Убойную выгоду планируют получить от мясного скотоводства

В Баяндаевском районе открылись современные забойный и перерабатывающий цеха

Большинство сибиряков, особенно деревенских, так любят мясо, что не представляют своей жизни без этого продукта. Поэтому объяснять им, что в открывшемся на днях в Баяндаевском районе убойном пункте нет ничего ужасного, не нужно. Для нежных горожан поясним: появление этого объекта в сельской глубинке символизирует ни много ни мало новую веху в развитии сельского хозяйства региона.

Вложения окупятся

— В 2014 году вступил в силу технический регламент Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции», который запрещает забой скота для продажи частным способом. Забивать скот у себя во дворе для личного пользования никто не запрещает, но ветеринарную справку теперь можно получить только через убойный цех и никак иначе. Это требование трудно осуществить, ведь построить один такой пункт стоит, естественно, не один миллион рублей, — рассказывает председатель СХПК «Половинка» Владимир Петров. — Поэтому введение данного новшества у нас в стране все время переносят. Сейчас, насколько мне известно, все может оставаться по-старому до 2017 года. Но время идет быстро. Перемены неизбежны, и нужно быть к ним готовым.

Строительство убойного пункта рядом с селом Половинка Баяндаевского района началось в 2015 году. На земли успешного когда-то колхоза им. Фрунзе пришел инвестор. Руководить строительством и последующей работой пункта был назначен председатель СХПК «Половинка», в прошлом председатель колхоза Владимир Петров. Решено, что цех будет принадлежать потребительскому кооперативу «Половинка». СХПК будет заниматься откормом скота, а кооператив — закупом и переработкой продукции. За год с нуля было построено двухэтажное здание, закуплено и установлено современное оборудование. На первом этаже разместился сам пункт, на втором — переработка мяса. Вложения, учитывая и проведение электричества, и бурение скважины, и строительство, полностью окупятся через пять лет.

«Мы не живодеры»

Посмотреть на убойный пункт 7 октября приезжал заместитель министра сельского хозяйства Иркутской области Александр Кириленко. Оценил его не просто на отлично, а на отлично с плюсом, говорит Владимир Петров. Такой пункт чуть ли не единственный на весь Усть-Ордынский Бурятский округ. По имеющейся у нас информации, похожий цех действует только в крупном хозяйстве «Приморское» Нукутского района. Поэтому экскурсию по новенькому зданию для журналистов руководитель проводит очень подробно.

— Все санитарные нормы соблюдены. Цех стоит на расстоянии в 900 метров от села. Есть своя скважина. Как вы знаете, найти воду в Баяндаевском районе непросто, но мы эту проблему решили — пробили грунт на 140 метров, — рассказывает Владимир Васильевич.

Начинается убойный пункт еще на улице. Там в специальном загоне коровы будут находиться сутки. Это нужно для того, чтобы пища, которую съели буренки, лучше переварилась. Затем животное поступит непосредственно в убойный цех. Процесс убийства постарались сделать максимально быстрым.

— Если раньше в цехах использовали электрический ток, то теперь это кажется каменным веком. Током лишить жизни сложно — животное долго страдает, а это негуманно. Все-таки мы не живодеры. Приобрели современный немецкий пистолет, созданный специально для этих нужд. В нем пороховой заряд. Корова практически не мучается, — объясняет руководитель. — Туша будет разделываться рядом, за стенкой. На этих работах задействуют трех крепких мужчин. В сутки цех может принять 30 голов КРС. В помещении есть три холодильника, один из них предназначен для подозрительного мяса. Готовый продукт можно будет забрать только охлажденным, через сутки. Весь процесс будет контролировать ветеринарный врач. Для него и других работников предусмотрен отдельный вход. В их крыле душевая комната, туалет, теплый пол. Все практически стерильно.

Интересно, что соприкасаться мясо ни с чем не должно. Его на второй этаж будут поднимать на внутреннем лифте. Посторонним попасть в цех переработки можно будет только по внешней лестнице, которая находится на улице.

Выгода для частника

В процессе общения с фермерами тема убойных пунктов поднимается часто. Люди обеспокоены тем, что забивать скот на специальных площадках будет слишком затратно и хлопотно. Владимир Петров опровергает это мнение.

