В Иркутской области отмечается день 80% всех птиц

Источник: Байкал Инфо
13/05/2012 - 13:19

птицыМеждународный день мигрирующих птиц отмечается 12 и 13 мая в рамках ежегодной глобальной кампании, направленной на популяризацию необходимости сохранения мигрирующих птиц и мест их обитания во всем мире. У жителей Иркутской области вспомнить про мигрирующих птиц именно в эти майские дни есть серьезные поводы. В Прибайкалье подавляющее большинство пернатых (более 80% видов) относиться именно к категории перелетных. Некоторые улетают сравнительно недалеко – в Монголию и северную часть Китая, большинство – на юг Китая, в страны Индокитая, отчасти и в Индию. А многие северные кулики, мигрирующие через Прибайкалье, зимуют на побережьях Австралии.

Сезонные миграции пернатых издавна привлекали пристальное внимание людей. Неспроста народный календарь полон дат, с которыми, например, связан прилет грачей, ласточек. Лет сто назад обеспеченные россияне за большие деньги покупали жаворонков, соловьев, перепелов (особо дорого ценились первые, только прилетевшие особи) для того, чтобы насладиться их брачными песнями. О дореволюционных любителях птиц прекрасно написал Николай Минх в книге «Братья Феврали». Во времена моего детства еще выпекались по старинному обычаю из теста птички с глазами-изюминками, символизировавшие жаворонка, а в широком смысле - приход весны. Сейчас обычаи и приметы, связанные с перелетными птицами, у нас почти забыты. Но, что несравненно хуже, сами птичьи миграции в Восточной Сибири становятся все более слабыми. Лет 40 назад, даже находясь в городе, трудно было не заметить это природное явление, в частности – летящие косяки гусей и журавлей, стаи уток, мелких пичуг - весной, «тучи» уток на водоемах, «волны» дроздов, заполняющие леса и городские парки – осенью. Теперь, чтобы увидеть стаи мигрирующих птиц, надо совершать специальные поездки, а о былом их обилии не приходится и мечтать.

Сибирские просторы, казалось бы, столь вольготные для любой дикой жизни, уже не первое десятилетие поражают «западных» орнитологов исключительно низкой численностью многих видов пернатых. Виновны в этом не только суровые климатические условия, но, прежде всего, неблагополучие на птичьих зимовках в юго-восточной Азии. Птицы, гнездившиеся на огромных сибирских территориях, на китайских (и других южноазиатских) зимовках часто вынуждены концентрироваться на небольших участках. А вокруг – миллиарды местных жителей. И хотя ружейная охота в Китае запрещена (Индокитай, наоборот, переполнен стрелковым оружием, включая автоматы Калашникова), местные жители с давних времен используют для ловли птиц разнообразные ловушки, сети, а в последнее время - яды. Мало того. Естественных местообитаний здесь почти не осталось. Почти все доступные территории превращены в поля, либо застроены. Хуанхэ, Желтая река, полностью разбирается на орошение и промышленные нужды, ее русло пересыхает уже в 200 км от моря. Основные зимовки сибирских водоплавающих и околоводных птиц сейчас связаны с Янцзы. Но в бассейне этой реки построены гигантские водохранилища. Уникальные водоемы низовьев Янцзы (прежде всего озеро Поянг) - последнее зимнее обитание белых журавлей, дальневосточных аистов и многих других редчайших пернатых – уже стали страдать от недостатка воды. Они пересыхают. В недавнем прошлом утки успешно зимовали на китайских рисовых полях. Но используемые огромные количества ядохимикатов и химических удобрений превращают южноазиатские сельхозугодья в смертельную ловушку для всего живого.

По перечисленным причинам численность сибирских водоплавающих уже многие годы сокращается ускоряющимися темпами. Особенно показателен пример с гусями. Их  популяции, гнездящиеся в европейских тундрах России и зимующие в Западной Европе, где охрана птиц хорошо налажена, в послевоенные десятилетия постоянно увеличивались. Сейчас плотность гнездования этих птиц на европейском Севере не ниже той, что была в XIX веке. Ситуация с гусями, гнездящимися в тундрах Восточной Сибири и зимующими в Китае, совершенно иная. За последние 30-40 лет их количество сократилось в десятки раз! На южно-азиатских зимовках кроме водоплавающих гибнут также и птицы вовсе не охотничьи в глазах сибиряков. О катастрофическом сокращении предбайкальской популяции красивейшего солнечного орла (в 1950-х годах – 300-400 пар, в 2007 году – 25 пар) я неоднократно писал. В южном Китае их мясо подают в ресторанах, цена орла на нелегальном рынке дичи достигает 10 тыс. юаней. Коллеги из Улан-Удэ рассказывали о шокирующих фактах массового отлова мелких птиц, свидетелями которых им довелось быть осенью 2005 года в китайской провинции Внутренняя Монголия. С помощью огромного количества сетей «путанок» здесь отлавливаются сибирские воробьиные птицы, мигрирующие на зимовку. Зачем? Прямо у дороги местные умельцы готовят своеобразные шашлыки. На тамошних рынках идет массовая продажа и живых птиц. Результаты налицо. Овсянка-дубровник, всегда считавшаяся обычным видом, несколько лет назад была включена в Международную Красную книгу. В Прибайкалье почти исчезла еще недавно одна из самых массовых наших птиц – большая горлица. Резко поредели стаи очень многих мигрирующих воробьиных, прежде всего это касается самых массовых видов – дрозда Наумана, овсянки-ремеза. Даже обыкновенный скворец стал редкой птицей. Много реже встречается и чибис. Следует сказать, что есть и примеры роста численности некоторых перелетных птиц. Так, на Байкале после 40-летнего перерыва вновь загнездился большой баклан. Но случаев исчезновения пернатых много больше.

