В Иркутске состоялся марш защитников животных

В минувшее воскресенье, несмотря мороз и ветер, иркутские зоозащитники вышли на центральные улицы города под радикальным черно-зеленым флагом, который означает готовность к активным действиям.

Лозунги, которые скандировали молодые люди, безусловно, привлекали внимание прохожих: «Откажитесь от мехов, мех — одежда для лохов», «Зверю в клетке не до смеха, откажись скорей от меха», «Шуба — это некрасиво, это кладбище, могила», «Норку я люблю живой, шубы из нее — отстой!». Люди реагировали по-разному: одни — одобряюще, другие — негативно. Но равнодушных не было.

Зоозащитники выбрали для пикета самое людное место на пешеходной улице Урицкого — площадку перед Домом быта. Напротив находится ряд меховых магазинов, и продавцы оттуда восприняли акцию как попытку оскорбить их (торговцев мехом. — Авт.) или обвинить.

— Идите, идите отсюда, — они безуспешно пытались прогнать репортерскую группу «Пятницы». — Здесь нельзя фотографировать. И разговаривать с вами не будем, нет у нас своего мнения…

Весь день зазывалы меховых магазинов пытались перекричать митингующих против меха: «Заходите к нам! Огромный выбор шуб! Доступно и качественно!». Попутно представители меховой торговли переругивались с молодежью из антимеховых: «А в чем ходить тогда?», «Че, сильно умные?», «Сами, поди, в кожаной обуви и в куртках на пуху!?»…

— Вы знаете, как убивают животных на зверофермах? — организатор митинга Анна Шломина объясняет причину возникновения антимехового марша. — Например, пропускают ток через задний проход или половые органы. Зверек испытывает боль, но умирает не сразу, а в течение нескольких минут. В этот момент мех пушится, и шуба получается пушистой, как требуется производителю. Находясь в полном сознании, животные умирают от сердечного приступа. Есть и другие методы убоя: отравление газом, инъекции яда, перелом шеи, удушение. Люди в шубах не осознают, что носят на себе 50—70 душ, которые были жестоко убиты. В XXI веке ходить в шубе — это не круто, это по-пещерному.

Чтобы пробудить сознание горожан, ребята раздавали листовки, кричали в рупор и выпустили на улицу «ходячих мертвецов». Эти молодые люди, загримированные под окровавленных животных и одетые в шубы и дубленки, обильно политые красной краской, символизировали истинное, на их взгляд, лицо меховой индустрии.

У одних прохожих они вызывали ужас и жалость, у других — агрессию и раздражение.

— Что придумали-то? Испокон веку носили шубы, сейчас выкинуть на помойку, что ли? Мы в Сибири живем или где?

— Да правильно все говорят, жалко же животных, сколько можно убивать? Сейчас научились синтетику качественную делать, можно ходить и не мерзнуть, — ссора внутри семейной пары развивалась буквально на ходу.

В скором времени митинг на Урицкого перерос в антимеховой марш — колонна молодежи под бой барабана и лозунги из громкоговорителя проследовала по тротуару улицы Карла Маркса к конечной точке маршрута — фонтану у стадиона «Труд».

— Сейчас наше движение в Иркутске поддерживает несколько тысяч человек, половина из них принципиально не носит мех и кожу животных, — говорит Анна Шломина. — Мы надеемся, что после акции больше людей купит этичную одежду. А в Иркутске появятся магазины красивой одежды из искусственного меха, который выглядит дорого, престижно.

Слово владельцу магазина мехов

Ольга Тарасова, дизайнер и владелица меховой торговой марки TANGO, в день антимехового марша так отреагировала на происходящее на своей страничке в социальной сети:

«Я глубоко верующий человек, мнительный, сомневающийся, самокопания во мне с избытком. И я очень люблю животных, с детства всех спасала — кошек, собак, голубей... Цирки и зоопарки не люблю, жалко животных до слез. Поэтому, когда 25 лет назад начала работать с мехом, я серьезно задумалась: хорошо это или плохо?.. Когда я не нахожу самостоятельно ответа на важный для меня вопрос, я советуюсь с мудрыми людьми. А поскольку я искала ответа не один год, у меня накопилось их целая коллекция. Самый главный ответ, для меня бесценный, подарил мне отец Алексий в одной из московских церквей. «Посмотрите, в чем ваша покровительница, cвятая княгиня Ольга, на иконе стоит. Видите, она вся в мехах, а как ей еще согреться лютой русской зимой?». Он и другие авторитетные для меня люди в разных интерпретациях излагали такую мысль: ты можешь носить, есть, исповедовать что угодно, это твое право, твой выбор, твоя философия. Но если при этом ты осуждаешь всех, кто это не поддерживает, ты тем самым оскорбляешь своих предков, кто это носил/ел/исповедовал, ты оскорбляешь их выбор, их философию...»

