У иркутянки предки родом из Молдовы, Черниговской губернии, Алтая и Тофаларии

Марина Юрьевна Новиченко знает свою родословную до седьмого колена со стороны отца и до четвертого со стороны матери.

И продолжает собирать информацию по архивам Иркутской области, Украины, Мордовии… Запросы идут долго, справки стоят немалых денег. Зато какое удовольствие было узнать, что в предках иркутянки есть представители дворянского сословия и что семьи бабушек и дедушек насчитывали по 19 детей. У родителей нашей героини — Веры Васильевны и Юрия Антоновича Нарицыных — родилось только два ребенка: Марина и Галя. Однако с детства Марина Юрьевна привыкла считать свою семью большой — за счет двоюродных братьев и сестер, многочисленных теть и дядь… У бабушки и дедушки по линии отца — Пелагеи Николаевны и Антона Евдокимовича Нарицыных — было 19 детей.

 — Правда, пятеро из них — два мальчика и три девочки — умерли в младенческом возрасте, — рассказывает Марина Юрьевна. — Четверо — три дядьки и одна тетка — погибли в войну. А двое детей было приемных: дед с бабкой были сердобольными и приняли чужих детей как своих в голодное, еще довоенное время. Сама я знакома лишь с некоторыми из них — тетки Варя и Рая, дядьки Гриша и Кеша. Сейчас никого из них нет в живых, остались только их дети — мои многочисленные двоюродные братья и сестры.

Для такой огромной семьи нужен был вместительный дом, большое хозяйство.

Работали здесь все — от мала до велика. Только так можно было продержаться. Еще тогда каждый усвоил, что значит жить семьей, помогать друг другу, поддерживать во всем. Позже, когда родителей не стало, всех родственников у себя, в скромном небольшом доме в Баяндае, принимал дядя Ваня.

— Вот мои бабушка и дедушка, — продолжает Марина Юрьевна, показывая фотографии.
Дед Антон Евдокимович был красивым мужчиной, его корни идут из Молдовы, а в венах бежала и цыганская кровь. Кроме того, до пяти лет его вскармливала цыганка. Так что бабушка Пелагея Николаевна крепко влюбилась в него, да так, что увела из другой семьи. Бабушка была тоже красивая, статная женщина, осанистая и своенравная. В семье у нее были любимчики — и среди детей, и среди внуков. Если Пелагея Николаевна была строгой, Антон Евдокимович — мягким, добрым, любил детей.

Когда Марина Юрьевна заглянула еще глубже в свою родословную, то узнала, что имеет дворянские корни.

— Фамилия Нарицкие, которая в XIX веке преобразовалась в Нарицыных, идет из Черниговской губернии. Мне удалось найти свою родовую фамилию в Нерчинском договоре 1607—1609 гг. — раньше представители дворянского сословия вносили деньги в развитие экономики страны. Наша фамилия есть также в родословной книге дворянского депутатского сословия собрания Черниговской губернии за 1745—1961 гг.

Как дворяне Нарицыны оказались в Сибири — остается догадываться.

И самая очевидная версия — были сосланы, попав в опалу у государя. Данные о прабабушке и прадедушке восстановить не удалось.

— Много кровей понамешано по линии мамы, — продолжает Марина Юрьевна. — Бабушкины корни идут с Украины, от простых крепостных крестьян. Дедушкины — с Алтая и из Тофаларии. Для бабушки Пелагеи Николаевны и дедушки Василия Поликарповича Копыловых очень важна была семья. Наверное, потому что сами они были лишены ее на какое-то время — волею судьбы оба попали в детский дом. Бабушка Пелагея вместе с дедушкой работали на железной дороге.

В послевоенное время было тяжело, люди голодали. И детей, среди них Веру, маму нашей героини, в санитарном вагоне увезли в лазарет. Там дети набирались сил, а еще старались помочь другим — они съедали только каши и супы, а хлеб с кусочками масла передавали своим братьям и сестрам с родителями домой. Всего в семье было шесть детей — две девочки и четыре мальчика. Сейчас из всех осталась только Вера Васильевна — мама Марины Юрьевны.

