В гости к снайперу

Объятия, поцелуи и слезы радости — две незнакомые семьи встретились так, будто знали друг друга всю жизнь
На фото слева направо — Тимур Лубсанов, журналист «Пятницы» Ирина Покоева, младшая дочь фронтовички Зоя Александровна, Эдуард Лубсанов, Михаил Лубсанов, на стульях — племянник погибшей Цырен-Дулмы Доржиевой Юрий Лубсанов и Галина Романовна Шипулина. «Мы ведь теперь одна семья, вы наша названая тетя, давайте фотографироваться все вместе», — улыбаются гости из Улан-Удэ. Галина Романовна с такой постановкой вопроса полностью согласилась
На фото слева направо — Тимур Лубсанов, журналист «Пятницы» Ирина Покоева, младшая дочь фронтовички Зоя Александровна, Эдуард Лубсанов, Михаил Лубсанов, на стульях — племянник погибшей Цырен-Дулмы Доржиевой Юрий Лубсанов и Галина Романовна Шипулина. «Мы ведь теперь одна семья, вы наша названая тетя, давайте фотографироваться все вместе», — улыбаются гости из Улан-Удэ. Галина Романовна с такой постановкой вопроса полностью согласилась

Младший сержант, снайпер роты автоматчиков 714-го стрелкового полка 395-й стрелковой Краснознаменной ордена Суворова Таманской дивизии Цырен-Дулма Доржиева (на фото в центре) погибла в 21 год. Но ее помнят и любят в семье — все племянники и внуки ее братьев знают о ее судьбе, хранят ее фотографию, а месяц назад родные получили копию наградного листа убитой в марте 1945 года сибирячки. На пожелтевшем листке есть графа «Краткое изложение личного боевого подвига или заслуги». Там описан боевой путь молодого снайпера: «За время пребывания в роте показала себя дисциплинированной, смелой и преданной защитницей Родины. Выполняя боевую задачу командования по уничтожению фашистских захватчиков, повседневно находясь на обороне, она открыла свой боевой счет. 26 марта 1945 года, будучи на охоте, товарищ Доржиева метким снайперским огнем уничтожила 5 немецких солдат; продолжая выполнять свою задачу, младший сержант была убита пулей фашистского снайпера.  За мужество и боевые подвиги удостоена правительственной награды — о
Младший сержант, снайпер роты автоматчиков 714-го стрелкового полка 395-й стрелковой Краснознаменной ордена Суворова Таманской дивизии Цырен-Дулма Доржиева (на фото в центре) погибла в 21 год. Но ее помнят и любят в семье — все племянники и внуки ее братьев знают о ее судьбе, хранят ее фотографию, а месяц назад родные получили копию наградного листа убитой в марте 1945 года сибирячки. На пожелтевшем листке есть графа «Краткое изложение личного боевого подвига или заслуги». Там описан боевой путь молодого снайпера: «За время пребывания в роте показала себя дисциплинированной, смелой и преданной защитницей Родины. Выполняя боевую задачу командования по уничтожению фашистских захватчиков, повседневно находясь на обороне, она открыла свой боевой счет. 26 марта 1945 года, будучи на охоте, товарищ Доржиева метким снайперским огнем уничтожила 5 немецких солдат; продолжая выполнять свою задачу, младший сержант была убита пулей фашистского снайпера. За мужество и боевые подвиги удостоена правительственной награды — о
Эта красивая женщина с озорными глазами была на фронте  в 726-м стрелковом полку 395-й дивизии, застрелила несколько десятков немецких солдат, вернулась с войны  с мужем, воспитала двух дочерей, вырастила внуков  и нянчила правнуков. Галине Романовне Шипулиной 93 года,  но она полна сил, находится в хорошей физической форме, прекрасно владеет речью: слушать ее истории — большое удовольствие. А как она читает стихи! На фото — женщина-снайпер с Михаилом Лубсановым, внуком племянника погибшей Цырен-Дулмы Доржиевой
Эта красивая женщина с озорными глазами была на фронте в 726-м стрелковом полку 395-й дивизии, застрелила несколько десятков немецких солдат, вернулась с войны с мужем, воспитала двух дочерей, вырастила внуков и нянчила правнуков. Галине Романовне Шипулиной 93 года, но она полна сил, находится в хорошей физической форме, прекрасно владеет речью: слушать ее истории — большое удовольствие. А как она читает стихи! На фото — женщина-снайпер с Михаилом Лубсановым, внуком племянника погибшей Цырен-Дулмы Доржиевой

В понедельник, 7 мая, 93-летняя иркутянка Галина Романовна Шипулина принимала гостей из Улан-Удэ — родных своей сослуживицы Цырен-Дулмы Доржиевой, погибшей 26 марта 1945 года. Девушки восемь месяцев учились в Центральной женской школе снайперов в Подольске, вместе месяц добирались до линии фронта под Брестом. «Немецкий снайпер попал ей прямо между глаз в первый же день ее боевого выхода. Мы сначала плакали, а потом так обозлились на немцев, что стрелять стало гораздо легче. Если первый раз я струсила, не смогла убить человека, то после гибели Цырен-Дулмы и командира потеряла счет убитым немцам», — вспоминает Галина Романовна.