Иллюстрации: 

В антимеховом марше «Животные — не одежда» в Иркутске приняло участие больше 50 человек. В течение двух часов молодые люди в возрасте от 13 до 30 лет митинговали перед Домом быта на Урицкого с плакатами «Этичная одежда — выбор современных людей», «Мех — не наряд, это тело зверят», «Мех — животным, человеку — совесть». Акцию поддерживали два хорька и собака породы хаски. По улице ходили «живые мертвецы» — молодые люди с разрисованными лицами и в облитых красной краской шубах и дубленках. После митинга колонна под бой барабана и громкие лозунги прошла по тротуару улицы Карла Маркса до стадиона «Труд»
В антимеховом марше «Животные — не одежда» в Иркутске приняло участие больше 50 человек. В течение двух часов молодые люди в возрасте от 13 до 30 лет митинговали перед Домом быта на Урицкого с плакатами «Этичная одежда — выбор современных людей», «Мех — не наряд, это тело зверят», «Мех — животным, человеку — совесть». Акцию поддерживали два хорька и собака породы хаски. По улице ходили «живые мертвецы» — молодые люди с разрисованными лицами и в облитых красной краской шубах и дубленках. После митинга колонна под бой барабана и громкие лозунги прошла по тротуару улицы Карла Маркса до стадиона «Труд»
Анна Шломина, организатор митинга: «Мнение, что сибиряки должны ходить в мехах, ошибочное. Сейчас очень много производится синтетических волокон, разработанных для Севера, которые выдерживают температуру до минус 60 градусов. У меня есть искусственная шуба. Выглядит шикарно. Купила ее в иркутском магазине три года назад за 11 тысяч рублей. Ее уже пора бы сменить, но ничего подходящего пока не нашла. И это еще одна проблема для Иркутска — отсутствие магазинов с изделиями из искусственного меха»
Анна Шломина, организатор митинга: «Мнение, что сибиряки должны ходить в мехах, ошибочное. Сейчас очень много производится синтетических волокон, разработанных для Севера, которые выдерживают температуру до минус 60 градусов. У меня есть искусственная шуба. Выглядит шикарно. Купила ее в иркутском магазине три года назад за 11 тысяч рублей. Ее уже пора бы сменить, но ничего подходящего пока не нашла. И это еще одна проблема для Иркутска — отсутствие магазинов с изделиями из искусственного меха»
Алексею 15 лет, он учится в авиационном техникуме и подготовился к митингу основательно — для зрелищности он надел вывернутую наизнанку дубленку, облитую красной краской. «Это действительно серьезная проблема. Хотя я не идеалист — если буду замерзать, то буду носить и мех. Но пока я не чувствую, что это необходимо. Вот если бы в лесу, в других условиях, может, и носил бы шкуру, а городскую зиму можно и в куртке пережить»
Алексею 15 лет, он учится в авиационном техникуме и подготовился к митингу основательно — для зрелищности он надел вывернутую наизнанку дубленку, облитую красной краской. «Это действительно серьезная проблема. Хотя я не идеалист — если буду замерзать, то буду носить и мех. Но пока я не чувствую, что это необходимо. Вот если бы в лесу, в других условиях, может, и носил бы шкуру, а городскую зиму можно и в куртке пережить»
Тринадцатилетняя Аня пришла на митинг в компании со своей подругой, хорьком Юной. «Я против того, чтобы животных пускали на мех. И люблю животных живыми, а не мертвыми. У меня нет одежды из меха или кожи животных и вряд ли когда-нибудь будет»
Тринадцатилетняя Аня пришла на митинг в компании со своей подругой, хорьком Юной. «Я против того, чтобы животных пускали на мех. И люблю животных живыми, а не мертвыми. У меня нет одежды из меха или кожи животных и вряд ли когда-нибудь будет»
Все представители меховой торговли поблизости от акции в этот день были крайне агрессивно настроены к журналистам и фотографам. «Мутон — это что? — возмущалась сотрудница магазина напротив. — Это овчина, шкура барана, раньше ее цигейкой называли. Люди же едят мясо барана, а шкуру, что, надо выбрасывать?! То же с каракулем — животное режут, чтобы поесть мяса. А шкуры приспособили, чтобы шить из них шубы»
Все представители меховой торговли поблизости от акции в этот день были крайне агрессивно настроены к журналистам и фотографам. «Мутон — это что? — возмущалась сотрудница магазина напротив. — Это овчина, шкура барана, раньше ее цигейкой называли. Люди же едят мясо барана, а шкуру, что, надо выбрасывать?! То же с каракулем — животное режут, чтобы поесть мяса. А шкуры приспособили, чтобы шить из них шубы»
Иркутянка Людмила Степановна и в минус один ходит в кожаной куртке с богатой опушкой: «Это удел студентов носить искусственное, потому что дешево. Шубы — это красиво и тепло. Я с молодости так думала. Хоть семья и простая, но мы привыкли, что лучше купить одну дорогую вещь, чем много дешевых. Норка легче, но она непрактичная, если носить ее с утра до вечера. Просто шуб должно быть несколько, на смену»
Иркутянка Людмила Степановна и в минус один ходит в кожаной куртке с богатой опушкой: «Это удел студентов носить искусственное, потому что дешево. Шубы — это красиво и тепло. Я с молодости так думала. Хоть семья и простая, но мы привыкли, что лучше купить одну дорогую вещь, чем много дешевых. Норка легче, но она непрактичная, если носить ее с утра до вечера. Просто шуб должно быть несколько, на смену»
«Если они говорят, что не надо носить мех, то следующий шаг — это не надо есть мяса? — рассуждает Александр. — Люди, которые живут в Сибири, на Дальнем Востоке или на Севере, должны носить теплую одежду, а теплее натурального меха ничего пока не придумали. Сам ношу пуховик, потому что мне жарко»
«Если они говорят, что не надо носить мех, то следующий шаг — это не надо есть мяса? — рассуждает Александр. — Люди, которые живут в Сибири, на Дальнем Востоке или на Севере, должны носить теплую одежду, а теплее натурального меха ничего пока не придумали. Сам ношу пуховик, потому что мне жарко»
baikalpress_id:  99 430