Усть-Куда: декабристские диваны из песчаника и картофельные яблочки

За почти 350 лет старинное село пережило революцию, коллективизацию, мобилизацию

Старинное сибирское селение Усть-Куда, расположенное совсем недалеко от Иркутска, уникально своей историей. Основанное тремя казаками, это село стало местом ссылки декабристов и восставших поляков. Волконские и Трубецкие отстроили здесь дачи, где проводили много времени: отдыхали, катались на лодке, музицировали и мастерили. На память устькудинцам от той поры остались собственноручно изготовленные декабристами из песчаника диван и кресла. Кроме того, здесь родился и вырос известный писатель Алексей Зверев, который до глубокой старости посещал родные места. Однако, как с горечью отмечают жители, сегодня о них все забыли, никто их не помнит и не слышит.

Чудесные места

Через два года Усть-Куда отметит 350-летний юбилей. Это село, расположенное менее чем в 30 километрах от областного центра, пережило немало перипетий и перемен. Здесь никогда не было купечества, промысла. Испокон веков жители этого селения занимались сельским хозяйством. Песчаные земли располагали к тому, чтобы население каждый год снимало богатый урожай картофеля, лука и прочих овощей. Все это сначала на подводах, а затем, спустя века, на автобусах вывозили в столицу Иркутской губернии — торговать. Кроме того, в качестве товара всегда в избытке были дрова и ягоды.

В свое время, более трех веков назад, эти плодородные и красивые места облюбовали казаки. У впадения Куды в Ангару в большом количестве водились зайцы, лисы, козы, а реки были полны рыбой. Постепенно к трем основателям стали примыкать другие переселенцы, и деревушка стала разрастаться. Изначально ее назвали Казачьей слободой, однако в округе уже были населенные пункты с таким названием, поэтому было решено переименовать ее в Усть-Куду.

В середине 20-х годов XIX века сюда прибыли декабристы. В Усть-Куде остановились братья Поджио, итальянцы по происхождению, однако русский язык они знали в совершенстве, поскольку выросли в России. Здесь же обосновался и Петр Муханов. Он прожил в деревне десять лет, и сегодня его имя носит одна из улиц.

— По рассказам старожилов, единственное, о чем сокрушались братья Поджио, — о том, что здесь не растут яблоки. И тогда одна женщина принесла им полмешка картошки, которую местные считали яблоками, — рассказывает Юлия Астафьева, жительница Усть-Куды и бывший директор школы. — Декабристы построили парники и научили местных выращивать в них огурцы и помидоры. Семена им присылали родственники. Кроме того, они построили школу, в которой Муханов преподавал математику. Это были высокограмотные люди, знавшие несколько языков.

Диван из песчаника

Некоторое время здесь также жили декабристы Панов и Бечаснов. Усть-Куда декабристов привлекала своей природной красотой, и они называли эти места чудесными. Поэтому неудивительно, что вслед за остальными сюда перебрались и Трубецкие с Волконскими. Правда, не насовсем. Они построили дачи в местечке под названием Камчатники, в полутора километрах от деревушки, и проводили там довольно много времени. Оттуда открывался завораживающий вид на окрестности. Внизу протекала река, а дачи окружал лес.

В книге «С Иркутском связанные судьбы» поэт Марк Сергеев приводит рисунок дочери Трубецкого, Зинаиды. На нем нарисовано, как Волконская сплавляется из Урика на лодке в Усть-Куду, а Екатерина Трубецкая берегом через заросли скачет на лошади.

Частенько к ним в гости наведывались Лунин, братья Муравьевы и Раевский. Они музицировали, отдыхали. И не только. Поскольку в окрестностях было много песчаника, Сергей Волконский вырезал из него диван, кресла, рояль.

Школьники с учителями до сих пор при возможности ходят туда на экскурсию — и летом, и зимой; усаживаются на сохранившийся диван, разводят костер и разговаривают о декабристах. Сейчас на этом месте стоит стела, правда с годами она начала разрушаться. В планах у администрации муниципалитета восстановить ее. Камчатник сегодня считается историко-ландшафтным памятником регионального значения.

Каппелевцы испугались тифа

До революции в Усть-Куде жили единоличным хозяйством, а те, кто не имел собственного подворья, работали у зажиточных односельчан. Сено, дрова, ягоду, овощи устькудинцы возили на продажу в Иркутск и этим жили. Ремесленников здесь не было, местные дома с красивыми резными наличниками были привезены сюда из соседнего Урика. В 1929 году недалеко от селения образовалась коммуна, однако просуществовала она недолго, и на смену ей год спустя пришли колхозы: имени Буденного, «Большевистская весна», «Серп и молот». Тогда своего крова лишились и шесть зажиточных семей.

