В Нукутский район вернулся забытый вкус хлеба

Константин Сергеев из села Ей открыл пекарню и стал примером для молодежи

По мнению многих нукутцев, самый вкусный хлеб пекут в селе Ей. Этот населенный пункт расположен в живописном уголке района. С одной стороны возвышаются горы, с другой тянутся обширные луга. Казалось бы, живи и радуйся, но местных жителей эти красоты уже давно не прельщают. После распада богатого и крепкого совхоза многие были вынуждены покинуть малую родину в поисках работы. Казалось, что перспектив у маленького селения не осталось. Переломить эту ситуацию удалось Константину Сергееву. Предприимчивый мужчина смог за короткий срок с нуля создать собственную пекарню, дать работу землякам, наладить бесперебойное производство хлеба. Мужчина стал примером, глядя на который молодежь стала возвращаться в Ей и пробовать силы в фермерском деле.

Помогла интуиция

Когда Константин Сергеев только планировал открыть свою пекарню, многие к его идее отнеслись с долей скепсиса. Люди не верили, что планы начинающего предпринимателя смогут когда-нибудь осуществиться. Где же мелкому частнику тягаться с крупными производителями хлеба? Конкуренция в Нукутском районе большая. В местные населенные пункты хлеб везут из Черемхово, Усть-Илимска, Зимы; есть свои местные пекарни с именем. Но вопреки всем доводам, которые приводили знакомые, Константин Климович остался верен идее. Сейчас, огладываясь в прошлое, причину своей уверенности в успехе он объясняет так:

— Наверное, это интуиция. Я чувствовал, что должен открыть свое дело. Хотел наладить работу пекарни. Решил основать ее в Ее, потому что это моя родина и мне было больно смотреть на то, как наша деревня постепенно вымирала. Я понимал, что нужно что-то создать для того, чтобы молодежь, рабочее население оставались дома, — говорит Константин Сергеев.

В момент принятия столь судьбоносного для своей жизни решения мужчина работал в поселке Новонукутск. Ему тоже, как и остальным, пришлось переехать из родного села. После развала совхоза «Шаратский», где он десять лет отработал водителем у директора хозяйства, работу дома было не найти. Сергеев попал в нукутскую пекарню. Сначала крутил баранку хлебовозки, а затем, стремительно взлетая по карьерной лестнице, стал заведующим предприятием.

За годы работы он досконально изучил весь процесс производства хлеба. Как-то знакомые сообщили ему, что в Ее растаскивают последние пожитки былого совхоза. Все оборудование было уже давно сдано на металлолом, оставались только строения. Их собирались разобрать и вывезти. Такая перспектива Константина Климовича возмутила, поэтому он решился на кардинальные меры. К тому времени у него в голове уже созрел план создания собственной пекарни. Этой мыслью он прежде всего поделился с друзьями и односельчанами. Кто-то в ответ пожал плечами, покрутил у виска пальцем — мол, что надумал, фантазер. Однако нашлись и те, кто также нашел в этом предложении здравое зерно и поддержал.

— Мы посмотрели здания, в которых когда-то стояла совхозная сельскохозяйственная техника. Ее там уже не было, а сами строения были в плачевном состоянии. Неудивительно, что кто-то хотел их разобрать на собственные нужды. Хоть что-то с них взять. Для меня это означало крах всему. Всем надеждам на то, что в деревне можно было бы что-то заново создать, — рассказывает Константин Климович.

Шестнадцать тысяч кирпичей

После визита на территорию совхоза события разворачивались стремительно. Первым делом начинающий предприниматель отправился на Заларинский хлебозавод, который переживал тяжелые времена и распродавал свое оборудование. Здесь имелось все, что требовалось для пекарни, однако стороны не сошлись в цене. Предложив руководству предприятия подумать неделю, Константин Климович уехал домой, а вернувшись через несколько дней, застал жуткую картину. Слухи о распродаже оборудования разнеслись молниеносно, поэтому отсюда местные вывезли все, что смогли. Единственное, что удалось найти, — некоторые запчасти и механизмы: люльки, цепи и т. д.

Печь для хлеба нукутский предприниматель сразу решил сделать из кирпича и отапливать ее углем. Таким образом можно сэкономить на электричестве, да и вкус у хлеба получается совершенно иной — более «народный». Константин Сергеев сам закупал весь кирпич, делал дымоходы, а печника приглашал для того, чтобы тот показал, как надо складывать кирпич, делать лучший раствор. Многое он почерпнул и из литературы, Интернета.

— Хлопот было много. Здания были пустые, разбитые. Поэтому первым делом мы с друзьями осенью поставили окна, забили и законопатили все старые двери, которые были уже непригодны; сделали себе буржуйку, чтобы было тепло. И в таких спартанских условиях зимой начали ремонтировать помещения. Мы здесь практически жили: и работали, и готовили еду, и спали. Было нелегко, но благодаря постоянной поддержке товарищей, друзей и земляков мы старались двигаться вперед. Были, конечно, и те, кто просто приходил посмотреть, что мы делаем, — говорит пекарь.