Что же делать? Давно пора заключить соглашения об охране перелетных птиц с Китаем и странами Индокитая, требовать, чтобы сибирские птицы перестали быть объектом браконьерского промысла. Это обязанность государственных структур, но им явно не до птиц.

Ну а как же мы сами встречаем птиц, вернувшихся в Сибирь? В 2012 году весенняя охота на водоплавающих в южной части Иркутской области открыта с 5 по 20 мая. Птиц, уцелевших после шести месяцев истребления в южно-азиатском человеческом муравейнике, которым посчастливилось найти достаточно корма, не погибнуть от отравленного приманочного зерна и сетей, сибиряки встречают зарядами дроби. И объясняют это отечественными охотничьими традициями, воспетыми классиками литературы. Полагаю, что если бы во времена наших классиков происходило катастрофическое оскудение живой природы, они первые бы воспели отказ от охоты. По крайней мере – весенней, оказывающей на пернатых (особенно гусей, пары которых сформировались еще зимой) крайне негативное воздействие.

Охотники – не единственная напасть, с которой перелетные птицы сталкиваются на своей родине. Погодные аномалии становятся все более частыми и опасными. 24 апреля 2012 года мощный снегопад (2-3 месячные нормы осадков за сутки) обрушился на южные районы Иркутской области. Из-за низких температур почти сплошной снежный покров пролежал более недели. Когда он сошел, в поселке Хужир на острове Ольхон почти в каждом дворе обнаружили от одной до пяти погибших диких птичек. На фотографии, сделанной лесничим Прибайкальского национального парка Константином Козловым, запечатлена погибшая синехвостка, таежный вид, заселяющий Восточную Сибирь. Снегопад заставил птиц жаться к человеческому жилью, но из-за продолжительных холодов многие все равно погибли. По примерным подсчетам только в Хужире погибло около тысячи пичуг, скорее всего, не только синехвосток. И такие аномалии, которые, по мнению метеорологов должны происходить 1-2 раза в 100 лет, повторяются все чаще. В 2011 году 28 апреля был точно такой же снегопад! В 1983 году даже после менее мощных осадков, причем более ранних (20 апреля), в низовьях реки Унга я обнаружил вокруг кошары, где остановился, около десятка погибших овсянок-ремезов. Трудно оценить масштабы гибели пернатых из-за этого фактора, но они явно значительны.

Тем не менее, погодные катаклизмы меркнут на фоне экологических последствий техногенных катастроф. 25 апреля 2012 года в реку Ангару из-за незаконной врезки в трубу попало огромное количество дизельного топлива. Вначале говорили о 2 тоннах, затем – о 44, сейчас называют 350 тонн. Окончательная ли это цифра? А сколько погибло водных беспозвоночных, рыб, птиц? Загрязненный участок лежит на мощном пролетном пути пернатых, летящих именно сейчас в северную тайгу и тундру. В первой половине мая на нем останавливаются для отдыха и кормежки тысячи уток, во второй половине месяца – многочисленные стаи куликов. Кроме того, здесь имелись колонии крачек и чаек, гнездовья уток, куликов, ряда редких видов (огарь, черный аист, сапсан, филин и других). Крупная река, полная жизни, на протяженном своем участке (в основном, представленном Братским водохранилищем) теперь превратится в биологическую пустыню? Как оказалось, в регионе почти нет оборудования и специалистов по борьбе с нефтяными загрязнениями, при наличии нефтепроводов и нефтехимических заводов. Огромные радужные пятна беспрепятственно распространяются на все большую площадь. Вероятно, даже определять масштабы произошедшей гибели птиц никто не будет.

Полагаю, что произошедшее – закономерный результат деэкологизации страны, разграбления наших природных ресурсов, осуществленной государством фактической ликвидации природоохранных служб, остатки которых могут лишь имитировать природоохранную деятельность. Покрытую нефтепродуктами Ангару окружают массивы сгоревших и полусгоревших лесов из знаменитой ангарской сосны, сплошь пройденные браконьерскими рубками; сравнительно недалеко находятся побережья Байкала, где идет активный дележ земельных участков и их застройка, а места массового отдыха туристов превратились в истоптано-изъезженные пустыри, окруженные мусорными свалками. Да, начав говорить о мигрирующих птицах, приходится переходить к очень острым экологическим проблемам. Но без их решения сохранить пернатых невозможно.
Виталий Рябцев, орнитолог