— Один из них был хорошим умельцем, Трофим Попов. У него было четыре сына. На берегу реки он устроил крупорушку, на которой обдирали гречиху, и крахмалотерку, — продолжает рассказ Юлия Астафьева. — Они считались богатыми, хотя свое благосостояние нажили честным трудом. Сами были очень трудолюбивыми. Перед репрессиями ему пришлось все продать по дешевке, забрать семью и уехать из деревни. А другая семья не успела уехать загодя. Они были многодетными, и, когда их выселяли, не все ребятишки смогли поместиться в телеге. Одного родителям пришлось оставить соседям на воспитание.

Помнят здесь и приход каппелевцев. Местная жительница Афанасия Яковлевна рассказывала, что видела из окна дома, как с Камчатника черной ниткой по белому снегу спускались конники. У нее в то время мама болела тифом, и на доме висела табличка, предупреждающая об этом. Скорее всего, именно это и спасло им жизнь. К ним каппелевцы не заходили, а вокруг грабили, насиловали. Отбирали все, что было у людей. Но и это устькудинцы пережили.

Первыми председателями колхозов в Усть-Куде выбирали своих односельчан. Они были неграмотными, но зато активными. Благодаря им колхозы процветали. Люди совершали трудовые подвиги, ставили рекорды. И когда три хозяйства объединились в один совхоз, он стал миллионером. Жить стало лучше, работа кипела. Появились трактора. Люди работали целыми династиями: родители, дети, внуки.

Однако старики помнят и голодный 1933 год, когда на полях ничего не родилось и работающему давали по 100 граммов хлеба на день. В него подмешивали траву курлыч, о которой сейчас никто и не помнит. А в войну в хлеб добавляли лебеду и варили крапивные щи. На фронт отсюда ушло более 100 человек. В Усть-Куде осталось немногих больше — всего 400. И сразу все легло на плечи женщин и подростков. Они работали на лесоповале, сенокосе, в полях. Многие в войне потеряли своих близких, гибли семьями: отец и сын, два брата. Горе заглядывало в каждый дом. Однако люди продолжали работать и ждать окончания войны.

Усть-кудинский писатель

Еще одной гордостью селян, помимо декабристов, является сибирский писатель Алексей Зверев. Он родился, вырос здесь и до глубокой старости посещал родные места. К сожалению, дом его не сохранился. Как рассказывают жители, он с детства рос смекалистым. Когда пришли каппелевцы и принялись разорять дома, резать живность, он свою корову завел домой и закрыл ее на замок. Ночью он приходил ее поить, кормить и снова уходил жить к родственникам. Дом не топился, стоял под замком, поэтому капеллевцы думали, что нежилой. Писателем он стал поздно. Сначала работал учителем и впоследствии написал книгу о своих учениках.

— Я познакомилась с Алексеем Зверевым в 1987 году, когда он приезжал на праздник. Вижу, идет человек необычайный, от него словно свет исходит. Я — к учительнице, а она говорит, что это наш писатель. Мне удалось к нему подойти. Мы поговорили, и я пригласила его к нам в школу на чаепитие. Он приехал, а мы приготовили для него торт в виде раскрытой книги, а на ней роза. Так он не смог разрушить эту красоту и увез его в Иркутск, чтобы показать писателям, — вспоминает Юлия Афанасьева.

После этого он еще не раз навещал в деревню и всегда его встречали с теплотой и радостью. Единственное, о чем сожалеет Юлия Григорьевна, что не успели создать в Усть-Куде его музей. После смерти писателя его жена сразу уехала в Белоруссию, и кроме его книг в деревне ничего не осталось. Связь с его женой так и не удалось установить.

Храм оскверняли местные подростки

Не менее примечательна и здешняя церковь Казанской Иконы Божией Матери. Местные называют ее не иначе как белокаменной невестой. Храм, которому более 200 лет, был возрожден несколько лет назад. Его первый камень был заложен в 1803 году. Спустя всего два года был освящен престол во имя святителя Николая Чудотворца.

В 30-е годы церковь была закрыта, ее священник и его старший сын арестованы, а храм передали местному колхозу. Власти распорядились новым имуществом по-своему. Сначала здесь разместили склад для хранения зерна, а позже в нем содержали телят. Часть церковной утвари была отдана в госфонды, остальное жители разобрали по домам или было сожжено. По словам местных, церковь долгое время осквернялась. В ней собирались усть-кудинские подростки. А однажды здесь произошел пожар, после которого от здания остались одни руины.

