В Иркутске отмечают 40-летие стройки века — Байкало-Амурской магистрали

«Слышишь, время гудит: БАМ!» — эта песня в конце 70-х звучала из каждого радиоприемника.

Новости со стройки передавали как сводки с фронта, строителей называли бойцами, на слуху были названия новых поселков: Магистральный, Звездный, Улькан, Чара, Тында, Даван. Для иркутян БАМ не был далеким абстрактным понятием — часть магистрали проходила по территории Иркутской области: от Тайшета до Таксимо. Мы и не заметили, как прошло 40 лет!

Одни вспоминают идеологическое и стратегическое значение БАМа, трудовые подвиги, мужество первопроходцев. Но есть и воспоминания неофициальные. В Сети есть сообщества бамовцев, где они делятся своими впечатлениями о жизни в 70-е годы. Увлекательное чтение! Например, знаменитое бамовское снабжение. Согласитесь, это тоже важная часть жизни, особенно в годы тотального дефицита. Так вот на БАМ везли все самое лучшее: фрукты, соки, концентрированное молоко, кофе, сгущенку, соленого и копченого лосося, разные консервы. Мороженое продавали не в стаканчиках, а целыми коробками! Кроме того, на БАМ завозили настоящие дубленки, финские сапоги, японские магнитолы, разумеется ковры и хрусталь. А еще линолеум, сантехнику, ковровые покрытия, кафельную плитку. В общем, все, что в представлении советского человека символизировало достаток. Для многих именно материальная сторона была одним из главных мотивов приезда на БАМ. И стесняться этого нечего. Человек уезжал на три года с одним чемоданом, а возвращался полностью экипированный, с мебелью, машиной и деньгами. Стоит напомнить, что все бамовцы получали к зарплате дополнительный коэффициент — 1,7 плюс северные надбавки. По тем временам огромные деньги. Рабочий на отсыпке полотна зарабатывал в среднем по 1000 руб. в месяц. Правда, работать приходилось в лютый мороз и адский зной, плюс мошка и комары, от которых не спасал ни один репеллент.

Иркутянин Владимир Хандыго был во время строительства БАМа первым секретарем Казачинско-Ленского райкома партии. Вверенный ему район был необжитым: всего 4307 жителей и одна автомобильная дорога. И вот в эту глухомань 2 июня 1974 года прибыл первый отряд добровольцев.

— У меня до сих пор хранится список этих ребят, — рассказал ветеран на встрече первостроителей в библиотеке имени Молчанова-Сибирского. — За несколько дней до их приезда туда высадился десант из 20 человек, которые поставили 20 палаток. Получился палаточный городок, где разместили первопроходцев. Отдельно девчонок, отдельно парней. А на следующий день мы провели митинг района, на него приплыли на лодках начальник милиции, судья, прокурор, работники почты, Сбербанка.

Владимир Хандыго помнит мельчайшие детали тех событий и даже свою речь на митинге:

— Товарищи, трудности вас ожидают исключительно огромные. Вы будете строить в большой зной и лютые морозы, на вашем пути встретится большое количество ручьев, рек, сопок и ущелий, непролазных болот и буреломов, и плюс ко всему вас ожидают тучи таежного гнуса — комаров и мошки, а это не совсем приятная штука. Но ведь вы на то и первопроходцы.

Название поселку выбирали всем миром.

Предложений было много: Корчагинск, Комсомольск, Киренский и даже Берийск (от названия речки Берия). В итоге все согласились с названием, предложенным Владимиром Павловичем, — Магистральный.

Больше всего в рассказе ветерана удивило то, что даже в такой глуши нужно было получать разрешение на использование земли. Вот так всегда: задумали великую стройку, а о том, где люди будут жить, не подумали.

