Учебный год начался

Главное — хороший учитель, класс, доска и мел

Чего ждать от нового учебного года? К каким изменениям следует быть готовыми? Об этом мы поговорили с министром образования Иркутской области Валентиной Перегудовой.

— Валентина Васильевна, наступил новый учебный год…

— Чему мы очень рады. Школы к новому учебному году готовы, ждут детей. Педагоги тоже готовы. Посещая образовательные учреждения, с удовлетворением отмечаю, как ответственно коллективы подготовились к 1 сентября. Хочется сказать им спасибо за то, что наши школы выглядят замечательно. Чистые, красивые, уютные, со свежим ремонтом. Заходи и учись с удовольствием. Всего в образовательные учреждения Иркутской области пойдет 305 тысяч детей. 37 с половиной тысяч первоклассников впервые переступят школьный порог.

— Говорят, что в нынешнем году в России небывалое количество первоклассников; в некоторых школах набрали более десяти первых классов. Нет ли проблемы переполненности?

— Действительно, мы набрали много первых классов. По нормам СанПиНа наполняемость класса зависит от его площади: на каждого ребенка должно приходиться не менее двух с половиной метра. Наши классы довольно просторные, обычно 60 квадратных метров, количество детей в классе 31—32. Я это особой проблемой не считаю, потому что мы сами учились в больших классах, и качество нашего образования от этого не страдало. Главное, что наши учителя подготовлены для работы с таким количеством детей и способны дать им качественное образование. Данные различных мониторингов показывают высокий уровень знаний школьников нашего региона.

— То есть мы не можем говорить, что перегруженность носит угрожающий характер?

— Пока нет. Этот вопрос постоянно прорабатывается, идет разгрузка смен. К тому же строятся новые школы. В этом году по федеральной программе строится школа в Ленинском районе на 1275 мест. Ее масштабы просто потрясают. Школа очень большая, красивая, оснащенная по последнему слову техники, с двумя бассейнами, с большим спортзалом на четыре баскетбольных поля, с актовым залом, форумом, кинозалом, библиотеками, читальными залами, атриумами, хорошими светлыми классами модульного типа, в которых можно организовать коллективную и индивидуальную работу. Эта школа не просто новая, она признана модельной для всей страны. Кроме этого, достраивается школа в поселке Нерха, Нижнеудинский район, строится школа в поселке Мамакане, 1 сентября открылась новая школа в Заларях на 520 мест.

— Какова судьба малокомплектных школ? Были серьезные дискуссии об их целесообразности и эффективности.

— Малокомплектные школы будут существовать, пока будут востребованы.

— Как продвигается проект по строительству «Умной школы», идеологом и инициатором создания которой была Тина Канделаки?

— «Умной школе» — быть! Вопрос с землей уже решен, участок под строительство официально выделен. Инвестор сейчас должен предоставить проект. В сентябре наши специалисты поедут в Москву, чтобы обсудить концептуальные вопросы — как она будет работать, кто в ней будет работать, какими категориями детей она будет заполнена. Как вы знаете, инициаторы создания школы поставили перед собой социально значимую задачу помощи детям-сиротам. На территории образовательного комплекса планируется построить поселок для приемных семей. Дети будут учиться вместе с обычными школьниками. И это для них реальный шанс получить образование и опыт социализации, который поможет им в дальнейшей жизни.

— Отличная новость. А ведь сколько было скептиков поначалу.

— Этот проект нашему региону очень нужен. У него нет аналогов в России. Когда Марк Сартан впервые приехал на переговоры в Иркутск, мы все его сразу поддержали.

Начали готовить педагогов, разрабатывать программы, готовить детей, которые будут жить в приемных семьях. Мы понимаем важность и уникальность этого проекта и готовы его реализовывать.

— Для вас новый учебный год начинается с новым министром образования Ольгой Васильевой. Каких решений вы от нее ожидаете?

