Ты откуда, молоко?

Симпатичные коробочки голубого, красного и оранжевого цвета в белый горошек, белого, синего, фиолетового с «молочными кляксами» — марки «Любимая чашка», и «Байкальское» — давно стали народными брендами. И недаром. Люди чувствуют, что это молоко — самое настоящее.

Наш корреспондент Ксения Пасечникова узнала, откуда оно прибывает на Иркутский молочный завод, чтобы затем явиться в ваш дом в нарядной «одежде». В Иркутск молоко «стекается» с 12 районов области, а также из Бурятии и Красноярского края. Ксения проследила лишь «ручеек», берущий исток в городе Зиме, где расположен один из пяти молокоприемных пунктов ГП «Янта».

От Ромашки, Малюты и Дочи

Андрюшка живет на самом-самом краешке Зимы, где дома не как в городе, а совсем деревенские, сразу за ними простираются широкие поля и луга. Мальчик часто ночует у дедушки Миши и бабушки Нади Хрестолюбовых; рядом с домом — стайка, а в ней три коровы: большая — Ромашка, поменьше — Малюта, и еще меньше — Доча. Когда их выгоняют на пастбище, Андрюшка редко видит. Зато по вечерам вместе с бабой Надей ходит встречать стадо.

— Вон наша Ромаха — первая бежит, — показывает Надежда Андреевна.

Ромашкину спешку понять легко. Когда она добегает до стойла, из вымени уже капает молоко. Хозяйка быстро накидывает на себя белый халат и повязывает косынку. Прямо доярка с рекламной картинки…

— Это моя рабочая форма, — смеется она в ответ на мой удивленный взгляд. — Я на мясокомбинате до пенсии работала, привыкла, чтобы халат был всегда белый и чистый. Вот оставила его — пригодился, когда коров завели. Ведь я дою не только для себя. У нас дети тут — четверо внуков и одна внучка рядом живут, соседи покупают. Что остается — дед отвозит на молокоприемный пункт в Зиму. Там очень строго проверяют. Так что надо гигиену соблюдать.

Надежда Андреевна рассказывает, что с коровами она имеет дело с раннего детства. Уже в семь лет и доила, и ухаживала…

— Я эту Ромашку, чтобы купить, по всему району искал, — говорит Михаил Игнатьевич. — Аж в Пороге нашел. Как увидел, торговаться даже не стал, сразу взял... А потом уже телочки пошли, оставили. Теперь вот предложили на молокоприемный пункт молоко сдавать. Очень это удобно.

Михаил Игнатьевич отвозит свой товар самостоятельно, благо и близко, и машинешка имеется. Ну а для тех, кто живет в отдаленных селах целых восьми районов, Зиминский МПП организует маршруты специально оборудованных машин-термосов.

Маршрут № 1

Заларинский район расположен в зоне деятельности двух молокоприемных пунктов ГП «Янта» — Кутуликского и Зиминского. Вольно-невольно соседи соперничают друг с другом. Результаты сегодня у них приблизительно одинаковые: оба отправляют в Иркутск ежедневно более 40 тонн молока. Есть села, где половина сдатчиков предпочитает зиминского сборщика, а другая — аларского. Тут уж не забалуешь: чуть допустил оплошность, сразу пригрозят: перейдем к другому.

— Нет, у меня такого не было, не припомню, — улыбается водитель из Зимы Андрей Скирта. — Все, кто в 2009 году начал мне сдавать, так и остались. Новые — да, прибавились.

Андрей — первый водитель первого молоковоза, представленного «Янтой» первому же зиминскому кооперативу «Солнечный». Теперь эта «газелька» служит другим, а на маршрут № 1 выходит машина с термосом поболе — объемом 1,8 тонны. Правда, уже и эта маловата, приходится брать дополнительные емкости.

Выезжает Андрей из Зимы в половине шестого утра. С ним отправляюсь в путь и я. Дорога и окрестности в этот ранний час выглядят особенно красиво и загадочно. Первый населенный пункт, где представитель «Солнечного» собирает молоко, 

— Тыреть-2. Звучит длинный веселый сигнал, чтобы все знали: молоковоз прибыл! Но видно, что тут загодя, не дожидаясь сигнала, уже стоят сдатчики с подготовленным для перелива в цистерну молоком в ведрах.

— Люблю Тыреть, — признается Андрей. — Оперативный народ, никого ждать не приходится.

Да и сам он, как я погляжу, работает необычайно споро: взлетает на цистерну, выливает, закрывает… Начинаю подсчитывать: на одно ведро уходит 10 секунд. Вот это да! Когда отъезжаем, я выражаю свое восхищение.

— Иначе нельзя, — улыбается наш чемпион по ведрам, — у меня еще четыре села. Если медлить, то что я привезу в Зиму по такой жаре?

— Долго тренироваться пришлось?

— Поначалу, конечно, после маршрута вообще ног-рук не чувствовал, потом чувствовал, как они болели. Да и сейчас не скажу, что очень легко все дается. В обед приезжаю — обязательно посплю, а потом уже дальше работаю. Дома же тоже две коровы…

Не раз мне приходилось слышать о том, что среди сдатчиков нет-нет да и попадается недобросовестный или легкомысленный. Из-за одного такого могут пострадать все, а особенно водитель. Ведь если после проверки лабораторией МПП завернут по причине высокой кислотности, то целиком всю цистерну. И тогда придется развозить и возвращать молоко в каждый двор.

— Случалось такое?