— Землю для поселка Магистрального взять просто так было невозможно — меня бы сразу засудили, — вспоминает Хандыго. — Пришлось обращаться за помощью к председателю облисполкома Юрию Кравченко. Тот переговорил с Алексеем Косыгиным, председателем Совета министров СССР. То есть вопрос решался на самом высоком уровне. Землю в итоге дали.
В палаточном городке бамовцы успели сыграть первую свадьбу. Жениха и невесту на вертолете довезли до Казачинска, зарегистрировали в загсе и привезли обратно. Романтика!

Еще из разряда незабываемого: буквально через две недели после высадки первопроходцев в палаточный городок прилетела Валентина Толкунова. Тогда она была совсем молоденькой девочкой. Один концерт она дала прямо в городке, а после ее на лодке доставили в Казачинск. Время уже было позднее, но ни один человек не ушел из местного клуба. По слухам, пианино для этого концерта забрасывали в тайгу на вертолете. И вот что удивительно: хотя сейчас многие говорят, мол, застой был в стране и повальное пьянство, но на БАМе никакого застоя не чувствовалось. Владимир Хандыго вспоминает, что в магазине были вино и водка, но ребята сами приняли решение: никакой выпивки. Обходились без этого. И воровства в Магистральном не было: все вещи и деньги лежали в палатках, и ни разу ни у кого ничего не пропало.

Первому секретарю райкома нужно было постоянно проявлять смекалку. Взять хотя бы историю строительства моста через Киренгу. Дело в том, что на тот берег ходил паром с вечно пьяным паромщиком, а людей нужно было возить каждый день. Терпеть дальше произвол пьяницы было невозможно. Решили строить мост, но все упиралось, естественно, в деньги. И председатель райкома нашел гениальное решение:

— Неподалеку от поселка обосновался леспромхоз министерства сельского хозяйства Казахстана. Я поехал в Алма-Ату, добился встречи с министром отрасли. Объяснил: так, мол, и так, нужны полтора миллиона. Министр обещал миллион — и дал. Дальше была эпопея, связанная с добычей и доставкой строительных материалов и металлических ферм. В итоге мост был построен на казахские деньги.

Удивительно было слушать, как, работая в экстремальных условиях, люди не забывали думать о красоте. Владимир Хандыго вспоминает, что, когда строили Улькан, вырубили подчистую все деревья. И тогда он сказал начальнику участка: «Если вырубишь хоть одну березку, я тебя с работы сниму. Руби деревья только под дома, а все остальное пусть остается». После этого ультиматума Улькан всегда занимал первые места по озеленению на БАМе!

По окончании строительства Владимиру Хандыго выдали именной билет с присвоенным званием пассажира первого поезда, которым открывалось сквозное движение по БАМу.

Еще один герой БАМа — Григорий Верхотурцев.

О нем можно смело сказать: человек-легенда. Верхотурцев был в составе отряда комсомольцев-добровольцев, которые отправились на БАМ прямо с XVII съезда ВЛКСМ.

— Представляете, Кремлевский Дворец съездов, тысячи делегатов, в зале генеральный секретарь КПСС! Наша бригада должна была появиться и доложить, что мы готовы строить магистраль и отправиться в дорогу. Мы не ожидали, что нам устроят такой пышный прием! Ехали по Москве на 25 «Икарусах», ГАИ перекрывала все улицы — мы такого никогда в жизни не видели! И таких туалетов, как в Кремлевском дворце, тоже. Боже мой, там такие были буфеты и везде бутерброды с икрой. МПС организовало для нас путешествие в Сибирь, и я впервые в жизни увидел такую посуду, салфетки, сервировку. А на каждой станции проводился митинг, и бойцы должны были на них присутствовать при полном параде в костюмах и галстуках.

В Звездном было то же, что и в Магистральном — 20-местные палатки военного образца.

Григорий работал и лесорубом и плотником, позже стал бригадиром в СМП-266. Здесь тоже действовал сухой закон. Но люди есть люди… Иногда — хотелось. И вот однажды в бригаде совпало сразу несколько дней рождения.