— Мы не знали о Галине Шипулиной, пока не познакомились с журналистом и краеведом Баясхаланом Дабаиным. Он восстанавливает данные о фронтовиках из Бурятии. Летом прошлого года журналист попросил отозваться родственников Цырен-Дулмы Доржиевой, моей тети. До этого времени мы знали о ней только то, что помнили мой отец и дяди. У нас в альбоме всего одна ее фотография, — рассказывает племянник погибшей Юрий Лубсанов. — Журналист сообщил, что нашел наградной листок тети. Сами мы сделать этого не могли, так как имя в документе искажено, а он наткнулся на него случайно.

Восстанавливая фронтовую историю землячки, краевед из Улан-Удэ нашел в Интернете статью «Пятницы» о Галине Шипулиной, сослуживицы Цырен-Дулмы. Через нашу редакцию связался с иркутянкой и попросил рассказать все, что она знает о снайпере из Бурятии.

— Так мы узнали, что тетя была самой меткой в школе снайперов, с отличием ее окончила. А на торжественном вручении наградного листа председатель Народного хурала Республики Бурятии Цырен-Даши Доржиев сказал, что выделит нам машину, чтобы мы навестили Галину Шипулину. И вот мы здесь! — улыбается Юрий Ринчиндоржиевич.

Юрий Лубсанов приехал в Иркутск со старшим сыном Эдуардом и двумя внуками — Михаилом и Тимуром. И сначала провел обряд вручения хадака — длинного белого шарфа, который дарят особо дорогим, уважаемым людям в честь какого-то значимого события.

— Теперь вы наша названая тетя! Вы ведь ровесница нашей Цырен-Дулмы, — улыбается 71-летний Юрий.

Гости тщательно подготовились к встрече, собрали материалы о своей тете, привезли цветы и подарки. Растроганная Галина Романовна каждого обняла, расцеловала и, конечно же, согласилась стать тетей, бабушкой и прабабушкой семейству Лубсановых.

А дальше был долгий разговор, воспоминания о военных годах, об учебе в снайперской школе и фронтовых буднях.

— Ваша тетя была скромной девушкой и очень меткой, стреляла лучше всех в нашем выпуске, была лучшей из 60 человек последнего набора снайперской школы, — вспоминает Галина Романовна. — Мы встречались нечасто, были в разных отделениях. На стрельбах, например, или в столовой. А до фронта добирались вместе — целый месяц были в пути.

На фронте Цырен-Дулма была в снайперской паре с Валентиной Магзоловой, своей землячкой. Валя, по словам Галины Шипулиной, наоборот, была очень бойкой девушкой, любила командовать, была отличным организатором. В пути, когда от поезда отстали сопровождающие, Валентина подстрелила и голыми руками разделала козла: «Она кулаком отделила шкуру от туши, подсунула руку и ловко так действовала — мы лишь рты раскрыли! А она скомандовала нам, чтобы искали дрова и воду, разжигали костер. Наварили мяса и наелись! А на другой остановке прошлись по составам, нашли брошенную перемерзшую картошку и свеклу, набрали, рубили лопатками, готовили и ели».

— А знаете, как нам удавалось сфотографироваться? — рассматривает Галина Шипулина старую фотографию сослуживиц размером со спичечный коробок. — Мы не ели сахар, тайком собирали его. Денег не было, и вместо них мы рассчитывались с фотографом сахаром! Так делали все девчонки. Главное было сделать это незаметно, ведь если бы узнали, что мы недоедаем, нам крепко досталось бы. Хорошо, что фотограф соглашался на такой расчет, иначе не было бы у нас тех снимков из школы. Я не знаю, с кем тут Цырен-Дулма, не узнаю этих девушек, но у меня есть свой снимок — я там с Валей Магзоловой и Кларой Карпенко, мы были в одном отделении, с ними общались гораздо больше. А ваша тетя не очень хорошо по-русски говорила.

И это действительно так — Цырен-Дулма выросла в селе Ехэ-Цаган (раньше Зун-Тамча) Тамчинской долины в Селенгинском районе Бурятии. Село было обособленным, и большая часть населения общалась исключительно на родном языке.

Сейчас Лубсановы уже знают, что тетя была убита и похоронена в Германии, в Верхней Силезии, город Прибус (ныне польский Пшевуз). Ее останки покоились на красноармейском кладбище в могиле № 12. Есть данные, что позже произошло перезахоронение на одном из ближайших воинских кладбищ — в польских городах Жагань или Жоры. Семья пытается получить более конкретные данные, чтобы съездить туда и отвезти горсть родной земли.

— Повоевать тете много не пришлось, погибла на первой же охоте, поразив пятерых немцев. Нужно было уходить с точки, а она, видно, увлеклась и была сражена немецким снайпером, — говорит Юрий Ринчиндоржиевич.

Воспоминания Галины Шипулиной Лубсановы слушали много часов, с придыханием подмечая все подробности о жизни в снайперской школе, о том, как там каждое утро пели гимн, как можно было схлопотать наряд, если не хотелось петь строевую или плохо была заправлена кровать, как засыпали стоя на политподготовке, как девушкам-снайперам не полагались боевые 100 грамм — все то, что им могла бы рассказывать Цырен-Дулма, если бы выжила в той войне.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments