В Иркутске стало значительно меньше деревьев

Легкие нашего города, которые очищают воздух от вредных для здоровья выхлопных газов, постепенно уменьшаются в размерах. Виной всему — варварская обрезка, увеличение насекомых-вредителей и активное строительство новых микрорайонов, начисто уничтожающих островки зеленых насаждений в городе.

Самая нашумевшая проблема — яблоневая моль. Летом городские яблони напоминают декорации к фильмам ужасов, к тому же моль наносит вред самим деревьям — негативно влияет на процесс цветения и созревания плодов. Борьба с вредителем идет уже не первый год. Ученые говорят, что причинами эпидемии моли в Иркутске является целый комплекс проблем. Это и повышение солнечной активности, которое привело к сильному размножению насекомых, и отсутствие на протяжении многих лет массовой профессиональной обработки деревьев — такой, как проводилась в советские годы.

Для того чтобы избавиться от вредителя, предлагались разные методы — от кардинальных до лояльно-демократичных. После первой химической обработки, которая не принесла особых результатов, обсуждалась идея, причем вполне серьезно, вырубить яблони и посадить на их месте другие деревья. Однако столь кардинальное решение проблем не одобрила общественность города. Затем решили применить новаторский метод — развесить в городе феромоновые ловушки. Но и этот вариант не уменьшил численности моли.

В 2013 году конкурс на обработку деревьев от моли выиграла компания «Аврора Клининг». Ей заплатили более 5 млн рублей, но никакого результата эта обработка не принесла. Работы были выполнены некачественно, считает председатель комитета по жилищно-коммунальному хозяйству администрации Иркутска Булат Дугаров.

В этом году администрация города решила привлечь к решению этой проблемы организации, которые в советское время занимались обработками зеленых насаждений от вредителей. Власти города обратились к опытным специалистам МУПЭП «Горзеленхоз» и ФГБУ «Росельхозцентр».

Горзеленхоз закупил порядка 50 мотоопрыскивателей, а также средства индивидуальной защиты, кубовые емкости, которые ставили на самосвалы, а главное — оригинальный препарат «Актэллик». Его приобрели непосредственно у компании-производителя. Выиграли конкурс и три раза весной и летом опрыскали все деревья химическим препаратом.

— Специалисты Россельхозцентра провели обследование деревьев и пришли к выводу, что эффективность обработки составляет более 90%, а в некоторых местах и все сто процентов, — говорит Булат Дугаров.

Моли вроде бы действительно стало меньше. Сейчас сложно говорить, какая ситуация будет летом 2015 года. По мнению экспертов, популяция моли, скорее всего, сократится. По прогнозу специалистов, в следующем году моль останется только во дворах, не подвергшихся обработке. Для борьбы с ней в местах, где применение химических препаратов запрещено, специалисты предлагают использовать механические способы — например, вредителей можно убрать при помощи мощной струи воды.

Кроме обнаружения паутины на яблонях горожане в последнее время стали замечать, что что-то неладное происходит и с тополями.

В последние несколько лет уже в июне наблюдается такая картина: тротуары рядом с тополями усыпаны сухими осенними листьями. К тому же в этом году совсем не было пуха. Эта аномалия, конечно, порадовала иркутян, особенно аллергиков, которые каждый год страдали от назойливого пуха, но в то же время вызвала некоторую тревогу. А еще тополя часто гниют изнутри, становятся внутри пустыми, засыхают и падают, что само по себе небезопасно для горожан. Специалисты, работающие с городскими насаждениями, удивляются, почему власти города так активно борются с молью на яблонях, которые не так распространены в Иркутске, и не замечают проблем с тополями, составляющими большую часть зеленых насаждений города.

А между тем наши тополя больны. Раннее высыхание и облетание листвы связано с заболеванием, которое обычно называют ржавчиной: листья деревьев покрываются бурыми пятнышками. Возбудителем заболевания является грибок рода Melampsora. В настоящее время в Иркутске болеет ржавчиной примерно 70% деревьев от общего числа тополей. Ученые говорят, что развитие этого заболевания крайне пагубно отражается на деревьях. Ослабленные деревья, как правило, поражаются цитоспорозом, который значительно ускоряет процесс ослабления (падения иммунитета) и часто приводит к гибели тополей.

