Учёные сомневаются, что популяция омуля на Байкале снижается из-за бакланов

О существенном сокращении популяции омуля на Байкале ученые говорят с начала лета.

Напомним, впервые снижение численности омуля в Байкале связали с бакланами бурятские рыбаки. По их словам, каждая особь съедает до 2 кг рыбы в день, за сезон это тысячи тонн. На днях стало известно, что в Бурятии этот вид птицы исключили из республиканской Красной книги и, более того, разрешили на него охоту. Но представители иркутского научного сообщества уверены, что в происходящем нельзя винить баклана. По мнению иркутского эколога Виталия Рябцева, к проблеме исчезновения рыбы имеют отношение главным образом браконьеры. Решение же властей Бурятии он назвал «настоящей антиэкологической дикостью». Чтобы выяснить, действительно ли между ростом численности бакланов и снижением популяции омуля есть взаимосвязь, сотрудники информационного агентства «Телеинформ» обратились за комментариями к экспертам.

Директор ЛИН СО РАН, академик Михаил Грачев:

— Баклана на Байкале действительно стало много, причин этому никто не знает. Поверье, что эта птица съедает много омуля, существует уже давно, рыбаки бакланов отстреливали из-за этого еще в 1930-х годах. Но научных обоснований касательно того, что именно бакланы стали причиной снижения популяции рыбы, нет. На мой взгляд, браконьеры, вылавливающие омуля, наносят гораздо больший вред.

Орнитолог Виктор Попов:

— В 1950—1960 годах баклана внесли в Красную книгу. Однако с 2006 года он начал размножаться. Сейчас никто не знает, какова численность бакланов на Байкале, поскольку научных исследований никто не проводил. Но уже года три назад стало ясно, что у рыбаков появятся претензии.
Однако утверждать, что именно баклан стал причиной снижения численности омуля, нельзя. Сначала нужно провести комплекс исследований — установить численность птиц, понять, чем они питаются, поскольку одни экологи считают, что омулем, другие — что бычком. Пока нет фактов, все остальное — это эмоции, как со стороны защитников баклана, так и со стороны противников. В Бурятии на эти эмоции повелись и сделали его охотничьим видом. Хотя такое решение абсурдно, поскольку этот вид не представляет никакой промысловой ценности. Я думаю, что в Иркутской области до этого не дойдет.

По большому счету, в настоящее время из баклана сделали «козла отпущения», потому что всегда проще найти виноватого.

На самом же деле больший урон наносит браконьерская ловля. Если сейчас баклана перебить, количество омуля от этого не увеличится.

К слову, в европейских странах и на юге России, где этой птицы много, существует опыт регулирования ее численности. Но это делается только на искусственных водоемах, где выращивается рыба. В природных условиях количество баклана не контролируется. Если в Иркутской области потребуется прибегнуть к этому решению, то надо опираться на уже существующий опыт. Но, еще раз повторю, сначала нужно провести научное исследование, а для этого нужно финансирование.

baikalpress_id:  96 726