В поле — воин

Чтобы стать начинающим фермером, нужно иметь колоссальный опыт и смекалку

Программа поддержки начинающих фермеров сегодня едва ли не самый желанный сельскохозяйственный грант: в этом году только в нашем регионе к участию в конкурсе на его получение были допущены 145 новых КФХ. Такая популярность вполне объяснима: 1,5 млн руб. в качестве подъемных средств каждому пригодятся. Однако в число счастливчиков войдут единицы — те, кто сможет набрать нужное количество баллов. И вот здесь возникает множество вопросов: из чего складываются эти баллы, можно ли стать фермером с нуля и насколько помощь государства действенна? Ответы знает глава КФХ Евгений Кащеев из Баяндаевского района — в 2013 году он вошел в число тех, кто получил искомую сумму. И он же знает, насколько долог и тернист путь начинающего фермера.

Фермер, учитель, коммерсант

— Быть фермером дано не каждому, — уверенно озвучивает свою позицию Евгений. — Для этого надо уметь пользоваться деньгами, видеть выгоду там, где другие не видят. Коммерческую жилку надо иметь, понимаете?

У самого Евгения таковая, несомненно, есть, хотя и появилась не сразу. Он и его супруга Эльмира родились и выросли здесь же, в селе Половинка Баяндаевского района. Учились в местной школе, были одноклассниками. После девятого класса начали дружить, а едва им стукнуло по девятнадцать — сыграли свадьбу. Через год родился первенец — дочь Вика, сегодня ей уже 15 лет. Всего у Кащеевых четыре дочки, младшей — 4 года. Именно дети, по словам супругов, стали причиной того, что сами они не стали искать лучшей доли в городе, а остались в деревне.

Впрочем, оба, несмотря на лихие 90-е, сумели получить высшее образование. Молодой глава семейства сразу же после свадьбы поступил в Иркутский педагогический университет — на факультет математики, физики, информатики (МФИ). Учился на дневном отделении, параллельно трудясь на трех работах. Так, был он и сторожем, и школьным учителем: за год до получения диплома уже преподавал информатику в школе № 72. После того как Евгений вернулся домой, за учебу в том же вузе взялась Эльмира. Сегодня оба супруга работают в родной школе села Половинка: он учителем информатики (являясь единственным, между прочим, на весь район специалистом с профильным образованием), она — педагогом начальных классов.

— А кем еще в деревне работать? — объясняют они свой выбор профессии. — Либо врачом, либо в администрации, либо в школе. А без образования как устроишься?

И этот факт, кстати, также сыграл им на руку при получении гранта. В качестве условий, которые выдвигаются соискателю, фигурируют такие пункты, как проживание на селе, собственный скот, наличие сельхозтехники, земли не менее 50 га… Образование, правда, требуется сельскохозяйственное. Но тут возникает противоречие, которое чиновники тоже понимают. Людей с высшим образованием, в принципе, в деревнях по пальцам пересчитать можно, так что наличие любого диплома — это уже плюс. Что касается остальных пунктов, то и тут далеко не все просто. Казалось бы — если фермер начинающий, откуда у него будет все перечисленное?

— Свое хозяйство, конечно, коровы у нас были всегда, — рассказывает Евгений, — около 20 голов вместе с телятами. Без этого в деревне никак. А еще у нас была своя торговая точка в Иркутске, где мы продавали нашу молочную продукцию. Но это у меня жилка коммерческая есть, а у других так не получается. Я, например, стал скупать у местных жителей их паи, которые достались им в наследство от колхоза — здесь был колхоз им. Фрунзе.  Деньги я зарабатывал на горбыле — том самом, который все обычно сжигают. Я покупал его на местном ДОКе, делал из него и продавал разные вещи — шканты, штакетник, заборы, табуретки…

Был у Кащеевых и старенький трактор, который хоть и пахал, но разве что чудом. Между тем климатические условия в Баяндаевском районе сложились так, что нередко засуха лишала всякой надежды на хороший урожай. Это отражалось на уровне жизни крестьян — когда скот нечем кормить, его ведут на забой. Кстати, именно такая ситуация сложилась и нынче: с начала весны здесь не было дождя, а луговые поля стоят как футбольные — трава просто не растет. Так что к местному перекупщику (единственному, кто получает выгоду от ситуации) уже сейчас выстроилась огромная очередь сдать мясо.

Работать надо уметь!

Фермерам убытки ни к чему, да и контролировать ситуацию легче, имея в наличии хороший технопарк и наемную рабочую силу. Так подумал Евгений Кащеев в 2012 году и решил стать фермером.

— Я стал понимать, что землю нужно огораживать и пахать, — говорит он. — Только в этом случае можно посеять траву и вырастить корма для скотины. И для этого нужны были новые тракторы, но на них нам своих средств не хватало.

Сегодня Евгений и Эльмира Кащеевы в один голос утверждают: о том, что остались в деревне, не жалеют. Хуже ведь жить не стали. Наоборот, становится лучше. Приходится крутиться, конечно, не без этого, скупать, например, старую технику — культиваторы, сеялки.

