В Иркутске пенсионерка только через суд добилась присвоения ей звания ветерана войны

Доказывать свои права на бесплатный санаторий и проезд пенсионерке и ветерану Великой Отечественной войны Александре Алексеевне Поповой было тяжело и стыдно.

В годы войны она, совсем еще девочка, работала наравне со взрослыми, обеспечивая солдатам тыл, недоедала. А теперь ей говорят, что это не в счет, ведь у нее нет подтверждающих документов. Добрые люди помогли поднять архив и пройти судебные тяжбы. Но Александра Алексеевна — скорее исключение. По факту пенсионеры часто сталкиваются с таким сопротивлением бюрократической машины, но не все хотят и могут дойти до конца. Кроме того, большая проблема в отсутствии свидетелей — они или уже умерли, или больны, или в силу возраста не помнят событий молодости.

Иркутянка Александра Алексеевна Попова с горечью в голосе рассказывает, через какие суды и испытания совести пришлось ей пройти, чтобы доказать свои права.

— Я уже не рада была, вся измучилась, людей измучила. Ну хоть до правды докопалась, — говорит женщина. — Документы начала собирать с 94-го, а два последних года ходила по инстанциям: откажут — брошу, откажут — брошу. Ну стыдно же...

Не только стыдно, но и обидно было пенсионерке доказывать молодым, что она имеет право на бесплатный проезд, санаторий и льготное протезирование — да просто на уважение к ее старости и заслугам.

Александра Алексеевна начала работать с девяти лет.

Тогда девочка Саша пошла во второй класс, но война изменила планы — вместо того чтобы сидеть за партами, дети наравне с матерями выходили в поля, пасли овец, заготавливали зерно.

— Всех мужчин забрали: отца и старшего брата — на фронт, младшего — на тяжелые работы в шахту. А я с мамой осталась в колхозе. Мы работали за кусок черного хлеба или баланду. Конечно же, никто не давал нам документы, даже метрик тогда не было. И не ставили трудодни — время такое было, не до этого. Еще долго потом, после войны, мы жили в колхозе как в заключении — без документов и даже без права выезда, нужно было работать.

Чуть легче стало, когда с фронта вернулись мужчины. В свои 15 Александра Алексеевна делала все то же, что и взрослые женщины, — доила коров, работала поваром и пекарем, ездила на покосы... Но в архиве колхоза не сохранилось никаких данных об этом, да и самого колхоза уже давно нет. Это и послужило основанием для отказа службы соцзащиты в предоставлении пенсионерке льгот. Вместо этого бабушке посоветовали восстановить свои права через суд. И тогда к делу подключились сотрудники прокуратуры Куйбышевского района Иркутска — подняли архивные данные и опросили свидетелей.

— В ходе проверки было установлено, что Александра Алексеевна с 9-летнего возраста трудилась в колхозе имени Буденного Качугского района, — говорит старший помощник прокурора Куйбышевского районного суда Иркутска Анна Кротова. — С октября 1944 года она наравне со взрослыми заготавливала сено и картофель, пасла овец, но никаких трудовых книжек на ребенка, разумеется, не заводили, работа не оплачивалась, в суровые военные годы детей поощряли едой.

Чтобы подтвердить это, потребовалось найти и опросить свидетелей. Сделать это было непросто — большинство ровесников истицы уже умерли или очень больны. Подтвердили рассказ Александры Алексеевны две жительницы Качугского района — Августа Петровна Александрова и Августа Федоровна Липарева. Одной — 83 года, второй — 84, обе «обезноженные и изработанные». Чтобы опросить их, сотрудники прокуратуры выезжали к ним на дом.

Но и на этом дело не закончилось. Если министерство социальной защиты, опеки и попечительства Иркутской области не имело никаких возражений против заявленных требований прокурора, то Пенсионный фонд повел себя иначе. Его сотрудники утверждали, что собранные данные — недостаточное основание для установления звания ветерана войны и соответствующего перерасчета пенсии, и подали апелляцию в областной суд. Иркутский областной суд рассмотрел ее 23 июня и согласился с судом первой инстанции.

В итоге Александре Алексеевне предоставлено право на обеспечение мерами социальной поддержки в полном объеме.

  • В Иркутской области проживает 2046 участников Великой Отечественной войны, а также 232 блокадника, 448 бывших несовершеннолетних узников концлагерей и 23 тысячи тружеников тыла. По грубым подсчетам, сейчас в Сибири осталось немногим более 17 тысяч ветеранов войны. По данным на 1 апреля 2014 года, в России проживают около 246,8 тысячи ветеранов.
Иркутянка Александра Алексеевна Попова с большим трудом добилась от государства восстановления своих прав ветерана Великой Отечественной войны. Пару лет назад она захотела полечиться в санатории, но с удивлением узнала, что не имеет таких льгот, потому что в архиве не сохранились данные, подтверждающие ее стаж работы. «Когда я работала на заводе Куйбышева, ездила по путевкам во все советские курорты — Ессентуки, Боржоми, Евпатория, Кисловодск. Сейчас хотя бы в военном госпитале для инвалидов и ветеранов войны подлечиться или отдохнуть в санаториях Иркутской области»
Иркутянка Александра Алексеевна Попова с большим трудом добилась от государства восстановления своих прав ветерана Великой Отечественной войны. Пару лет назад она захотела полечиться в санатории, но с удивлением узнала, что не имеет таких льгот, потому что в архиве не сохранились данные, подтверждающие ее стаж работы. «Когда я работала на заводе Куйбышева, ездила по путевкам во все советские курорты — Ессентуки, Боржоми, Евпатория, Кисловодск. Сейчас хотя бы в военном госпитале для инвалидов и ветеранов войны подлечиться или отдохнуть в санаториях Иркутской области»
Старший помощник прокурора Куйбышевского районного суда Иркутска Анна Кротова: «Вступлению в законную силу решения Куйбышевского районного суда о присвоении Александре Алексеевне Поповой звания ветерана войны препятствовал Пенсионный фонд. Управление ПФР по Иркутской области полагало, что в данном случае возникнет необходимость перерасчета пенсии Поповой. Хотя и размер-то ее изменился не сильно бы. Да и Александра Алексеевна говорила, что перерасчет ей не нужен и цель ее обращения — меры социальной поддержки, которые дает звание ветерана войны. К ним относятся бесплатная медицинская помощь, внеочередной прием в учреждении соцобслуживания, бесплатное изготовление и ремонт зубных протезов, оплата 50% стоимости лекарственных препаратов, бесплатный проезд в общественном транспорте, денежная компенсация на оплату услуг ЖКХ и 50% оплаты проезда в железнодорожном и водном транспорте»
Старший помощник прокурора Куйбышевского районного суда Иркутска Анна Кротова: «Вступлению в законную силу решения Куйбышевского районного суда о присвоении Александре Алексеевне Поповой звания ветерана войны препятствовал Пенсионный фонд. Управление ПФР по Иркутской области полагало, что в данном случае возникнет необходимость перерасчета пенсии Поповой. Хотя и размер-то ее изменился не сильно бы. Да и Александра Алексеевна говорила, что перерасчет ей не нужен и цель ее обращения — меры социальной поддержки, которые дает звание ветерана войны. К ним относятся бесплатная медицинская помощь, внеочередной прием в учреждении соцобслуживания, бесплатное изготовление и ремонт зубных протезов, оплата 50% стоимости лекарственных препаратов, бесплатный проезд в общественном транспорте, денежная компенсация на оплату услуг ЖКХ и 50% оплаты проезда в железнодорожном и водном транспорте»
Загрузка...