— Что делать? Теоретически мы все это представляли: сахар, дрожжи, вода. Но в какой пропорции разводить, не знал никто. Мне вообще было 23 года, профан полный. И вот мы подрядили одного парня сходить в пекарню с наказом: хоть женись, но без дрожжей не возвращайся. Забегая вперед, скажу, что парень таки действительно нашел в пекарне свою судьбу и женился!
Фляги с бражкой поставили прямо в палатке. А спустя неделю туда внезапно нагрянул начальник строительно-монтажного поезда.

— Заходит в палатку, а запах стоит! Он на меня: «Ты председатель комитета комсомола, как ты мог допустить такое? Вылить все немедленно!» Но как вылить! Меня комсомольцы за это повесили бы на сосне. Поэтому мы эту бражку давай расталкивать по другим палаткам. А вечером снова явился начальник СМП: «Ну ладно, Григорий, не обижайся, я тут пошумел немного, налей-ка мне кружечку!»

Кстати, Верхотурцев тоже нашел свою любовь на стройке века. Его избранницей стала юная актриса ТЮЗа Галина Солуянова, которая приехала в Звездный в составе бригады артистов. Они до сих пор вместе: БАМ связал их жизни.

В 1984 году на БАМе уложили «золотое звено», которое соединило западную и восточную ветки магистрали. Но впереди было еще много работы, нужно было прокладывать второй путь, пробивать тоннели… Однако вскоре в стране началась перестройка, и отношение к БАМу резко изменилось. Началась целая кампания, целью которой было внушить людям мысль, что БАМ никому не нужен, что это «дорога в никуда» и «самый длинный памятник застою». Сатирик Михаил Задорнов шутил: «БАМ строили с одной стороны зэки, с другой — военные».

Архитектор экономических реформ Егор Гайдар в начале 2000-х заявил, что проект строительства БАМа «экономически абсолютно бессмысленный».

Ходили даже разговоры о возможной ликвидации БАМа. Как больно, наверное, было слышать эти слова людям, которые отдали дороге века лучшие годы своей жизни.

— Так могут говорить только недалекие люди, — считает Владимир Хандыго, — они не знают, что такое БАМ. Это громадные залежи меди, руды, угля. Представьте себе, пласт угля на беркакитских залежах 90 метров толщиной! Так что БАМ строили «туда», но мы его еще не эксплуатируем в полном объеме. Пока БАМ однопутный, но сейчас правительство приняло решение о строительстве второго пути. БАМ будет развиваться.

По мнению Григория Верхотурцева, БАМ был стратегической стройкой. Во-первых, в результате сокращения вооружений у Советского Союза высвободилось несколько миллионов тонн металлопроката и цемента, но заводы по их производству закрыть было нельзя. Поэтому и было принято решение строить железную дорогу. Во-вторых, в 1969 году был конфликт на острове Даманском, поэтому нужна была вторая магистраль для обеспечения надежного тыла.

— Разговоры о бесполезности БАМа слушать обидно, ведь это часть нашей жизни. Время все расставит по своим местам. Потомки оценят.

Действительно, мы постоянно слышим, что нужно развивать восточные территории, иначе Россия не сохранится в качестве великой державы. К тому же это вопрос не только внутренней политики но и внешней. БАМ необходимо достроить и освоить, и это гораздо важнее всяких евровидений и олимпиад, потому что речь идет о будущем страны. Как пелось в одной популярной песне: «Дорога железная, как ниточка, тянется… А то, что построено, все людям останется».

Проникнуться атмосферой великой стройки иркутяне смогут, посетив выставку «Себе и потомкам».

Выставка открылась в областном краеведческом музее. На ней можно увидеть уникальные экспонаты: документы, личные вещи, сувениры, которые собирались с самого начала строительства магистрали и являются собственностью музея. Этих фотографий вы не найдете в Интернете, только на этой выставке.

— Все подлинное, — пояснила Нина Каталова, заведующая отделом истории музея. — Эта выставка наш подарок строителям БАМа. Возможно, кто-то из них узнает себя на фотографиях. Здесь и судьбы людей, и судьба страны.