Полгода ушло на то, чтобы привести помещения в порядок и поставить большую кирпичную печь. Она сложена из 16 тысяч кирпичей. За это время Константин Климович докупал оборудование. Больше всего проблем было с покупкой форм для выпечки. Он искал старинные, килограммовые, дюралевые.

— Когда мы вывозили оборудование из Заларинского хлебозавода, в углу я заметил десять таких старых форм. Те, кто вывозил все оттуда на металлолом, видимо, их не заметили, поэтому формы и остались. Из них получается хлеб не 500-граммовый, как сейчас в основном выпекают, а 750-граммовый. Я забрал эти формы и решил только их использовать в пекарне. Остальные затем искал, закупал. Можно сказать, что объездил все близлежащие пекарни: в Тырети, Заларях, Черемхово, Зиме. Почти нигде таких не было. Однажды я был в Тайтурке, Усольском районе. Покупал косилку и увидел там пекарню. Зашел, разговорился с ее владельцем, рассказал о своей проблеме. Мы обменялись телефонами, и я уехал. Я уже и забыл об этом разговоре, когда через два месяца мне позвонил мужчина и сказал, что у него есть формы, которые нужны мне. Он оказался знакомым тайтурского пекаря. Тот дал мой номер телефона ему. Я, конечно, очень благодарен ему за помощь. Тогда я в очередной раз убедился, что мир не без добрых людей.

Тестомесы предприниматель купил в Аларском районе, в Новонукутске. Так, с миру по нитке, ему удалось приобрести всю необходимую технику.

Хлеб с душой

7 июня 2014 года свершилось долгожданное событие: из горячей печи вышел первый продукт. Этот счастливый, волнительный момент мужчина разделил со всеми близкими, родственниками. Первую выпечку он раздал друзьям, помощникам, знакомым. Следующую развез по магазинам, по 10—15 булок, где их раздавали бесплатно в качестве рекламной акции. Константин Сергеев дал возможность нукутцам распробовать новый продукт, почувствовать его аромат и вкус. Покупатели сначала отнеслись к хлебу с опаской, однако затем стали требовать добавки. По словам предпринимателя, многие звонили и благодарили за то, что он словно вернул их в старые советские времена, когда хлеб был по-настоящему вкусен, любим. Многие отметили и уже позабытую тяжесть настоящей булки — 750 граммов.

В первой партии из печи вышло 200 булок. Затем постепенно объемы стали расти. Сейчас в пекарне выпускают порядка трех тысяч буханок. 60—70% продукции расходится в родном Нукутском районе, остальная увозится в Балаганский, а с июня и в Заларинский районы. Там ейский хлеб также стал активно завоевывать рынок. Как отмечает производитель, рецепт выпечки классический, и никаких особых ингредиентов он не добавляет. Однако жителям трех районов хлеб пришелся по душе. Все отличают его вкус и аромат.

— Возможно, все дело в печи и в людях, что работают. Они готовят тесто с душой, поэтому оно и живое, — говорит Константин Климович.

Пример для подражания

В пекарне работают 15 человек: пекари, водители. Плюс есть строители, которых привлекают на различные работы. Здесь ее хватает — всегда есть что модернизировать.

После открытия пекарни жители Ея вздохнули спокойнее, у них появилась надежда. Многие бабушки признаются, что каждое утро, как только светает, обязательно выходят на улицу или смотрят в окно, чтобы проверить, идет ли дым из пекарской трубы. «Дым идет — значит, и жизнь продолжается», — говорят они.

Эффект от производства стал особенно ощутим, когда в село стали возвращаться люди. Особенно Константина Сергеева радует, что приезжает молодежь. Многие, глядя на предпринимателя, стали задумываться о том, чтобы заняться на родной земле сельским хозяйством: разрабатывать земли, разводить скот. И в этом им активно помогает ейский предприниматель. В этом году один из молодых жителей, Юрий Гергесов, выиграл грант как начинающий фермер и приобрел японский трактор. В его планах остаться в селе и осваивать нукутские просторы.

— У нас есть молодые, целеустремленные парни, которые хотят работать на родине и жить в деревне. И я считаю, что это правильно, так и должно быть. Я очень люблю свою родину и хочу, чтобы она возрождалась. Для меня главное — заинтересовать молодежь, чтобы она возвращалась на родину, в свой нукутский край. Мой сын Клим, например, сейчас учится в Улан-Удэ в школе олимпийского резерва, но хочет вернуться. Когда приезжает на каникулы, всегда бывает на пекарне, интересуется делами, дает дельные советы. Я надеюсь, что он пойдет по моим стопам, — отмечает Константин Климович.

В ближайших планах у хлебопека — разработка сельскохозяйственных земель. В этом году предприниматель купил 500 га земли и планирует сеять на них зерновые культуры. Кроме того, планирует заняться выпечкой ржаного хлеба. А если есть желание, значит, и силы найдутся.

Загрузка...