких поджогов леса по заказу охотников. Оказывается, некоторые любители поохотиться на таежную дичь платят лесничим, чтобы они жгли лес. Считается, что на сгоревших делянах вырастает высокая трава и кустарники и больше приходит зверей — изюбров, оленей, медведей.

Впрочем, на счастье кораблестроителя, его фрегат обгорел только частично, поэтому свой бриг мастер очень быстро восстановил. Но судостроитель говорит, что ходить на корабле уже не хочет, планирует продать его.

— Я немного силы не рассчитал, надо было не 18, а 15 метров его делать. Было бы не четыре каюты, а три. Есть такая поговорка: «Бери по себе, легче при ходьбе». Наверное, я человек вдохновения, делаю, пока интересно. Как вдохновение уходит, для меня это уже пройденный этап, начинаю заниматься чем-то другим. Одно время мне было интересно строить корабль, а потом желание пропало. Главное же, чтобы сам процесс вдохновлял, а не результат. Пока занимаюсь берестой, — говорит строитель.

Сейчас 18-метровый корабль — местная достопримечательность Большой Речки. Стоит он на причале, куда специально приезжают туристы. Недавно, по словам создателя брига, была организована фотосессия для одного из центральных каналов. Корабль одели в паруса, фотографировались на фоне старинного брига.

— Новый корабль я делать пока не планирую. Скорее всего, с другом Виктором Ткаченко, как он свой корабль спустит на воду, походим по Байкалу, — поделился планами большереченский судостроитель.

Поселок Большая Речка славится на всю округу еще и художниками по дереву.

Об этом красноречиво говорят избы, украшенные причудливой резьбой, и оригинальная архитектура домов. Пожалуй, самый знаменитый на весь мир художник, проживавший в Большой Речке, — скульптор Юрий Панов. Об этом жителе поселка есть информация во многих путеводителях и байкальских справочниках. Его дом-музей, наряду с музеем деревянного зодчества «Тальцы», долгое время был одной из главных достопримечательностей Байкальского тракта, куда всегда привозили на экскурсию иностранных туристов.

Юрий Панов, несколько лет назад ушедший из жизни, был человеком со сложной, можно сказать трагической судьбой. В советские времена Большая Речка являлась каторжным поселком, где жили бывшие ссыльные. Там же в советские годы и оказался Юрий Панов, который до этого десять лет просидел в тюрьме за невинные юмористические шаржи на армейскую тему, которые он отправлял друзьям. Условия в сталинских лагерях были ужасные. За десять лет из молодого здорового парня он превратился фактически в инвалида. После отбывания в лагерях Юрия Панова отправили в Сибирь. В Большой Речке он работал лесником, а в свободное время рисовал и вырезал из найденных в тайге причудливых кореньев и капов скульптуры людей, животных, сказочных персонажей, делал мебель. Все его работы имеют особый стиль. В первую очередь в своих работах художник старался максимально сохранить красоту и экзотичность лесных коряг и капов, всего лишь дополняя их характерными деталями.

Самой знаменитой его работой является философский памятник жертвам политических репрессий. Скульптуры выполнены из цельного ствола дерева и имеют барельефы известных политических деятелей. Композиция, установленная рядом с Домом художника, включает изображения Сталина, Берии, Кагановича, а также друзей Юрия Панова, которые тоже попали в лагеря по 58-й статье и погибли от тяжелого труда и болезней. Большереченский художник по дереву первый из российских скульпторов в советское время создал композицию, посвященную жертвам сталинских репрессий. Памятником был потрясен друг Панова, поэт Евгений Евтушенко. По словам супруги, он даже упал на колени в изумлении. Впрочем, реакция на появление неоднозначной политической достопримечательности в советские времена была разной, некоторые убежденные сталинисты накинулись на скульптора с обвинениями и проклятьями.

Сегодня дом Юрия Панова продан, а уникальные скульптуры вывезены в Листвянку.

Там, по словам соседа Алексея Шутько, один из местных предпринимателей решил сделать в своем сувенирном магазине рядом с гостиницей своеобразный мини-музей Юрия Панова. Там стоят его работы и создан небольшой информационный стенд, рассказывающий о творчестве скульптора из Большой Речки, прославившего поселок на берегу Ангары на весь мир.

Иллюстрации: 

Виктор Александрович собирается переехать на север Байкала. Там места дикие и за стоянку корабля не надо платить.
Виктор Александрович собирается переехать на север Байкала. Там места дикие и за стоянку корабля не надо платить.
Фрегат Алексея Шутько — самый большой деревянный парусник на Байкале. Уникальность корабля еще в том, что это фрегат Петровской эпохи, копия известного английского корабля «Френсис Дрейк».
Фрегат Алексея Шутько — самый большой деревянный парусник на Байкале. Уникальность корабля еще в том, что это фрегат Петровской эпохи, копия известного английского корабля «Френсис Дрейк».
baikalpress_id:  96 454