— Конечно, мы ждем обновления содержания образования, ждем глубокого анализа процессов; возможно, от чего-то мы откажемся, возможно, будет введено что-то новое, более интересное и перспективное в плане развития системы образования. Ждем стабильности и преемственности. Возлагаем на нового министра большие надежды.

— Почему каждый год всплывает тема школьных поборов? Вы и ваши предшественники неустанно говорили, что это незаконно и несправедливо. Но люди все равно жалуются: поборы продолжаются. Почему так происходит? Может быть, надо просто смириться?

— Эту проблему нужно делить на несколько частей. Есть обоснованные просьбы руководителей образовательных учреждений. Не хватает финансирования, а школу необходимо сдавать к новому учебному году, делать какие-то приобретения, которые улучшат образовательный процесс. И есть поборы необоснованные, которые можно назвать излишествами. Есть шторы — давайте купим еще одни. Руководители образовательных учреждений должны давать себе отчет, на что они просят деньги. Все-таки нужно исходить из здравого смысла, соблюдать принцип разумности. К тому же ресурсы у семей разные, у нас есть много одиноких родителей, малообеспеченных, многодетных, и не всем эти взносы по карману. А ведь ребенка нужно еще и к школе подготовить, одеть-обуть, купить принадлежности. Самое печальное, что по цене детская одежда и обувь не отличаются от взрослой, поэтому родителям приходится нелегко. Директорам нужно ранжировать взносы исходя из возможностей родителей. Впрочем, родители свою лепту могут вносить не обязательно в денежном измерении, можно что-то починить, покрасить, прибрать. Главное — не самоустраняться от проблем школы. Напомню, родители — такие же участники учебного процесса, как их дети и учителя.

— Чем (каким объектом, решением какой проблемы) гордится министр образования Иркутской области в канун этого 1 сентября?

— Я горжусь нашими учениками, которые участвуют в олимпиадах различного уровня и получают высокие оценки; горжусь областным парламентом школьников; горжусь тем, что наши учителя становятся победителями различных конкурсов, обладателями грантов различного уровня, получают премии президента, губернатора. И вообще, наши учителя и дети самые талантливые.

— Разговоры о необходимости что-то делать с ЕГЭ до сих пор не утихают. По вашему мнению, что нужно оставить, а что изменить?

— Этот вопрос тоже нужно делить на две части. Сама форма сдачи Единого государственного экзамена хорошая, дающая равные возможности всем детям, как городским, так и живущим в глубинке. Школьники могут поступить в любой вуз страны без повторной сдачи экзамена. Однако есть организационные моменты, к примеру, видеонаблюдение, пропускная система и т. д., которые вызывают отрицательную реакцию у детей и их родителей. Пропускная система не преследует цели обнаружить планшеты, смартфоны и другие средства связи. Это делается в целях обеспечения безопасности. Ведь в аэропорту мы не возмущаемся, что нам необходимо разуться, вынуть ремень, пройти проверку.

— А в содержательной части не предполагаются изменения и корректировки?

— Над этим работают ученые, Академия наук. И я думаю, что будет что-то меняться и в содержательной части в том числе. Научных дискуссий на эту тему было много. Эксперты считают, что с ведением ЕГЭ наши дети перестали говорить, перестали рассуждать, обобщать, анализировать, не умеют излагать свои мысли ни устно, ни письменно. И уже сейчас ЕГЭ корректируется и совершенствуется: в этом году по географии, истории и биологии будет отменена тестовая часть и введено историческое сочинение. Возможно, после апробации по некоторым предметам наряду с письменным экзаменом будет устная часть, как в экзамене по иностранному языку.

— В последнее время определенные круги всерьез говорят о необходимости расширенного преподавания школьного курса «Православная культура». То есть в обязательном порядке с 1-го по 11-й класс. Насколько это реально?

— Это только разговоры, никаких официальных заявлений по этому поводу не было. Что касается патриотического воспитания — на это делается упор. Это заказ самого общества, правительства. И, по моему глубокому убеждению, это правильно.

