В Институте земной коры создали карты сейсмического риска для трех городов Иркутской области

В феврале 1949 года в Иркутске был создан академический институт геологии, в том числе для изучения геологической обстановки Восточной Сибири. С 1962 года он стал называться Институтом земной коры.

За эти годы накоплена огромная база данных. Эти данные и легли в основу карт сейсмического риска. Что представляют собой эти карты, и почему в двух районах одного города может тряхнуть с разницей в 1—2 балла? Ответы на эти вопросы обозреватель «Пятницы» получила у одного из самых профессиональных экспертов в этой области — заведующего лабораторией сейсмостойкого строительства Института земной коры Юрия Бержинского.

По словам Юрия Анатольевича, перед создателями карт стояло несколько задач:

  • уточнение сейсмической опасности;
  • детализация опасности на территории городов, то есть сейсмическое микрорайонирование;
  • оценка степени уязвимости городской застройки.

— Нужно понимать, что сейсмические условия даже на территории одного города неоднородны. Например, сейсмическая угроза для Иркутска традиционно составляет 8 баллов, а в Ново-Ленино — 7. Потому что там несколько другие инженерно-геологические условия. Многое зависит и от уровня грунтовых вод, который постоянно повышается на территории городов. А чем выше уровень грунтовых вод, тем опаснее в сейсмическом отношении.

Не менее важен вопрос сейсмостойкости застройки, то есть как реагируют наши дома на землетрясения различной интенсивности. Юрий Анатольевич напомнил о землетрясении 27 августа 2008 года. На первом этаже Института земной коры расположена сейсмостанция, куда сразу после землетрясения набежали журналисты и кто-то из них в суете передал в эфир непроверенную информацию о 9 баллах.

На самом деле в Иркутске было шесть баллов, а в Култуке — семь-восемь.

— Это полностью соотносится с известным признаком: если в деревянных домах попадали кирпичные трубы и печи — значит, было как минимум 6 баллов. У нас есть обзорное фото Култука, на котором видно, что 80% кирпичных труб лежат на крышах домов.

После этого землетрясения многие строительные начальники начали заявлять, мол, смотрите, как хорошо мы строим, ничего не разрушилось.

— Но никто не уточнил, — говорит Юрий Анатольевич, — что в Иркутске было всего 6 баллов, а Иркутск город 8-балльный! И не дай бог, тряхнет семь баллов или восемь, вот тогда и увидим, как мы строим. Но лучше заранее испытать свои здания, а не ждать, пока тряхнет. И проводить при необходимости превентивные мероприятия, что экономически гораздо эффективнее — весь мир так строит.

Перед разработчиками карт сейсмического риска стояла задача показать, что будет с городами при землетрясениях с интенсивностью шесть, семь, восемь и девять баллов. В течение многих лет Институт земной коры проводил вибрационные испытания с уровнем динамических нагрузок, которые испытывают здания во время реальных землетрясений. Это ценнейшая информация, которая до сих пор используется в строительстве. Эта база данных является основой для сейсмической паспортизации. В Иркутске, по данным 1995 года, более тридцати тысяч зданий и сооружений, и обойти все их, составить на каждый дом технический паспорт  просто невозможно, но есть другие методы.

Достаточно обследовать несколько однотипных зданий в микрорайоне, чтобы узнать, что произойдет с микрорайоном, если случится землетрясение. Есть шкала степеней разрушений:

  • легкие (требуется косметический ремонт),
  • умеренные (трещины в стенах),
  • тяжелые (трещины большого размера),
  • разрушительные.

На каждый объект, который попал в базу данных, составляется технический паспорт: длина и высота здания, серия, материалы, какие землетрясения перенес и главное — прогноз, что с ним будет при 7—8 баллах. И неизбежно встает другой вопрос: а испытывались ли на сейсмоустойчивость 18—20-этажные здания, которые активно сейчас строят в Иркутске?

— В Красноярске, Новосибирске и Барнауле уже строят дома выше ста метров. Ждите, что и в Иркутске они появятся. Идет объективный процесс повышения этажности за те пределы, к которым мы привыкли. Проблема в том, что подрядные организации, которые эти дома строят, не заинтересованы во вневедомственной проверке, а областной стройнадзор перегружен проверками.

Это не может не тревожить, хотя в Японии, Гонконге, Тайване, Китае строят небоскребы, и ничего! В Интернете любой желающий может увидеть, как небоскребы колебались во время землетрясения, но не упали. Впрочем, по словам Юрия Бержинского, у нас нет оснований говорить, что в Иркутске высотные дома строят на авось.