— Да, было один раз, прошлой осенью. Ругались, но поняли друг друга…

— Но, я вижу, ты не особо контролируешь, что там у кого?

— Иногда выборочные замеры делаем. На это уходит не менее пяти минут. Представьте, если я каждого проверять стану! Сто человек по пять минут! У меня уже глаза и нюх почти как измерительный прибор. Вначале я это молоко на вкус пробовал и нюхал его. А теперь по виду определяю. Да и люди уже сами следят, обязательно охлаждают молоко перед сдачей.

Я стараюсь не задерживать продвижение рейса. Но там, где молока много, а следовательно, и времени на его приемку уходит больше, успеваю поговорить со сдатчиками. В Тырети это сестры Людмила Тимофеева и Светлана Шалопина.

— Нас тут четыре сестры на улице живет, — сообщили они. — Сносим молоко в одно место для удобства водителя. А считаем, конечно, отдельно. Денежки — врозь! Держим скота много. А что не держать? Андрюшка каждый день приезжает — только сдавай. Рассчитываются вовремя. У каждого паи, посевы свои, сенокосы, тракторы, косилки. Доильный аппарат вот недавно купили, теперь доить легко, будем еще поголовье увеличивать. Теперь только ленивый не держит скота… Правда, ленивых многовато, но потихоньку люди начинают хозяйствовать, приобретать коров. Видят, что на этом можно зарабатывать…

Проезжаем Тыреть, Сенную Падь, Холмогой, Романово. Последний сдатчик ждет нас на трассе. Семья Мурадьян — единственная в Веренке, которая сдает молоко. Поэтому и вывозит его самостоятельно на дорогу, ведущую в Зиму.
Возвращаемся на базу около одиннадцати утра. Нас встречает заведующая МПП Светлана Михайловна Ситникова и ведет в бытовую комнату пить чай. Здесь стоят диванчик, стол, чисто и уютно.

— А помните, тут у нас лаборатория была? — спрашивает Светлана Михайловна. — Теснотища, неудобства. Но в прошлом году нам «Янта» новую лабораторию построила и оборудовала. Посмотрите, какая красота! Дополнительное помещение для разгрузки машин появилось. Теперь очередей практически не бывает. Правда, Андрей?

Андрей Скирта от лица своих товарищей-коллег с удовольствием соглашается.

Из ручейков — река

А таковых у него десятки. Только в «Солнечном» действуют четыре маршрута в четырех районах. Кроме того, молоко собирают еще семь кооперативов, привозят самостоятельно девять крупных ферм. В общем, количество сдатчиков доходит до полутора тысяч из доброй сотни поселений! Вот так и сливаются молочные ручейки в могучую реку, которая впадает в Иркутский молочный завод. Туда из Зимы я отправляюсь пассажиром огромного КамАЗа, который кроме основной цистерны тащит еще прицепную; общий объем — 18,5 тонны.

Следом, часа через два, выйдет еще один такой же КамАЗ. Потом еще… За рулем «моей» машины — водитель ЗАО «Второе грузовое» Андрей Бондарев, который занимается перевозками молока 23 года. Помнит он и те времена, когда приходилось днями простаивать, потому что хозяйства развалились, а молокоприемные пункты еще не организовали и молоко просто негде было взять. Крестьяне, если не могли сами вывезти продукцию на рынок, излишки отдавали свиньям или просто выливали…

Мы с Андреем уже однажды встречались — в Качуге, где тоже есть молокоприемный пункт. Кстати, самый первый, организованный и оборудованный силами «Янты» на базе известного в свое время маслозавода. Это оттуда известный бренд — «Качугское масло», которое, увы, частенько является предметом фальсификации. Нужно знать: единственным правопреемником советского предприятия является Иркутский молокозавод, который выпускает масло «Качугское» торговой марки «Янта», имея на то полное основание, ведь производит продукт действительно из качугского, экологически чистого молока особого свойства.

Как раз летом у молочников самый масляный сезон, когда заготавливают запас на зиму. Ведь живого молока на самом деле река нескончаемая. Кроме пяти МПП его поставляют еще четыре собственных хозяйства «Янты», где внедрены высокотехнологичные производства с беспривязным содержанием коров и доильными залами. А еще из других окрестных предприятий. И наконец, 30-тонная цистерна прибывает на молокозавод два раза в неделю из Канска Красноярского края. Утром на выкачке настоящий аврал! Да и на протяжении всего дня поток молоковозов не прекращается. Поэтому, когда я слышу, что молоко делают из порошка, мне становится смешно.

  • Зиминский молокоприемный пункт организован в 2006 году. Вначале молоко сдавали только жители и фермеры Зиминского района. Сейчас оно поступает из восьми (!) районов, в том числе отдаленных — Нижнеудинского, Балаганского, Усть-Удинского…
  • Ежесуточно на Иркутский молочный завод поступает (в зависимости от времени года) от 200 до 300 тонн живого молока. Более половины — из пяти молокоприемных пунктов, которые находятся в Качуге, Баяндае, Бохане, Кутулике и Зиме. В свою очередь на молокоприемные пункты сливаются ручейки из тысяч крестьянских дворов…

Иллюстрации: 

Надежда Андреевна Хрестолюбова
Надежда Андреевна Хрестолюбова
Рано утром выезжает Григорий Дроздов на своей "Любимой чашке" из села Гадалей
Рано утром выезжает Григорий Дроздов на своей "Любимой чашке" из села Гадалей
baikalpress_id:  107 008