Участок «Северный» живёт воспоминаниями

Участок «Северный», что в Осинском районе Иркутской области, — это глухой таежный край, некогда известный лесхозом, где собирали живицу. Как живется теперь таежникам?

В «Северный» ведет разбитая проселочная дорога. Добраться туда возможно лишь в сухостой и в зимнее время года. Впрочем, желающих навестить этот скромный уголок находится немного. В деревушке сегодня осталось только четверо местных жителей, которые ведут размеренную, неторопливую и тихую жизнь. Их повседневный быт разбавляют лишь заезжие лесорубы, облюбовавшие этот участок для своей промышленной деятельности.

В советские годы участок «Северный» имел большую популярность благодаря процветавшему здесь тогда Усольскому химлесхозу.

В летний сезон на заработки туда приезжали люди со всего Советского Союза. Главным направлением работы предприятия в этом глухом краю был сбор живицы. Сотни людей тоннами собирали смолу и тем самым неплохо зарабатывали себе на жизнь. По словам местных, если одна семья хорошо отрабатывала сезон, то из «Северного» уезжала уже на собственной машине. Вот такие были заработки!

Блага цивилизации здесь появились в 1980 году, когда на участок провели электросети. До этого люди пользовались энергоресурсами небольшой подстанции химлесхоза. Свет поступал только в определенные часы: когда люди собирались на работу, приезжали на обед и в вечерние часы. Впрочем, в другое время он и не особо был нужен, так как с раннего утра и до вечера работники пропадали в тайге. В те ударные годы деревушка была крепким селением. Люди строили себе избушки, где жили по несколько человек или целыми семьями.

Для детей здесь построили начальную школу, для отдыха открыли клуб. Имелся и свой небольшой магазин, где можно было приобрести все необходимое: продукты и товары на каждый день.

Те годы местные жители вспоминают с ностальгией.

В 1995 году предприятие закрылось, и, поскольку другой работы для населения просто не было, большая часть жителей в поисках лучшей доли направилась на новое место жительство.

С каждым годом селение становилось все меньше, пока счет уже не пошел на единицы... Люди оставляли свои дома, забирали нехитрый скарб и навсегда уезжали из деревушки.

Сейчас большая часть домов участка «Северный» стоят с заколоченными окнами и дверями. Вокруг царят тишина и спокойствие. Единственный житель, которого удалось обнаружить в селении, неторопливо чистил у дома снег.

— Здесь только соседка, одна бабушка, осталась. И напротив семья живет. Остальные дома либо заброшенные, либо в них живут лесорубы. Они здесь постоянно находятся — считай, что живут, — говорит дедушка.

Владимир Титяков приехал сюда в 1979 году из Казахстана. Сразу обосновался и влился в рабочую среду.

— Молодым был, романтики хотелось. Из Казахстана я сначала перебрался в Тюменскую область, поработал в лесхозе. А тут товарищ один предложил ехать сюда. Он в газете вычитал, что требуются работники. И я недолго думая согласился. Интересно было посмотреть другие места, попробовать что-то новое. Мы приехали в Усолье, нас оформили и сразу привезли сюда, — рассказывает Владимир Борисович.

Правда, быть сборщиком живицы ему не понравилось. Мужчина попросил другую работу — и сел за трактор. В «Северном» он нашел свою вторую половинку. Жена его оказалась из Курской области. Сюда приехала также на заработки. Супруги построили свой дом, баньку и все хозяйские постройки.

По всей тайге Владимир Титяков подвозил сборщикам бочки, в которые и тарили живицу.

Эти емкости здесь изготавливали сами. С давних пор жители деревни освоили старинную профессию бондаря. Для хранения смолы они делали 200-литровые сосновые бочки.

— Эта работа трудоемкая — бочки ведь надо обработать, высушить. У нас была своя мастерская — с бондаркой, станками, циркуляркой, двухъярусной сушилкой. В нее входило за раз около 200 остовов. Остальные оставляли сушить на улице, они ждали своей очереди. Целый конвейер был отлажен по производству бочек, — говорит Владимир Титяков. — В год изготавливали порядка двух тысяч бочек, и каждый мастер за один день мог сделать 10 емкостей.

Владеющий этим ремеслом человек должен быть мастером на все руки: и плотником, и столяром, и станочником, и жестянщиком. Кроме того, он должен хорошо разбираться в породах деревьев — не каждое дерево может стать хорошим материалом для изготовления бочек. При этом древесина должна быть без сучков и трещин, определенного возраста и просушки. У каждого такого бондаря есть свои секреты мастерства, в том числе и у Владимира Борисовича. Он также освоил эту тяжелую профессию и до сих пор изготавливает бочки. Только теперь уже на заказ.

У дедушки есть своя бондарка, где находится все необходимое для изготовления емкостей. Для этого он в свое время выкупил двухквартирный дом. В нем разместил станок, место для сушки и хранения бочек. В мастерской все пропитано запахом леса. На деревянных подмостках расставлены бочки, изготовленные мастером и уже готовые к применению.

— Большие я уже не делаю, только для засолки — на два-три ведра. Раньше мы с женой загрузим бочки в телегу — и ездим по деревням продавать. А дома ребятишки за хозяйством присматривают. У хозяек бочки пользовались спросом, почти все расходились. А сейчас я один никуда не езжу, ко мне только знакомые приезжают, да и лесорубы берут, — говорит бочкарь.

По словам мастера, сделать бочку не так-то и просто. Каждую нужно и обработать, и высушить хорошо.

Поэтому ремесленник изготавливает их не торопясь, на совесть.

На участке «Северный» сегодня нет магазина. Продукты и лекарства сюда по просьбе жителей доставляют лесорубы. Здесь они едва ли не единственные гости. Правда, два года назад местная жительница Любовь Малахова еще работала почтальоном и все необходимое закупала сама. Часто ей приходилось до ближайшего поселка добираться пешком. Для тех, кто имеет хоть какое-то представление о местной дороге, это кажется настоящим подвигом. Весной, осенью и в дожди проезжая часть раскисает и превращается в непроходимую грязевую кашу. По ней могут передвигаться лишь лесовозы… и почтальон. В любую погоду женщина шла в Онгой за почтой.

— Если не спеша иди, то три часа уходило на дорогу. А если поторопиться, то можно управиться два часа. Бывало, приходишь вся мокрая, грязная… А что поделаешь? Это моя работа, так надо было, — рассказывает Любовь.

Сейчас селяне ведут спокойную, размеренную жизнь, держат неприхотливое домашнее хозяйство, занимаются огородами.

Воду черпают из собственной скважины. В тайгу выбираются редко.

— Для того чтобы туда ходить, надо места знать. Конечно, ягода до сих пор есть: красная и черная смородина, клубника, брусника, голубика. Только за ней уже никто не ходит. Мы раньше за орехами ездили, а сейчас почти не выезжаем. Как-то без надобности, — говорит Любовь Малахова.

Последние жители Северного
Последние жители Северного
По словам Владимира, сделать бочку не так-то и просто
По словам Владимира, сделать бочку не так-то и просто
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments