В Иркутске поворачивают реки

Специальная техника чистит русло и укрепляет берега

Затяжной дождь, во второй раз пролившийся на Иркутск, заставил изрядно поволноваться людей, чьи дома уже топило в середине августа. В областном центре и окрестностях был введен режим повышенной готовности, в прибрежных поселках и садоводствах дежурили спасатели и полицейские. Люди опасались возвращения воды, которая уже и так натворила немало бед. Однако в этот раз реки удержались в своих берегах. Помогли меры, принятые во время прошлого потопа: сооружение дамб, укрепление прибрежной зоны. Однако в подвалах и подпольях домов, расположенных в садоводствах, снова вода. Поднялся уровень грунтовых вод, и жители пока не могут вздохнуть с облегчением — в прошлый раз вода пришла уже после того, как закончились дожди.

Люди говорят спасибо

В августе жителям иркутского местечка Копай крепко досталось: речка Вилюйка, которую в некоторых местах курица вброд перейдет, превратилась в бешеный поток, который зашел во дворы и жилища. Люди выбирались из своих домов, находясь по грудь в воде. Сейчас Вилюйку обуздали. Экскаватор огромным ковшом берет с ее дна щебень и делает вдоль реки высокие отвалы.

— Мы убиваем двух зайцев: углубляем русло реки и укрепляем берег, — говорит экскаваторщик Фарух Абдуназаров. — Я начал работать еще после первого дождя, потом нам запретили копать. Как я понял, это связано с природоохраной. Потом опять разрешили, потом запретили. Вот сейчас снова разрешили, потому что люди могли пострадать. Два километра я уже откопал. Люди подходят, говорят спасибо.

Каменистая порода, которую выгребает ковш экскаватора, в некоторых местах привалилась к заборам местных жителей. Забор дома, где со своей семьей проживает Николай Клыпин, почти примыкает к Вилюйке. И сейчас металлопрофиль ограждения едва видно за камнями. Но Николай не в претензии. Для него главное, чтобы не повторилась ситуация середины августа.

«Натерпелись страху»

— В доме вода доходила до окон, — рассказывает Николай. — Часть мебели и техники мы успели перенести на второй этаж летней кухни, но большую часть погубила вода. Диваны, детская мебель — все утонуло, все расклеилось. Машины во дворе затопило, одни крыши торчали. Хорошо, лодку-казанку не успели продать. На ней вещи и перевозили. Детей посадили на шею. Так и выходили из дома — по грудь в воде.

— В день, когда начался потоп, у нас дома находился только дедушка с детьми. Самому маленькому ребятенку 10 месяцев, — дополняет рассказ мужа Анжелика. — Вода пошла, дедушка начал все продушины закрывать, чтобы она не попала в подполье. Но за несколько часов у нас во дворе уже была река. Натерпелись мы, конечно, страху!.. Соседи нам помогали эвакуироваться. Я им малыша своего передавала через забор. «Аккуратно, пожалуйста, — говорю, — он совсем маленький».

Сейчас, когда опять дожди пошли, нам все родственники звонят, переживают, не топит ли нас опять. Мы тоже очень волнуемся. Нас предупредили, чтобы готовились к эвакуации. Сейчас Клыпины сражаются с плесенью. Победить ее практически нереально.

— Заплесневелую мебель, детские вещи — все пришлось выбросить. Дом отсырел, фундамент подмыло. Мы понесли серьезный ущерб, — говорит Николай. — В Копай мэр приезжал, стоял возле нашего дома на мостике. Мы спросили у представителей мэрии насчет компенсации. Нам сказали, что, если у дома есть собственник, компенсация в размере 40 тысяч рублей полагается. Мой отец — собственник дома. У него есть все документы. Но прописаны мы все не здесь, а в деревне. Отец сходил в администрацию с документами. Там сказали, компенсация нам не положена, потому что мы не прописаны. А мы ведь тут уже 15 лет живем. Все соседи подтвердить могут.

Пока мы беседуем с Николаем и Анжеликой, к нам подходят соседи. У многих погибла в воде живность: утонули курицы, кролики. Люди жалуются, что и им было отказано в компенсации. Причина у большинства схожая: непорядок с документами.

Опасность не прошла

Татьяна Демидова живет в конце Копая, возле самой реки. В ее огороде большие лужи. Она рассказывает, что это последствия последнего дождя, из-за которого значительно поднялся уровень грунтовых вод. Обильный сентябрьский дождь, по мнению жителей окраины Копая, тоже способен вызвать катастрофу. В прошлый раз вода пришла уже после окончания дождя. Вот и в этот раз сильный дождь может иметь отсроченный эффект. Однако, несмотря на опасность подтопления, людям надо ездить на работу.

— Сидишь на работе как на иголках и не знаешь, что с твоим домом, — говорит Татьяна. — Поэтому мы постоянно держим связь с соседями.

После потопа люди поняли, что нужно опасаться не только воды, но и мародеров. Разлившаяся река разрушила заборы. Люди покинули свои жилища. В Копае появились подозрительные субъекты, желающие поживиться на чужой беде.

— Во время потопа у нас все соседи разъехалась, в нашем околотке остались только мы с мужем. У нас дом на высоком фундаменте, — говорит Татьяна. — Кормили ораву соседских собак. И вот как-то раз смотрим — через наш участок идут какие-то подозрительные товарищи в резиновых штанах. Заборы-то все лежат, поэтому можно было свободно ходить. Я их спрашиваю: «Вы что сюда пришли?» А они смутились: «Да мы магазин ищем». А магазин-то у нас совсем в другом конце!.. По-моему, это наркоманы были. Я слышала, что двоих мародеров полиция поймала.

Тонут корабли

Между тем несколько дождливых дней спровоцировали подтопление ряда катеров на причалах в Иркутске. Как минимум три реальных случая на слуху у местных речников: одна лодка ушла на четыре метра на глубину, другой катер перевернулся, еще один корабль утонул. Но виной всему, как уверяют бывалые речники, не только затянувшаяся непогода, но и недогляд владельцев суден.

Дмитрий, владелец одного из затонувших судов, претензий к работникам Чертугеевской пристани не имеет. Именно его судно, перевернутое набок, стало героем интернет-пространства.

Охранники причала заметили, что лодка начала набирать воду в субботу, 3 сентября. Позвонили владельцу. Но добраться до своего катера он смог только пару дней спустя. Сторожа привязали веревкой катер к другому судну, чтобы он не пошел на дно.

— Ставлю лодку здесь уже давно. Ничего подобного раньше не было. Даже тогда, когда этим летом дождь неделю лил. Достанем — будем разбираться.

Сторож Чертугеевской пристани по имени Ваха работает здесь 11 лет. Уверен, что суда тонут из-за халатности владельцев.

— Так, около семи лет назад здесь утонул большой катер. Его с трудом тогда доставали. Это еще и затратное мероприятие. Пригнали водный кран и вытащили. Стоимость такой услуги где-то 50—60 тысяч. Брошенных катеров не припомню, все достают. А вот раньше дальше нас тоже причал был. Сейчас там обмелело, и можно найти штук 20 катеров. Они тонули, и никто их не доставал. А чтобы не тратиться на вызволение из воды своего судна, нужно просто регулярно его посещать.

Метки: Жизнь, Иркутск