У журналиста Тимура Балашова в роду были цыгане

Происхождением своей семьи герой сегодняшнего выпуска «Моей родословной» заинтересовался еще в школьном возрасте.

«Я стал замечать в своем характере черты и особенности, не свойственные моим друзьям, одноклассникам, склонность к творческой деятельности и понял, что это идет из глубины веков. Мне стало интересно, кем же были мои предки — я начал расспрашивать о них у мамы с отцом. У нас дома хранились старые альбомы с фотографиями моих бабушек, дедушек и их родителей. Удивлением для меня стало то, что среди моих предков были кубанские казаки и цыгане», — рассказывает журналист информационного агентства Irkutskmedia Тимур Балашов.

— Семья прадеда по маминой линии — Ивана Васильевича Торбина приехала в Слюдянку с Орловщины с приходом советской власти, когда раскулачивали зажиточных крестьян, — говорит Тимур. — Его семья всегда жила в достатке: отец управлял семью крестьянскими дворами. А моя прабабушка Мария Васильевна была сиротой, воспитывали ее всей деревней. Когда прадед полюбил ее и решил жениться, отец был против их брака. Но чувства взяли верх, и прадеду удалось его уговорить. Приданое прабабушке собирали всей деревней. Вместо фаты на венчание она надела длинную изумрудную шаль. Когда уже раскулаченных Торбиных отправили в Сибирь, у Ивана и Марии на руках было трое маленьких детей. Все лето на телегах семья добиралась до Иркутской области. Остановились в Слюдянке, где купили уже совсем ветхий, почти ушедший в землю дом.

В семье Торбиных родилось пятнадцать детей, выжили из которых дочери: Елизавета, бабушка нашего героя, Мария и Нина. Медицина в то время была не развита, много жизней уносили эпидемии. Их брат Виктор в 19-летнем возрасте заболел дифтерией и умер. Когда парня провожали в последний путь, младший брат поцеловал его в лоб и тоже заразился.

— Поскольку прадед был единственным мужчиной в семье, он много работал и пел в церковном хоре — у него был очень сильный удивительного тембра голос, — продолжает Тимур Балашов.

— Талант унаследовали и его дочери — все прекрасно пели. Видимо, поэтому и я люблю петь.
Умер Иван Васильевич в 76-летнем возрасте. Мария Васильевна три года не дожила до столетия. Их дочери обзавелись семьями, жить остались там же, в Слюдянском районе.

— Моя бабушка, Мария Ивановна, работала фармацевтом в аптеке, а до войны получила звание ворошиловского стрелка, — говорит Тимур Балашов. — К сожалению, личная жизнь у нее была непростая — первый муж, Василий Морозов, ушел из семьи, жизнь с моим дедом тоже не сложилась. Зато от второго брака родилась дочь Татьяна, моя мама.

Родственникам по линии отца Тимура также пришлось нелегко.

История их семьи полна неожиданных поворотов и даже мистики. Недаром прабабушка нашего героя была чистокровной цыганкой.

— Папа рассказывал, что прадед, без ума влюбившись, пошел на отчаянный и опасный шаг — выкрал прабабушку из цыганского табора, — вспоминает Тимур. — У них родились две дочери — моя бабушка Людмила Иннокентьевна и ее сестра Полина. Прадед израненный вернулся домой с Гражданской войны и вскоре умер. После этого прабабушка решила вернуться в табор и оставила дочерей. Бабушке было всего 14 лет. Ей с детства пришлось много работать, чтобы прокормить себя и сестренку. Совсем молодая, она уехала учиться в Кырен Тункинского района на электрика. Там на танцах познакомилась с моим дедом Виктором Михайловичем Балашовым, который учился на тракториста.

Виктор Михайлович — казацкого рода, его семья приехала с кубанской станицы Полтавской, где его отец Михаил был крупным земледельцем. В 30-е годы во время репрессий Михаила Балашова вместе с семьей отправили в Приморский край на лесоповал. Основалась семья под Лесозаводском, где построили огромный дом в 19 комнат, разбили сад и пасеку. В семье Михаила Балашова было пять дочерей и единственный сын Виктор. Когда Виктор встретил Людмилу, влюбился с первого взгляда. Свадьбу молодые решили сыграть через неделю после знакомства. Но отец Виктора благословления не дал — хотел видеть рядом с сыном богатую невесту из зажиточной семьи, девушка-сирота с цыганскими корнями пришлась ему не по нраву, а сына после свадьбы он и видеть не хотел.

Виктор и Людмила уехали в Слюдянку. Там своими руками Виктор Михайлович построил дом.

Трудились молодые на шахте, добывали слюду.

У пары родились 8 детей. Выжили из них только четверо: два сына и две дочери — отец Тимура Валерий, Татьяна, Владимир и Галина. По словам Тимура, его отец Валерий Викторович в детстве едва не умер от тяжелой болезни: «Он не мог ходить — моя бабушка носила его на руках. Отчаявшись ждать помощи у медиков, она понесла отца к знакомой знахарке». Посмотрев на ребенка, целительница решила провести обряд, который сейчас может показаться диким — небольшую ванну доверху залила водой и положила туда ребенка вместе с маленьким щенком, сказав родителям: «Если сейчас щенок выплывет, а ваш сын будет тонуть, не спасайте его, он не проживет и года. Если же утонет щенок, а выплывет ребенок, то он поборет болезнь и проживет счастливую жизнь».