Сложно сказать, в чем причина такого повсеместного заражения грибком. Биологи склоняются к тому, что, скорее всего, это связано с экологической ситуацией в городе.

— Развитию подобных заболеваний способствует высокая загазованность воздуха, в том числе по причине нехватки зеленых насаждений по санитарным нормам, — говорит кандидат биологических наук Оксана Виньковская. — Бытует мнение, что проблемы тополей — в их жуткой обрезке, когда от дерева часто оставляют один ствол, полностью срезая всю крону. Могу сказать, что обрезка никак не влияет на развитие ржавчины. В окрестностях города, в лесной полосе тоже много больных тополей, хотя там не проводится обрезка.

А вот другая проблема — отсутствие пуха этим летом — напрямую связана с неграмотной обрезкой деревьев. По словам эксперта, в прошлом году очень сильно обрезали крону тополей. У многих деревьев оставили только стволы, спилили все ветки кроны. А если нет цветов — значит, не будет и пуха. Сыграла свою роль и аномальная погода. В начале весны было очень тепло, и тополя зацвели на три недели раньше положенного срока. А в конце мая неожиданно выпал снег, плоды не завязались или замерзли.

Но, пожалуй, главная проблема заключается в том, что за последние несколько лет наши «зеленые легкие» значительно уменьшились.

Причем деревья погибают не по причине грибка или вируса, а из-за халатного и равнодушного отношения тех, кто ухаживает за ними. Жители Академгородка неоднократно жаловались в администрацию города на то, что благодаря непрофессиональной обрезке зеленых насаждений было фактически уничтожено большое количество уникальных деревьев, привезенных со всего мира. Деревьям не просто немного срезали ветки, а во многих случаях полностью срубили всю крону, оставив одни стволы. Так как места срезов не обрабатываются специальными средствами, туда попадают патогенные микроорганизмы, то есть различные вирусы, и деревья после такой обрезки вначале начинают болеть, затем высыхают и погибают.

Омолаживающую обрезку деревьев выполняют коммерческие компании, в составе которых нет дендрологов. Происходит это очень просто. Как правило, такие компании получают муниципальные контракты на торгах, потому что предлагают самую низкую стоимость своих услуг. Удивляет, что проблему непрофессиональной обрезки в городе обсуждают уже давно, но гастарбайтеры продолжают каждую весну и осень кромсать деревья как им вздумается, а власти города только разводят руками, ссылаясь на несовершенную систему торгов.

Значительное сокращение деревьев напрямую связано и с активным жилищным строительством. С одной стороны, это замечательно, что у нас появляются новые микрорайоны. Но перед тем, как построить новые дома, вырубаются целые рощи, а проекты жилых комплексов обычно не предусматривают посадку новых деревьев в микрорайонах. Между тем в советские времена любое строительство жилых домов включало в себя создание зеленой зоны.

— Это прямое нарушение! По санитарно-гигиеническим нормам в Сибири на одного городского жителя должно приходиться от 10 до 20 квадратных метров зеленых насаждений. В Иркутске на одного человека приходится всего 6,5 кв. м, — говорит Оксана Виньковская. — Неудивительно, что Иркутск входит в число самых загрязненных городов страны.

По мнению экспертов, ситуация с зелеными насаждениями доведена до критического состояния в первую очередь потому, что в городе не существует муниципальной программы озеленения, разработанной на научной основе, с привлечением ученых, в то время как в соседних городах — Улан-Удэ и Новосибирске — она не только разработана, но и с успехом реализуется.

Иллюстрации: 

Горностаевая моль за последние несколько лет стала настоящим ужасом Иркутска. И лишь в прошлом году борьбу с ней доверили опытным специалистам. Есть надежда, что следующим летом моли станет меньше.
Горностаевая моль за последние несколько лет стала настоящим ужасом Иркутска. И лишь в прошлом году борьбу с ней доверили опытным специалистам. Есть надежда, что следующим летом моли станет меньше.
Дендрологи испытывают мало восторга от того, как в Иркутске проводится санитарная обрезка деревьев. Часто от дерева остается лишь обрубок.
Дендрологи испытывают мало восторга от того, как в Иркутске проводится санитарная обрезка деревьев. Часто от дерева остается лишь обрубок.
baikalpress_id:  98 699