У осужденных женской колонии есть возможность отбывать срок в облегченных условиях

Несколько месяцев назад ИК-11 поселка Бозой стала экспериментальной площадкой по созданию новых условий для осужденных. Вместо привычных отрядов сегодня здесь существуют центры исправления осужденных с обычными и облегченными условиями.

Для того чтобы попасть в более комфортную обстановку, женщины добросовестно трудятся, поддерживают дисциплину и исправно соблюдают распорядок дня. 

В ИК-11 содержится немало женщин, осужденных по тяжким и особо тяжким статьям к срокам вплоть до 19 лет, и характеры у большинства из них весьма непредсказуемые. Однако каждая из них, независимо от срока и степени тяжести наказания, мечтает оказаться поближе к домашнему уюту и теплу.

Поэтому для многих из них главная цель на сегодняшний момент — это возможность оказаться в центре с облегченными условиями, откуда затем они отправляются в колонию-поселение или освобождаются по УДО. В этом центре все приближено к домашнему быту. Есть даже отдельные зоны для приготовления пищи. В любое время женщины могут сделать себе чашечку чая или, к примеру, сварить суп. В ближайшее время в коридорах появятся кожаные диваны и телевизоры.

По словам Татьяны Фроловой, начальника колонии, в скором времени на территории исправительного учреждения появится спортивная площадка. И в первую очередь она предназначена для осужденных из центра с облегченными условиями.

Среди тех, кто оказался в центре с облегченными условиями, Татьяна Чубиченко. В исправительном учреждении ее все знают и уважают. Именно она каждый день стоит у плиты и готовит для осужденных завтраки, обеды и ужины. С 18 лет она работает поваром — сначала на свободе, теперь в колонии.

— Я училась в ПТУ, затем получила высшее образование — торгово-экономическое, — рассказывает Татьяна. — Работала на ТЭЦ-10 в Ангарске, а затем, в 2007 году, попала сюда. В первое время, конечно, было тяжело. Много плакала, не могла поверить в то, что это случилось со мной. Не сразу осознала, что натворила. А затем, спустя только год, успокоилась. Срок есть, и его надо исполнять, нужно жить дальше и работать. Изначально я хотела себя попробовать в пошивочном цехе, но, просмотрев мои документы, дипломы, меня направили сразу в столовую. И я об этом не жалею, ведь оказалась на привычном месте. Сейчас я живу работой и стараюсь думать только о ней — так время летит незаметно. Дома меня ждут родители, они уже старенькие, пишут мне письма, рассказывают о себе, спрашивают, как я. С того момента, как я попала сюда, друзей у меня не осталось, только одна-единственная подруга. Только здесь осознаешь, кто действительно друг, а кто оказался случайным прохожим.

Рабочий день старшего повара начинается в пять утра и заканчивается ближе к вечеру.

Как рассказывает сама Татьяна, готовить она умеет абсолютно все, поэтому меню всегда разнообразное. В праздники осужденных балуют роллами, шашлыками, заливным и самой разной выпечкой.

У нее есть ученики, с которыми она делится своим мастерством. Часть ее подопечных уже освободились, и она надеется, что те знания, которые она им дала, смогут пригодиться им в жизни.

— Я стараюсь вести себя примерно, не вызывать нареканий, для того чтобы скорее выйти на свободу. Срок у меня 14 лет, и я могу подать на условно-досрочное освобождение в 2018 году. У меня есть уже планы на будущее — хочу открыть свое собственное дело, связанное с общепитом. И, конечно же, мечтаю о семье, ребенке. В целом могу сказать, что, находясь здесь, я изменилась. Раньше я была стеснительной, боялась лишнее слово сказать, а теперь могу постоять за себя, высказать свою точку зрения. То, что со мной произошло, меня не сломило, а скорее укрепило. Конечно, если бы можно было повернуть время вспять, я бы сюда не попала, но думать об этом нет смысла: есть приговор, есть наказание, и нужно его пройти. Здесь я встретила много хороших людей, с которыми есть о чем поговорить. Но хочется скорее к своим родным и близким, на свободу.

Об этом же мечтает и другая осужденная — Анна Ишкова. В колонии она работает озеленителем. Все цветы, которые в изобилии растут на территории учреждения — ее рук дело.

Анна попала в места заключения в 2010 году, срок — 12 лет. И виной тому, по ее словам, стала всего лишь одна «роковая минута».