— Воля к жизни отца была очень сильной — он выплыл, а щенок утонул. Как и говорила знахарка, отец прожил счастливую жизнь, завел семью, двадцать лет проработал в областном жилищном управлении ревизором. Моя мама Татьяна Торбина работала на железной дороге. Познакомились родители в восьмидесятых годах, когда им было чуть за тридцать, в гостях у общих знакомых, полюбили друг друга и поженились, — говорит Тимур Балашов.

Иллюстрации: 

На фото — прадед нашего героя по материнской линии Иван Васильевич Торбин с женой Марией Васильевной и детьми. Слева — бабушка Тимура Балашова Мария. «Всю жизнь прадед и прабабушка прожили в любви и никогда не выясняли отношений при детях. Если предстоял серьезный разговор, просили их выйти. Прадед был строгим, порой озорным детям доставалось. Во время трапезы, если подростки начинали баловаться, прадед брал большую ложку с литой ручкой и стукал их по лбу. «Когда я ем, я глух и нем» — эту фразу до сих пор помнят даже его внучки»
На фото — прадед нашего героя по материнской линии Иван Васильевич Торбин с женой Марией Васильевной и детьми. Слева — бабушка Тимура Балашова Мария. «Всю жизнь прадед и прабабушка прожили в любви и никогда не выясняли отношений при детях. Если предстоял серьезный разговор, просили их выйти. Прадед был строгим, порой озорным детям доставалось. Во время трапезы, если подростки начинали баловаться, прадед брал большую ложку с литой ручкой и стукал их по лбу. «Когда я ем, я глух и нем» — эту фразу до сих пор помнят даже его внучки»
На фото — Виктор и Людмила Балашовы с отцом Тимура — Валерием. В их семье были свои традиции — с работы Людмила Иннокентьевна всегда встречала мужа горячим борщом. А на Новый год срубали елку и ставили под нее валенки для подарков. По словам внука, в юности у Людмилы Иннокентьевны была толстая коса по щиколотку
На фото — Виктор и Людмила Балашовы с отцом Тимура — Валерием. В их семье были свои традиции — с работы Людмила Иннокентьевна всегда встречала мужа горячим борщом. А на Новый год срубали елку и ставили под нее валенки для подарков. По словам внука, в юности у Людмилы Иннокентьевны была толстая коса по щиколотку
Это редкое фото прабабушки Тимура Балашова по линии отца, чистокровной цыганки. После смерти мужа женщина ушла от своих дочерей — 14-летней Людмилы и ее младшей сестры Полины. «Под конец жизни она вернулась к моей бабушке и остаток дней прожила в ее семье. Бабушка старалась избегать рассказов о своих родителях, поэтому их историю я знаю не так хорошо, как хотелось бы», — говорит Тимур.
Это редкое фото прабабушки Тимура Балашова по линии отца, чистокровной цыганки. После смерти мужа женщина ушла от своих дочерей — 14-летней Людмилы и ее младшей сестры Полины. «Под конец жизни она вернулась к моей бабушке и остаток дней прожила в ее семье. Бабушка старалась избегать рассказов о своих родителях, поэтому их историю я знаю не так хорошо, как хотелось бы», — говорит Тимур.
Это фото 1945 года. На нем — бабушка нашего героя Мария Торбина (справа) с подругой, первым мужем — Василием Морозовым и его фронтовым товарищем. «После расставания Василий Морозов очень долго пытался возобновить отношения с бабушкой, но она, имея очень гордый характер, была непреклонна», — говорит Тимур Балашов
Это фото 1945 года. На нем — бабушка нашего героя Мария Торбина (справа) с подругой, первым мужем — Василием Морозовым и его фронтовым товарищем. «После расставания Василий Морозов очень долго пытался возобновить отношения с бабушкой, но она, имея очень гордый характер, была непреклонна», — говорит Тимур Балашов
На фото — бабушка Тимура Балашова по материнской линии — Мария Торбина: «Бабушка была очень красивой и стильной — вокруг нее всегда было много поклонников. Но, к сожалению, ни с первым мужем, ни с моим дедом семейная жизнь у нее не сложилась»
На фото — бабушка Тимура Балашова по материнской линии — Мария Торбина: «Бабушка была очень красивой и стильной — вокруг нее всегда было много поклонников. Но, к сожалению, ни с первым мужем, ни с моим дедом семейная жизнь у нее не сложилась»
Иркутский журналист Тимур Балашов до сих пор собирает информацию о своих предках. Его мечта — воссоздать полную историю своей родословной
Иркутский журналист Тимур Балашов до сих пор собирает информацию о своих предках. Его мечта — воссоздать полную историю своей родословной
baikalpress_id:  83 215