Иллюстрации: 

Иркутянка Марина Новиченко поставила перед собой цель — составить историю рода и генеалогическое древо, а затем издать книжку, которую раздаст всем родственникам — чтобы знали историю своей семьи. Знание родологии не просто интересно, но и полезно. Зачастую истории, возникающие в семье, повторяются, и только их осознание и проработка способны избавить род от серьезных проблем. Например, если в семье были раскулаченные крестьяне, то и сейчас их потомки могут быть банкротами, иметь странные отношения с деньгами. Если род был в опале — потомки зачастую не могут определиться в жизни — в настоящее тянется прочная ниточка из прошлого. А уж если в роду много пили, то и потомки чаще всего склонны к алкоголизму.
Иркутянка Марина Новиченко поставила перед собой цель — составить историю рода и генеалогическое древо, а затем издать книжку, которую раздаст всем родственникам — чтобы знали историю своей семьи. Знание родологии не просто интересно, но и полезно. Зачастую истории, возникающие в семье, повторяются, и только их осознание и проработка способны избавить род от серьезных проблем. Например, если в семье были раскулаченные крестьяне, то и сейчас их потомки могут быть банкротами, иметь странные отношения с деньгами. Если род был в опале — потомки зачастую не могут определиться в жизни — в настоящее тянется прочная ниточка из прошлого. А уж если в роду много пили, то и потомки чаще всего склонны к алкоголизму.
В семье бабушки и дедушки по линии отца — Пелагеи Николаевны и Антона Евдокимовича Нарицыных — было 19 детей. Пятеро из них умерли еще в младенческом возрасте, а четверо погибли, защищая Родину в годы Великой Отечественной войны. «По нашему роду передаются такие черты характера, как твердость, семейственность и любовь к близким, в каждом из нас живет доброе сердце. И все мы — очень простые. Бабушки с дедушками и родители не наказывали детей, воспитывали в понимании и любви»
В семье бабушки и дедушки по линии отца — Пелагеи Николаевны и Антона Евдокимовича Нарицыных — было 19 детей. Пятеро из них умерли еще в младенческом возрасте, а четверо погибли, защищая Родину в годы Великой Отечественной войны. «По нашему роду передаются такие черты характера, как твердость, семейственность и любовь к близким, в каждом из нас живет доброе сердце. И все мы — очень простые. Бабушки с дедушками и родители не наказывали детей, воспитывали в понимании и любви»
«Много кровей понамешано по линии мамы, — продолжает Марина Юрьевна. — Бабушкины корни идут с Украины, от простых крепостных крестьян. Дедушкины — с Алтая и из Тофаларии. Для бабушки Пелагеи Николаевны и дедушки Василия Поликарповича Копыловых очень важна была семья. Наверное, потому что сами они были лишены ее на какое-то время — волею судьбы оба попали в детский дом»
«Много кровей понамешано по линии мамы, — продолжает Марина Юрьевна. — Бабушкины корни идут с Украины, от простых крепостных крестьян. Дедушкины — с Алтая и из Тофаларии. Для бабушки Пелагеи Николаевны и дедушки Василия Поликарповича Копыловых очень важна была семья. Наверное, потому что сами они были лишены ее на какое-то время — волею судьбы оба попали в детский дом»
В архиве семьи сохранились редкие кадры: 1962 год, бабушка Пелагея Николаевна приехала в гости к маме Марины Юрьевны — Вере Васильевне. Тогда девушка жила в общежитии в Иркутске. Фото запечатлело скромный быт советской эпохи: кровать с панцирной сеткой, стол с утварью, подоконник с бидонами, картинки на беленых стенах
В архиве семьи сохранились редкие кадры: 1962 год, бабушка Пелагея Николаевна приехала в гости к маме Марины Юрьевны — Вере Васильевне. Тогда девушка жила в общежитии в Иркутске. Фото запечатлело скромный быт советской эпохи: кровать с панцирной сеткой, стол с утварью, подоконник с бидонами, картинки на беленых стенах
baikalpress_id:  83 377