— Они строятся из монолитного железобетона, и если он отвечает ГОСТу и его не проморозили, то сомневаться в их сейсмостойкости нет оснований. Но я не испытывал монолитные дома, построенные за последние 20 лет, и никто в этом не выражает заинтересованности: меньше знаешь — крепче спишь. То есть сейсмостойкость этих зданий нам известна на проектном уровне, а испытания показали бы ее фактический уровень. Одна проектная организация недавно обратилась на предмет сейсмического микрорайонирования участка в Свердловском районе. Мы им предлагали проверить с помощью аппаратуры динамические характеристики 17-этажных зданий — заказчик отказался, а вдруг они не совпадут с расчетными данными.

По мнению ученого, это ненормальная ситуация.

Городские власти должны располагать данными о реальной надежности наших зданий.

Какие дома выдержат, а какие потребуют сейсмоусиления. Вот для этого и нужны карты сейсмического риска.

— Предотвратить землетрясение нельзя, предсказать — пока тоже, есть только один способ противостоять стихии — хорошо строить. Поэтому надо строить с запасом прочности, и для этого нужны карты сейсмического риска. Они нужны городским властям, МЧС, строительным и управляющим компаниям.

Разумеется, я не могла не спросить Юрия Анатольевича, планируют ли ученые создать карту сейсмического риска Иркутска. Но, как выяснилось, ученые могут планировать все что угодно. Вопрос в том, что для реализации планов нужны немалые средства. Будет финансирование — будет и карта. А пока они есть лишь у трех городов — Байкальска, Ангарска, Шелехова. И сделано это за счет федеральной программы «Повышение устойчивости жилых домов, основных объектов и систем жизнеобеспечения в сейсмических районах Российской Федерации на 2009 — 2018 годы».

Создатели карт сейсмической опасности выяснили, что одной из самых сейсмически надежных является разработанная в 70-х годах прошлого века строительная серия 135с.

Девятиэтажки этой серии выстояли без повреждений при всех землетрясениях, прошедших за эти годы.

Что такое карта сейсмического риска

Эти карты дают наглядное представление о сейсмостойкости зданий и сооружений. Показывают, как они реагируют на землетрясения различной интенсивности. Например, в Ангарске самыми уязвимыми являются сталинская застройка и первая серия панельных домов с наружными стенами из газозолобетона, которые планируют усиливать.

Иллюстрации: 

Вот так выглядят карты сейсмического риска. Строго говоря, это целый комплект карт: сюда входят схема застройки, карта сейсмического микрорайонирования, карта уязвимости застройки, карты относительного экономического ущерба и уровня индивидуального сейсмического риска.  Над созданием карт трудится коллектив из 10—12 человек
Вот так выглядят карты сейсмического риска. Строго говоря, это целый комплект карт: сюда входят схема застройки, карта сейсмического микрорайонирования, карта уязвимости застройки, карты относительного экономического ущерба и уровня индивидуального сейсмического риска. Над созданием карт трудится коллектив из 10—12 человек
Юрий Анатольевич Брежинский, кандидат геолого-минералогических наук, бессменный руководитель лаборатории сейсмостойкого строительства в Институте земной коры СО АН СССР. Юрий Анатольевич — организатор и руководитель крупномасштабных натурных вибрационных и сейсмовзрывных испытаний опытных объектов, позволивших впервые получить объективные данные о фактической сейсмостойкости современных зданий массовой застройки в байкальской сейсмической зоне
Юрий Анатольевич Брежинский, кандидат геолого-минералогических наук, бессменный руководитель лаборатории сейсмостойкого строительства в Институте земной коры СО АН СССР. Юрий Анатольевич — организатор и руководитель крупномасштабных натурных вибрационных и сейсмовзрывных испытаний опытных объектов, позволивших впервые получить объективные данные о фактической сейсмостойкости современных зданий массовой застройки в байкальской сейсмической зоне
27 августа 2008 года жители Култука не забудут никогда. В результате 7-балльного землетрясения в домах осыпалась штукатурка, провисли потолки, стены повело и выгнуло, стекла разлетелись, трубы разрушились совсем, печи растрескались
27 августа 2008 года жители Култука не забудут никогда. В результате 7-балльного землетрясения в домах осыпалась штукатурка, провисли потолки, стены повело и выгнуло, стекла разлетелись, трубы разрушились совсем, печи растрескались
baikalpress_id:  92 933