В коллекции есть совершенно уникальные документы: правительственные телеграммы, рапорты, дипломы и даже меню столовой в поселке Звездном. Хорошее меню: на завтрак творог со сметаной, каша, на обед — суп харчо с говядиной, картофель со сливочным маслом, салат мясной, сельдь иваси, тефтели мясные. На десерт коржики.

Отдельный стенд — работы художников, которые создавали свои картины непосредственно с натуры: в палатке или на прокладке туннеля.

Есть в коллекции и одежда бамовцев: разрисованные от руки куртки строителей и даже свадебное платье, сшитое из ультрамодного в то время кримплена, который только на БАМе и можно было достать. В общем, каждый посетитель сможет почувствовать пульс великой стройки.

Выставка будет работать до конца мая по адресу: ул. Карла Маркса, 2, тел. 33-34-49.

Цифры и даты

БАМ пролегает по территории Иркутской, Амурской областей, Бурятии и Якутии, Забайкальскому и Хабаровскому краям. Общая протяженность — 4300 километров. Ключевые станции БАМа: Тайшет, Лена, Таксимо, Тында, Нерюнги, Новый Ургал, Комсомольск-на-Амуре, Ванино, Советская Гавань.

О начале строительства магистрали объявил лично генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев во время празднования 20-летия освоения целины. Тогда впервые прозвучало название БАМ. Официальное строительство началось в 1974 году, завершилось в 1984-м.

Иллюстрации: 