— Я — импульсивный человек и в определенный момент просто не смогла справиться со своими эмоциями. Необходимо было отойти в нужный момент, отступить. Это я понимаю уже сейчас, когда все уже давно проанализировано, обдумано много раз. Я не имела права забирать у человека жизнь, ведь не я ее давала. Конечно, горько раскаиваюсь в содеянном, но ничего не исправишь. И нужно жить дальше.

Анна Ишкова прибыла сюда из Усть-Кута, где раньше работала продавцом. У нее есть собственный дом, сад и огород, именно поэтому работать с землей для нее не впервой. Как призналась осужденная, она любит выращивать овощи, сажать цветы, заниматься оформлением клумб и зеленых насаждений.

— Я очень много читала литературы по растениеводству, да и сейчас стараюсь пополнять знания. Каждый год сама собираю семена анютиных глазок, петуний, астр, для того чтобы иметь запас на следующий год. Если, к примеру, брать семена с первого цветка астры, тогда будет 100-процентная всхожесть. Каждую клумбу я продумываю сама. Сначала на листе бумаги, а затем на земле. В следующем году мы планируем создать Жар-птицу и фигурки из цветов и травы.

Как признается Анна, сейчас она старается работать над собой, над своим характером.

— Я стала спокойнее, научилась контролировать эмоции. То, что раньше мне не удавалось. Жизненный урок я получила, и остается только принять неизбежное. Дома меня ждет 22-летний сын. Мы с ним созваниваемся, разговариваем. Он меня понял и простил. Может быть, в глубине души сын меня и осуждает, но не подает виду. Я чувствую себя виноватой перед ним за упущенные годы. Он молодец, я горжусь им и говорю ему спасибо за то, что понял меня. Он отправляет мне посылки, делает переводы и говорит, что не стыдится того, что его мама находится в колонии, потому что я для него самый родной и любимый человек. Я хочу восполнить те годы, что меня не было рядом с ним. До УДО мне осталось три года. И в первую очередь после освобождения я съезжу к единственной подруге, которая живет в Иркутске, схожу в салон красоты и приведу себя в порядок, чтобы наконец-то почувствовать себя женщиной. Я хочу предстать перед сыном красивой, уверенной мамой.

В учреждении находятся и бывшие сотрудники правоохранительных органов.

Несмотря на то что содержатся они отдельно от остальных, у них такой же распорядок дня, режим и трудотерапия. Как и все, они мечтают поскорее освободиться. И строят планы на будущее.

— Как только я освобожусь, сразу уеду к своим родным в Тюмень. Там меня ждут муж и дочь, — говорит Ирина Долинская.

В ИК-11 она находится меньше года, с декабря 2013-го, и уже летом следующего года у Ирины будет возможность выйти по условно-досрочному освобождению. Когда-то она работала на руководящих должностях и пять лет носила погоны — с 1990-го по 1995 год.

В местах заключения находится второй раз. Впервые Ирина Долинская попала в колонию в 1997 году. Этот срок она провела в Мордовии.

— Меня осудили по 159-й статье «Мошенничество». Однако после освобождения я прошла несколько судов, доказала, что была невиновна, и в итоге меня оправдали. Поэтому за первый случай я официально не судима.

По ее словам, те условия, в которых она находилась в Тюмени, были совершенно другими и отличались далеко не в лучшую сторону.

— Честно говоря, я даже не ожидала, что здесь будет настолько комфортно. Когда мне жалуются, что здесь плохо, я всегда говорю: да вы не видели других условий! — говорит Ирина. — В колонии я познакомилась с другими осужденными, с каждой есть о чем поговорить. Обсуждаем различные книги, фильмы. И с нетерпением ждем освобождения. Муж и дочь ни одного свидания не пропускают, приезжают.

За время, проведенное в колонии, Ирина научилась вышивать крестиком и вязать крючком.

— Когда я рассказала об этом родным, они не поверили, поскольку это не в моем характере — просто так сидеть и вышивать. Однако один раз, когда мне дали свидание с мужем, я пришла к нему с крючком и нитками. И только тогда поверил. Я связала дочери две безрукавки, которые она с удовольствием носит, и сейчас вяжу третью. Однако больше всего мне нравится связанный детский костюм, только вот носить его некому. Дочка пока рожать не хочет, сказала, что нянчиться некому. Вот когда я освобожусь, приеду, тогда и повожусь. А пока буду шить и вязать, чтобы время летело быстрее и незаметнее.

baikalpress_id:  98 698