— В некоторых российских школах сложилась коллизия, когда детей безальтернативно записывают на курс «Основы православия». Руководство школ мотивирует это разными причинами: «нет учителей», «это решение родительского собрания», «нет средств» и т. д. Родители всерьез встревожены.

— Такого быть не должно, это перегибы на местах. Дело в том, что, прежде чем преподавать «Основы религиозных культур и светской этики», курсовые учителя проходили подготовку по всем шести модулям. И даже если какой-то модуль выберет только один ребенок, его должны ему преподавать. Никто никого не имеет права заставлять.

— А какой модуль чаще всего выбирают в Приангарье?

— В Иркутске и Иркутской области большинство родителей выбирают «Основы православия».

— Какой, в вашем понимании, должна быть современная школа?

— Она должна быть современной, хорошо оборудованной, это должно быть творческое и безопасное пространство для всех участников процесса. Самое главное — это хороший учитель, светлый класс, доска и мел. Все остальное это только вспомогательные инструменты для получения знаний.

— То есть не надо слишком увлекаться технологиями?

— Я была в школах Японии. И меня очень удивило, что нигде в классах не было интерактивных досок, планшетов и других гаджетов. Они не разрешают детям этим пользоваться. В классах такие же доски, как у нас, мел, тряпка. Японцы говорят, что дети и так много времени проводят за компьютером и здоровье от этого страдает.

— Что делается для реализации в наших школах инклюзивного образования?

— С 1 сентября вступят в силу новые федеральные образовательные стандарты для детей с ограниченными возможностями здоровья. Наши коррекционные школы будут работать по-другому. В классе теперь будет по пять человек. Что касается инклюзивного образования, я считаю, что наше общество еще не совсем готово к тому, чтобы внедрить его везде и в полной мере. Самое главное препятствие — это родители детей с ограниченными возможностями. Они боятся отпустить своего ребенка в коллектив. Боятся, что их детей обидят, что к ним будут не так относиться, что общество их не примет. Хотя, действительно, особые дети, попадая в коллектив сверстников, лучше развиваются, лучше социализируются, находят себе друзей и учатся лучше. А здоровые дети становятся терпимее и добрее. Уверена, процесс инклюзии будет развиваться, мы к этому неуклонно двигаемся. У нас уже есть дети с ограниченными возможностями, которые успешно учатся в общеобразовательных школах, лицеях и гимназиях. Мы развиваем программу «Доступная среда». Оборудуем образовательные учреждения пандусами и поручнями. Школы готовы к приему таких детей, но родители пока сомневаются.

— Возможно, они сомневаются в готовности учителей работать с такой категорией детей?

— Это одна из задач, которая стоит перед министерством Иркутской области. Преподаватель общеобразовательной школы не всегда владеет методиками работы с особыми детьми. Нам есть еще к чему стремиться и учиться. Будем этим заниматься.

— Какие еще задачи вы ставите перед собой в нынешнем году?

— Те же самые, которые нам ставит Министерство образования и науки. Это уменьшение бюрократической нагрузки на учителя, апробация и внедрение профессиональных стандартов учителя, повышение качества образования, внедрение федеральных образовательных стандартов для детей с ограниченными возможностями.

— Валентина Васильевна, что бы вы хотели пожелать читателям?

— Родителям — выдержки, детям — здоровья и хороших оценок, учителям — здоровья, благодарных родителей и хороших учеников.

— Спасибо и удачи!

  • Больше иностранных языков

Сегодня мы спросили у иркутян: «Как вы считаете, каких школьных предметов не хватает, а какие можно было бы сократить?»

Геннадий:

— Не думал никогда об этом. Наш сын учится в лицее, там всесторонне развивают детей, даже танцы есть. Мы всем довольны.

Ольга Дмитриевна:

— Я считаю, что нужно больше уделять внимания преподаванию гуманитарных дисциплин. Я сама вела в колледже курс, посвященный мировому искусству, и точно знаю, что мои ученики никогда по подворотням не будут грабить. Они все люди.