— Сама деревня вымирает, — уверено заявляет глава семейства. — С каждым годом стариков становится все меньше, а молодежь тут не задерживается. Наши дети, может, и останутся, но только если им понравится то, чем мы занимаемся. Труд это тяжелый! Хотя мы учим их самостоятельности и знаем, что они не пропадут в любом случае.

У Кащеевых вообще любопытная система воспитания. Дети здесь получают деньги за свою работу. Но только за ту, которая приносит доход родителям. Это, например, посадка картошки, которую Кащеевы реализуют, или дойка коров. Уборка же в доме, мытье посуды, полов — это все делается бесплатно.

— К этому мы пришли не сразу, — рассказывает Эльмира. — Просто задумались: если мы платим наемным рабочим, то почему дети у нас должны работать даром? Кроме того, благодаря этому они учатся считать деньги, видеть возможности и распределять бюджет. Старшая дочь Вика на свои деньги уже купила себе телефон и ролики.

Тем, кому такой метод покажется неправильным, Кащеевы приводят следующий аргумент: с хорошими работниками в деревне в целом огромная проблема. Да, как начинающие фермеры и участники программы, они должны создать три рабочих места. И рады бы, ведь каждый работник приносит работодателю прибыль. Однако у Кащеевых сейчас работают лишь одна доярка и механизатор — да и тот родной отец.

— Пока что людей в деревне хватает, — говорит Евгений. — Но, как оказывается, мало кто умеет работать на тракторе. Вдобавок, поработав неделю, все они уходят в запой. Еще и жалуются, что мы им мало платим — 8 тысяч. Да это хорошая зарплата по деревенским меркам, у нас у самих оклады в школе по 10 тысяч! Мы, фермеры, работаем с утра до вечера. И готовы платить, но люди работать не хотят. Вот честно, до слез бывает обидно за такое отношение, особенно когда тяжелая пора идет!

Реально. Но дорого и долго

Стать фермером на бумаге, замечают мои собеседники, несложно. Однако надо понимать, что будет дальше.

— В 2013 году мы выиграли наш первый грант, — говорит Евгений. — С его помощью мы приобрели два трактора с навесным оборудованием и племенного бычка, однако сейчас я понимаю, что грант — это не панацея.

И вот почему. Прежде всего 1,5 млн в объемах сельского хозяйства сущие пустяки. К примеру, стоимость одной только племенной коровы начинается от 150 тыс. руб. А еще надо закупать семена, ГСМ, провести электричество, пробурить скважины, построить коровники и теплицы. Ну а на полтора миллиона сейчас и вовсе можно купить лишь один трактор. А их надо как минимум три — скосить траву, собрать, вывезти.

Сама государственная программа финансовой поддержки фермеров состоит из нескольких ступеней. И основные из них — программы «Начинающий фермер» и «Семейная ферма». В последнем случае выделяется более весомая сумма — до 20 и более миллионов. При этом получить поддержку от государства можно только два раза. Но тот же Евгений Кащеев, по его собственному признанию, сможет принять участие в конкурсе на семейную ферму только лет через 6—7. Ибо до того уровня ему еще нужно дорасти.

— Вот моя база, — показывает мне Евгений строящийся домик и зеленые поля — свою заимку. — Пока что мне удалось огородить и засеять поля, а также провести электричество — только на третий год хождения по различным кабинетам. В планах — строительство большого коровника и собственная скважина. Дело в том, что в нашем селе остро стоит вопрос с питьевой водой: реки вокруг нет, на всех только одна водокачка. Я своих коров гоняю на водопой, и попробуй пригони стадо после обеда — животные останутся без воды! Так что скважина — первостепенная задача.
А еще Евгений собирается строить большую промышленную теплицу для выращивания картошки. При условиях правильной агротехники он планирует поставлять на рынок до 40 тонн картофеля в год. Но все эти амбициозные планы ему придется осуществлять самостоятельно — за свой счет.

— И это реально, — говорит Евгений, — просто долго очень. Денег как таковых мы не видим, живем на зарплату жены. Свою получку я отдаю за кредиты — куда же в нашем деле без них, а все, что выручаем за молоко и мясо, приходится вкладывать в развитие. А ведь хочется и для себя пожить!

Вот и получается, что на таких, как Евгений Кащеев, пока и держится село. А ведь развитие сельского хозяйства в регионах — задача государственной важности. Остается надеяться, что в будущем помощь фермерам станет более весомой, нежели сейчас. Ведь все мы хотим есть чистые овощи и свежее, недорогое мясо.

Пока же фермерам остается уповать на собственную смекалку, а потребителям — экономить на продуктах. И только посредники, как всегда, не внакладе.

Иллюстрации: 

Крепкий хозяйственник и педагог со стажем — Евгений Кащеев
Крепкий хозяйственник и педагог со стажем — Евгений Кащеев
Евгений Кащеев вместе с работниками (по сути — семейный подряд) показывают свои новенькие тракторы. Что ни говори, но за это они очень благодарны правительству
Евгений Кащеев вместе с работниками (по сути — семейный подряд) показывают свои новенькие тракторы. Что ни говори, но за это они очень благодарны правительству
Коровы Кащеевых пока пасутся с остальным деревенским скотом. И, по правде говоря, места тут красивые!
Коровы Кащеевых пока пасутся с остальным деревенским скотом. И, по правде говоря, места тут красивые!
baikalpress_id:  106 642