Возрождать Казанский храм начали в 2003 году. Его настоятелем стал священник Сергей Кульпинов. Было принято решение не строить новый храм, а отреставрировать разрушенный. Чертежи и схемы старого храма практически не сохранились, поэтому новая церковь отличается от той, что была здесь пару столетий назад. Она выполнена в довольно резком стиле: позднего барокко и раннего классицизма. Этот стиль предполагает богатое и пышное внутреннее убранство со множеством золота и ярких красок. Иконостас в храме сделан из гранита, его вес почти 30 тонн.

Клуб — в подвале, спорт — на пляже

Как отмечают в местной администрации, самое примечательное в их селении как раз то, что люди помнят свое прошлое. Сегодня здесь есть памятные доски сибирскому писателю Алексею Звереву, декабристам, их женам, а также Францу Голзицкому, председателю совхоза-миллионера, очень уважаемому человеку.

Впрочем, и сегодня жизнь деревни бурлит. Селение получило новый виток в 80-е годы, когда сюда приехали геологи. Они планировали построить поселок городского типа впритык к старинным деревенским избам. Однако время распорядилось по-другому. ПГТ так и не удалось создать, зато появился новый район села. Сейчас местные делят деревню условно на старую и новую. За счет геологической экспедиции население выросло в несколько раз и продолжает прирастать. В настоящее время здесь проживает более двух тысяч человек.

В 2006 году Усть-Куду выделили в отдельное муниципальное образование. Основным местом работы сегодня по-прежнему остается подразделение предприятия «Сосновгео». Люди трудятся в камнерезном, транспортном, буровом, механическом цехах. Кроме того, предприятие принимает участие в общественной жизни села. Отсыпают дороги, а также выделили большой подвал для досуга молодежи, где расположены тренажерный зал и библиотека. Просторный двухэтажный клуб сгорел здесь 14 лет назад, и до сих пор местные власти бьются за то, чтобы у детей появилось новое здание. Был готов даже проект реконструкции, оформлен земельный участок, однако денег пока не выделено.

Не хватает в селе и спортивных площадок. В этом году одна такая появится благодаря выигранному тендеру. Администрация приобрела ограждение в виде трехметровой сетки, сейчас производится отсыпка площадки и установка столбов. Между тем спортивная жизнь села процветает. Даже пенсионеры здесь активно участвуют в соревнованиях и получают призовые места. В этом году в Усть-Куде проводился международный турнир по пляжному волейболу с участием монгольских спортсменов. Местные ребята заняли первое место.

— Наши ребята очень талантливые и инициативные. Они добиваются успехов и в спорте, и в творчестве, — рассказывает Вера Лопатина, заместитель главы администрации Усть-Кудинского МО. — Два года назад танцевальный кружок «Стиль» в Пекине на международном фестивале занял первое место. И это не единственный наш танцевальный коллектив, не говоря уже о вокальных. Вот только заниматься им негде. Выручает только подвал. Конечно, хочется, чтобы был свой Дом досуга и творчества, но своими силами мы решить эту проблему не можем. В этом году сами отремонтировали ФАП, который расположен в столетнем доме. Зимой в нем мороз гулял по коридорам, принимать пациентов было невозможно. Нам сообщили, что отремонтировать его удастся не раньше 2020 года. Тогда мы всей деревней собрали деньги, приобрели материалы и сами сделали капитальный ремонт.

Китайцы ушли

К слову, много лет в Усть-Куде трудились и граждане КНР. Их плантации раскинулись на большой территории совсем неподалеку от бывших декабристских дач. Однако в этом году здесь царит тишина. Заброшенные теплицы зияют дырами в целлофане и оголившимися деревянными конструкциями. В прошлом году несколько десятков китайцев еще работали, в этом году они исчезли. Жители предполагают, что причина этого в принятых областным правительством нулевых квотах для мигрантов в сфере сельского хозяйства. И если в Урике и Хомутово китайцы трудятся невзирая ни на что, то в этой местности они решили придерживаться установленного закона. Хотя местные уверены, что они все равно рано или поздно снова здесь появятся.

Сегодня в Усть-Куде активно идет работа и по предоставлению земельных участков нуждающимся. За последнее время было выделено 100 земельных участков для всех категорий населения: многодетным, неполным семьям, участникам боевых действий, инвалидам и северянам. При этом у местной администрации даже нет собственного помещения. Вместе с детским садом они вынуждены временно ютиться в здании школы. И это еще одна проблема.

— У нас очень интересная деревня, и живут в ней замечательные люди. Мы хотим развиваться и хорошо жить. Только жаль, что нас совсем не слышат, — с горечью рассказывает Вера Лопатина. — Казалось бы, живем совсем недалеко от областного центра, но наши просьбы о помощи до Иркутска не доходят.

Загрузка...