Игорь:

— Нужно так учить, чтобы ребенок умел рассуждать, думать. Что касается основ религиозной культуры, здесь надо очень осторожно. Без навязывания.

Алена:

— Наверное, хорошо было бы больше иностранных языков, а не один, как нас учили.

Андрей:

— Хотелось бы, чтобы школа быстрее реагировала на изменения. Какие-то предметы, естественнонаучные например, можно было бы вообще объединить. Ввести возможность изучать больше иностранных языков. А основы религиозной культуры преподавать только факультативно.

Иллюстрации: 

В июне нынешнего года началось строительство школы на 1275 мест в жилом комплексе «Эволюция» в Ленинском районе Иркутска. Примечательно, что проект этой школы вошел в реестр типовых проектов строительства школ в РФ. Образовательное учреждение будет состоять из семи трехэтажных и одного одноэтажного блоков. Практически это будет целый городок со всем необходимым, включая кинозал, бассейн, спортзал, актовый зал-форум, библиотеку, читальный зал, медицинский кабинет, столовую с пищеблоком. Школа будет возведена на условиях софинансирования. В настоящее время на участке начаты земляные работы и устройство фундамента. Подрядчик планирует закончить строительство в декабре 2016 года
В июне нынешнего года началось строительство школы на 1275 мест в жилом комплексе «Эволюция» в Ленинском районе Иркутска. Примечательно, что проект этой школы вошел в реестр типовых проектов строительства школ в РФ. Образовательное учреждение будет состоять из семи трехэтажных и одного одноэтажного блоков. Практически это будет целый городок со всем необходимым, включая кинозал, бассейн, спортзал, актовый зал-форум, библиотеку, читальный зал, медицинский кабинет, столовую с пищеблоком. Школа будет возведена на условиях софинансирования. В настоящее время на участке начаты земляные работы и устройство фундамента. Подрядчик планирует закончить строительство в декабре 2016 года
В апреле прошлого года известная телеведущая Тина Канделаки сделала сенсационное заявление о намерении построить в Иркутске образовательный комплекс нового типа «Умная школа» из 37 зданий, где будет все: от детского сада — до старшей школы. Преподавание в «Умной школе» будет вестись по самым современным методикам. Важная часть проекта — поселок для приемных семей: дети-сироты будут ходить в школу вместе с детьми из обычных семей. Многие сначала не поверили, что такое возможно. Но мы видим, как идея постепенно обретает конкретные очертания. Уже есть великолепная архитектурная концепция, разработанная датским архитектурным бюро CEBRA; есть инвестор, готовый вложить в реализацию проекта миллиарды рублей. Наконец, определено место для строительства: в июле губернатор Иркутской области Сергей Левченко подписал распоряжение о выделении земельного участка площадью 20 га на берегу Чертугеевского залива. Предполагаемые сроки сдачи первой очереди объекта — сентябрь 2019 года
В апреле прошлого года известная телеведущая Тина Канделаки сделала сенсационное заявление о намерении построить в Иркутске образовательный комплекс нового типа «Умная школа» из 37 зданий, где будет все: от детского сада — до старшей школы. Преподавание в «Умной школе» будет вестись по самым современным методикам. Важная часть проекта — поселок для приемных семей: дети-сироты будут ходить в школу вместе с детьми из обычных семей. Многие сначала не поверили, что такое возможно. Но мы видим, как идея постепенно обретает конкретные очертания. Уже есть великолепная архитектурная концепция, разработанная датским архитектурным бюро CEBRA; есть инвестор, готовый вложить в реализацию проекта миллиарды рублей. Наконец, определено место для строительства: в июле губернатор Иркутской области Сергей Левченко подписал распоряжение о выделении земельного участка площадью 20 га на берегу Чертугеевского залива. Предполагаемые сроки сдачи первой очереди объекта — сентябрь 2019 года