1975 год. Геодезист мехколонны Люба Расхвалова на строительстве деревообрабатывающего предприятия  в Усть-Куте. На стройку века девушка приехала после окончания автомобильного института в Омске.  БАМ был всесоюзной стройкой,  дорогу строили представители  70 национальностей СССР. Все вокзалы на станциях БАМ возведены по оригинальным проектам, с учетом национального колорита бывших братских республик Советского Союза
1975 год. Геодезист мехколонны Люба Расхвалова на строительстве деревообрабатывающего предприятия в Усть-Куте. На стройку века девушка приехала после окончания автомобильного института в Омске. БАМ был всесоюзной стройкой, дорогу строили представители 70 национальностей СССР. Все вокзалы на станциях БАМ возведены по оригинальным проектам, с учетом национального колорита бывших братских республик Советского Союза
Поселок Магистральный осенью 1974 года. Первопроходцы первые месяцы жили в палатках, но в октябре уже переселились в щитовые домики, которые по частям привозили по реке. Впрочем, очевидцы рассказывают, что строители не везде укладывались в график, поэтому некоторым пришлось жить в палатках до конца ноября, когда на улице было минус 30…
Поселок Магистральный осенью 1974 года. Первопроходцы первые месяцы жили в палатках, но в октябре уже переселились в щитовые домики, которые по частям привозили по реке. Впрочем, очевидцы рассказывают, что строители не везде укладывались в график, поэтому некоторым пришлось жить в палатках до конца ноября, когда на улице было минус 30…
Магистральный, август 1974 г. Бригада Тильтина. Первопроходцам приходилось работать в экстремальных условиях. Не стоит забывать, что БАМ проходит через районы вечной мерзлоты и высокой сейсмичности
Магистральный, август 1974 г. Бригада Тильтина. Первопроходцам приходилось работать в экстремальных условиях. Не стоит забывать, что БАМ проходит через районы вечной мерзлоты и высокой сейсмичности
1975 год. Первая свадьба в поселке Кунерма. Молодожены Головины выходят из вертолета. Такой свадебный кортеж забыть невозможно. И, кстати, многие молодые люди и девушки ехали на БАМ не только из чувства комсомольского долга, но и чтобы найти свою любовь. И находили!
1975 год. Первая свадьба в поселке Кунерма. Молодожены Головины выходят из вертолета. Такой свадебный кортеж забыть невозможно. И, кстати, многие молодые люди и девушки ехали на БАМ не только из чувства комсомольского долга, но и чтобы найти свою любовь. И находили!
30 мая 1974 г. Иркутские первопроходцы возле здания обкома КПСС перед отправкой на БАМ. Наши земляки внесли существенный вклад в стройку века. Всего 250 коммунистов и 1300 комсомольцев направила на строительство магистрали Иркутская область
30 мая 1974 г. Иркутские первопроходцы возле здания обкома КПСС перед отправкой на БАМ. Наши земляки внесли существенный вклад в стройку века. Всего 250 коммунистов и 1300 комсомольцев направила на строительство магистрали Иркутская область
Панно у танцплощадки в поселке Кунерма. На фотографии плотник, бухгалтер и заведующая складом. Люди не только работали, но и веселились от души. Занимались спортом и художественной самодеятельностью. На стройку постоянно приезжали знаменитые артисты, музыканты, писатели и поэты. На БАМ даже приезжал легендарный певец Дин Рид
Панно у танцплощадки в поселке Кунерма. На фотографии плотник, бухгалтер и заведующая складом. Люди не только работали, но и веселились от души. Занимались спортом и художественной самодеятельностью. На стройку постоянно приезжали знаменитые артисты, музыканты, писатели и поэты. На БАМ даже приезжал легендарный певец Дин Рид
Бригада Комаристова у переправы через реку Киренгу. Эта фотография была сделана 2 июня 1974 года, в день высадки комсомольцев на место будущего поселка Магистрального. Практически они приехали в глухую тайгу, где ничего не было, кроме тропок геологов. И за рекордно короткий срок появились городки, закипела жизнь
Бригада Комаристова у переправы через реку Киренгу. Эта фотография была сделана 2 июня 1974 года, в день высадки комсомольцев на место будущего поселка Магистрального. Практически они приехали в глухую тайгу, где ничего не было, кроме тропок геологов. И за рекордно короткий срок появились городки, закипела жизнь
Свадебное платье из кримплена с вышивкой из Бамовской коллекции краеведческого музея. Мы очень надеемся, что после выхода газеты найдется владелица этого платья. Было бы интересно с ней встретиться
Свадебное платье из кримплена с вышивкой из Бамовской коллекции краеведческого музея. Мы очень надеемся, что после выхода газеты найдется владелица этого платья. Было бы интересно с ней встретиться
Личные вещи строителей БАМа в витрине краеведческого музея.  В коллекции музея также различная атрибутика того времени, документы, дипломы, значки, сувениры, одежда и много другого
Личные вещи строителей БАМа в витрине краеведческого музея. В коллекции музея также различная атрибутика того времени, документы, дипломы, значки, сувениры, одежда и много другого
Григорий Верхотурцев приехал на БАМ буквально из дворца. Он был делегатом съезда ВЛКСМ, с которого на стройку отправился отряд добровольцев. В Тайшете Григорию вручили символический ключ от БАМа. В Усть-Куте комсомольцев посадили в вертолеты и отправили в Звездный. Верхотурцев вышел из вертолета, подняв ключ над головой. Позже этот снимок облетел все газеты страны
Григорий Верхотурцев приехал на БАМ буквально из дворца. Он был делегатом съезда ВЛКСМ, с которого на стройку отправился отряд добровольцев. В Тайшете Григорию вручили символический ключ от БАМа. В Усть-Куте комсомольцев посадили в вертолеты и отправили в Звездный. Верхотурцев вышел из вертолета, подняв ключ над головой. Позже этот снимок облетел все газеты страны
Владимир Хандыго родом из Брянской области, в Сибирь его послали по распределению. Начинал  со скромной должности на железно-дорожной станции,  а в начале семидесятых годов возглавил Казачинско-Ленский райком партии. Помнит строительство БАМа в мельчайших деталях, как будто это было вчера.
Владимир Хандыго родом из Брянской области, в Сибирь его послали по распределению. Начинал со скромной должности на железно-дорожной станции, а в начале семидесятых годов возглавил Казачинско-Ленский райком партии. Помнит строительство БАМа в мельчайших деталях, как будто это было вчера.
baikalpress_id:  93 902