В Иркутске прошла операция "Маршрутка"

Водители автобусов сворачивают с маршрута и высаживают пассажиров, чтобы избежать проверки

На прошлой неделе в Иркутске проходила операция «Маршрутка». По сути, инспекторы дорожного движения выполняли свою каждодневную работу, разве что в более интенсивном режиме. Сотрудники ГИБДД проверяли техническое состояние автобусов, по базе розыска пробивали водителей, которые систематически нарушают правила дорожного движения и не платят штрафы, проверяли экипировку салонов. Дежурить вместе с инспекторами на конечной остановке «Аэропорт» выехал корреспондент «СМ Номер один».

Салон микроавтобуса 45-го маршрута, который остановили инспекторы, девственно чист, на стенах нет привычных наклеек.

— В салоне нет договора страхования пассажиров, схемы маршрута, — выговаривает водителю Денис Меделян, государственный инспектор отделения технического надзора по ГИБДД УМВД России по г. Иркутску. — Нет информации, кто индивидуальный предприниматель, кто водитель, вообще ничего нету в машине.

— «Запасный выход» там был приклеен, — протестует водитель Александр. — Отодрали пассажиры из категории вредителей.

Александра приглашают в «Газель» ГИБДД. И пока инспектор пишет рапорт-сообщение, общительный водитель рассказывает нам о своей жизни. Александр работает маршрутчиком с 2002 года. До недавнего времени жил в Улан-Удэ. Дочка поступила в Иркутский университет, и вся семья решила сменить место жительства. По Иркутску Александр ездит около двух месяцев и за это время обратил внимание на разные стили вождения иркутских и улан-удэнских маршрутчиков. Особенно водителя поразил фирменный иркутский заезд на остановки.

— Я привык заезжать на остановку так, как того требуют правила. И вот заезжаю я в остановочный карман, меня автобусы со всех сторон закрыли и не выпускают. Поэтому маршрутчики редко заезжают в карманы — как едут, так и встают. Это, конечно, диковато. Сам по себе стиль вождения у иркутян другой — более резкий.

— Мы почему пассажиров страхуем? Потому что находимся в повышенной зоне риска, — рассуждает Александр. — Четыре часа отработал, два отдохнул, потом еще 4 часа отработал — за эти 8 часов мы постоянно в пути, поэтому и ДТП часто происходят с автобусами, потому что они постоянно работают.

По словам Александра, цену за проезд на иркутских маршрутках надо поднимать на уровень от 15 до 20 рублей — в Республике Бурятия проезд уже давно стоит 17 рублей.

Обновление подвижного состава в Иркутске идет «неслабыми темпами», многие водители берут автобусы в кредит.

— Машину надо отрабатывать, а цены на продукты повышаются. Мнение покупателей об этом никто не спрашивает, а нам надо все согласовывать. Очень много предпринимателей, которые сами за рулем не работают, у которых 10—15 машин, — им цены за проезд по барабану. А человеку, у которого одна машина, купленная в кредит, и он его отрабатывает, конечно, тяжеловато. Машина ведь требует ремонта, стоянки. Плюс расходники и резина. Теплая стоянка стоит 10—11 тысяч рублей — дороже, чем дом, который снимает моя семья.
Инспектор Денис Менделян закончил составлять протокол и озвучивает претензии:

— Отсутствуют схема маршрута, данные о водителе, информация о страховании пассажира, нет документов, подтверждающих установку ГЛОНАСС. Согласны?

— Насчет того, кто управляет, у меня висит табличка снаружи, на входе, — возразил Александр.

— Информация должна быть в салоне, возле водителя. Должны быть написаны фамилия, имя, отчество. Табличка о запасном выходе, огнетушителе — у вас этого нет. Сделаете всю экипировку — заедете в транспортную инспекцию, покажете.

Александр написал в протоколе: «Недостатки устраню» — и поставил свою подпись.

Следующим в «Газель» сел водитель 99-го автобуса, Анзур.

— Какая экипировка у вас салоне отсутствует? — спросил инспектор.

— Не знаю, — делает непонимающие глаза Анзур.

— Договор о страховании пассажиров наклеен, фамилия, имя, отчество водителя есть?

— Нет-нет. Я тока новый сел, — начал оправдываться водитель, имея в виду, что совсем недавно взял в аренду автобус и еще не успел прикрепить наклейки с необходимой информацией.

— Документы на установку ГЛОНАСС есть?

— Вот эта, командир, — Анзур протянул инспектору документ.

— Тут просто указано, что вы за ГЛОНАСС заплатили. А мне нужен документ, подтверждающий установку ГЛОНАСС GPS, который регистрируется в транспортной инспекции.
Анзур озадаченно перебирал бумаги, надеясь найти среди них нужную, но так и не нашел. Помимо всего прочего, оказалось, что в его автобусе установлены дополнительные сиденья. Вместо положенных 13 в салоне маршрутки 15 мест. После того как инспектор сообщил, что штраф за переоборудование автобуса полторы тысячи рублей, Анзур заметно погрустнел.
Инспекторам удалось остановить еще четырех водителей, нарекания были к каждому — нарушения по экипировке, техническое состояние автобусов оставляло желать лучшего. Потом поток автобусов резко иссяк. По словам инспекторов, у водителей работает система оповещения, поскольку каждому есть чего бояться. Маршрутчики по телефону предупреждают друг друга о проверке.

— Выставляемся возле аэропорта, а маршрутчики высаживают пассажиров на предыдущей остановке, у «Орбиты». Мол, сломались, — замечает Алексей Закаблуков, государственный инспектор отделения технического надзора по ГИБДД УМВД Росси по г. Иркутску. — Поэтому нам часто приходится менять дислокацию.

Водители маршруток обязаны представить несколько документов, в которых иногда путаются или только делают вид, что не понимают требований испектора.
Водители маршруток обязаны представить несколько документов, в которых иногда путаются или только делают вид, что не понимают требований испектора.
Едва инспекторы — «гроза маршрутчиков» — выходят на дорогу, поток автобусов резко снижается.
Едва инспекторы — «гроза маршрутчиков» — выходят на дорогу, поток автобусов резко снижается.
Загрузка...