— Давайте посчитаем. Представим, что вы частник, даже не фермер, и решили забить корову. Вам нужно, во-первых, найти забойщика. Это уже проблема. Сейчас в деревнях мужчин, умеющих правильно забить скот, практически не осталось. Так что если нет родственников, обладающих такими умениями, готовьтесь обзванивать знакомых и припасите тысячу рублей. Затем нужно купить водку. Это ведь не секрет, что такое дело все обмывают. Даже непьющим приходится сидеть за столом. Опять расходы, ведь спиртное недешево. Потом нужно и мясо на стол выставить. И это я вам только перечислил затраты частника, который забивает одну корову для собственных нужд. А если вы фермер и у вас большие объемы… Только представьте, сколько нужно поставить клейм, получить справок! Местная ветеринарная служба — раз, клейма в райцентре — два. В Иркутске местные клейма действуют не на всех рынках — это уже три. А ведь еще деньги нужны, чтобы туши из машины в машину таскать. Так что у фермеров уже совсем другие суммы.

В убойном пункте цену за одну убитую голову пока не подсчитывали, но уже выработали механизм, по которому сдавать скот можно будет чуть ли не бесплатно.

— Если человек будет оставлять нам шкуры и ливер, то забивать будем очень дешево. Языки, головы, печень, шкуры будем продавать и тем самым окупать расходы. Мы хотим, чтобы пункт был загружен весь год. Поэтому будем увеличивать поголовье в своем хозяйстве. Плюс создали потребительский кооператив, который займется закупом мяса у населения. Техника уже куплена и ждет своего часа. Причем закупать будем не меньше чем по 180 рублей. Это позволит получать субсидию от государства. Так что частники могут больше не бояться перекупщиков, которые, случается, платят за отличное мясо копейки.

Положительный пример такого закупа у населения уже есть. В Баяндае несколько лет работает молокоприемный пункт. И если раньше люди, у которых не было возможности продавать молоко на рынке, чуть ли не выливали продукт на землю, то теперь, поняв, что за продукцию можно получить живые деньги, начали массово сдавать ее закупочным кооперативам. Так что будем надеяться, что с появлением кооператива по закупу мяса и убойного пункта интерес к животноводству в районе увеличится.

Деревня с будущим

И хотя работы, особенно в цехе переработки, еще много, на пункте уверены, что первую партию коров они примут в конце октября. Уверенность обоснованная, ведь удалось же построить цех всего за год.

— Здание ставила подрядная организация из Иркутска, а отделку делал, по сути, один человек — местный парень Александр Токтоев. Он служил в ВДВ, потом вернулся. Работы нет, в город подался. Я, зная, каким талантливым строителем был его отец, пригласил Александра обратно в село. Он был рад вернуться домой, за год все сделал! Вот ради этого и работаю, — говорит Владимир Васильевич. — Сейчас у нас в производственном кооперативе трудится 10 человек, в потребительском — 6. Хочется, чтобы число рабочих мест увеличилось. Тогда и Половинка воспрянет, оживет. Потянется сюда уехавшая за лучшей жизнью, да так и не получившая ее молодежь. Вот тогда я с чистой совестью смогу на пенсию уйти. А пока продолжаю трудиться.

  • Слово фермера

— Я не скрываю своей позиции. Крестьянские фермерские хозяйства страну не накормят. Это им не под силу. Придумывать нововведения, чтобы улучшить ситуацию в сельском хозяйстве, не нужно. Срочно возрождать колхозы — и все. За образец можно взять времена не такого уж и далекого советского прошлого. Именно колхозам удавалось создать рабочие места, привлечь специалистов на село, обеспечить страну продуктами. А сейчас что? Землю отдали частникам, так она в большинстве своем используется под покосы, никак не обрабатывается. Да и работников квалифицированных не сыскать. Раньше выпускников вузов, которые трудились по распределению на селе и не считали это зазорным, было много, я бы еще из них выбирал, а теперь вот не могу найти толкового бухгалтера. Да что там бухгалтера — нет обычных пастухов! Все поля стоят огороженные. Люди боятся потрав, а следить за скотом некому. К сожалению, мне колхоз в том виде, котором он был, сохранить не удалось. Задушили нас в 90-е налогами. Но я не теряю веры в то, что благополучие в деревню еще вернется.