Трое суток в тайге

Пенсионерку сбили с пути нечистые силы

Жительница поселка Жердовка Елена Петрова свое необычное приключение иначе чем парадоксом объяснить не может. Дочь потомственного охотника и сама в прошлом егерь, она отлично ориентируется в лесу и всегда может найти дорогу домой. Каждый год она наведывалась в лесной массив близ деревни Бургаз, откуда на прошлой неделе таежница таинственно и исчезла, отправившись за черемшой. Трое суток женщину искали родственники, спасатели и полиция. Однако заплутавшаяся путешественница сама вернулась домой. Позже местные ей рассказали о том, что место, где она заблудилась, — ведомое и там уже не раз терялись люди. 

Доверилась интуиции

Сейчас Елена Петрова вспоминает дни и ночи, проведенные в тайге, с долей юмора и смехом, однако в то время ей пришлось совсем несладко. В начале прошлой недели она вместе с мужем и зятем решила съездить в лес за деревню Бургаз, чтобы проверить, есть ли там черемша. Поскольку в этих местах они бывают каждый год, родственники безо всякой опаски разделились и каждый пошел своей тропкой.

— Договорились, что соберем по горсти черемши и обедать будем, а в итоге обедать я только на четвертый день домой заявилась. Шла долго, собирала черемшу, а затем увидела тетерку, решила, что гнездо где-то рядом. Спустилась под горку, нашла шесть яиц, решила вернуться на прежнее место, и тут меня вдруг повело. Я в одно место, вроде наша дорога, иду — не наша, я назад — и тут начала метаться. Чувствую, что не туда иду, а все равно тянет, как будто кто-то толкает. В Бургазе местные потом моим рассказывали, что в этом месте, куда я попала, водит. Много людей терялось. А у меня в тот момент сразу паника началась: я поняла, что все — заблудилась, — рассказывает Елена Петрова.

Пенсионерка обнаружила старую автомобильную дорогу и, решив, что куда-то она ее обязательно выведет, пошла вперед. К вечеру пошел сильный дождь. Таежница к такой погоде не была готова. Из одежды на ней были только брюки, майка и летний тонкий противоэнцефалитный костюм. В качестве зонта ей служила сумка, из которой она выбросила всю собранную черемшу. Пройдя несколько километров, она наткнулась на вывеску «Государственный заказник «Красный Яр». Однако это название женщине ничего не сказало, поскольку в такие места ей ходить раньше не доводилось. Между тем дорога постоянно уходила то влево, то вправо и в итоге привела к болоту. Там она разделилась на две стороны. К этому времени уже наступила ее первая ночь в тайге.

— Я замерзла, зуб на зуб не попадал. С собой у меня была только зажигалка, а березы были все мокрые. Кое-как мне удалось развести костер и немного погреться. От дыма я вся прокоптилась, а от березового дегтя ногти стали такого черного цвета, что даже лак такого оттенка не найдешь. Спать я не смогла и при свете луны пошла дальше по той же дороге. Однако оказалось, что она ведет в никуда. Просто исчезла — и дальше деревья, кустарники и бурьян. Можно сказать, что даже тайги как таковой уже нет, растет только береза, ольха и мелколесье. Что-то спилили, что-то сожгли. Страшная картина кругом, — вспоминает Елена Ивановна.

Спала в кормушке для зверей 

По словам таежницы, она не знала, куда идет, просто доверилась своему внутреннему голосу и интуиции. Женщина верила в то, что обязательно выберется.

На второй день, к обеду, когда стало тепло, она сделала привал, немного поспала и с новыми силами отправилась дальше. Эту ночь она провела у реки Котик. Это название водоема она узнала уже после своего возвращения — посмотрела на карте у зятя, который работает в лесничестве. Как призналась Елена Ивановна, за все время в тайге ей ни разу не хотелось есть, зато мучила сильная жажда. Утолить ее удавалось только благодаря ручьям.

— Один раз я вышла к источнику, возле которого стоял молодой медведь и пил воду. Я, глядя на него, еще больше пить захотела. В итоге прогнала его криками. Правда, голоса при этом практически не было — от жажды сел, но медведь фыркнул и ушел в лес. Еще я видела барсучьи следы, и больше никаких признаков присутствия лесных зверей не было. Местные говорили, что в этих местах живет медведица с двумя медвежатами, но я их не встречала.

На третий день к вечеру женщина набрела на кормушку для животных, которую смастерил местный егерь. Внутри оказалась солома, на которой она и провела всю ночь.

«Поход пошел на пользу» 

В итоге 60-летняя Елена Петрова наконец вышла на Голоустненский тракт, недалеко от поселка Горячий Ключ. Добраться до окраины Иркутска ей помог молодой парень, который подобрал ее на трассе и затем дал 25 рублей на проезд до центра. И в городе ей вновь сопутствовала удача. Водитель усть-ордынской маршрутки подвез уставшую женщину до Жердовки.

— Слава богу, что мир не без добрых людей. Я им очень благодарна за помощь. Приближаясь к дому, я чувствовала одновременно и сильное волнение, и успокоение. Больше всего, находясь в тайге, я переживала не за себя, а за детей. Знала, что они меня ищут. Хотя на самом деле человек в тайге — это иголка в стоге сена. Его практически невозможно отыскать. Нельзя предсказать, куда человек пойдет, у каждого свое направление, мышление. Самое главное — не паниковать, успокоиться, сесть и хорошо подумать, — отмечает Елена Ивановна. — Я столько лет хожу по тайге, можно сказать, что выросла в ней и никогда бы не подумала, что могу потеряться. Так нелепо и странно получилось. У меня ведь с собой и сотовый телефон был, но я его быстро обронила, когда собирала папоротник. Муж тоже чуть не потерялся, но он услышал сигнал машины, который подавал зять, и вышел к нему. А я его вообще не слышала.

Елена Петрова, смеясь, рассказывает, что сын ей строго-настрого запретил теперь ходить в лес. Однако все понимают, что маму дома не удержать.

— Это моя стихия. Я без леса жить не могу. Родилась в Онгурене, окончила с красным дипломом факультет охотоведения ИСХИ, проработала 12 лет в Байкало-Ленском заповеднике егерем, и, уже выйдя на пенсию, продолжаю ходить по тайге. Выросла, можно сказать, на черемше, поэтому каждый год закатываю около 10 трехлитровых банок. И пирожки с ней пеку, и с картофелем готовлю. В ней столько витаминов. Все мои знакомые знают, что я много хожу. И когда я потерялась, сосед сказал детям: «Ваша мама, наверное, уже добежала до Байкала и удит там рыбу». Кстати, этот поход, можно сказать, мне пошел даже на пользу. Я думала, что после дождей, которые меня заставали там два дня, обязательно заболею. Однако, наоборот, чувствую себя очень бодрой и здоровой. Плюс ко всему у меня перестало болеть правое плечо, которое я постоянно натирала домашними настойками.

А ходить в лес я все равно буду. Как только зять освободится на работе, сразу поедем — запасаться черемшой.

Иллюстрации: 

Несмотря на пережитое, Елена Петрова в скором времени снова собирается идти в лес за черемшой.
Несмотря на пережитое, Елена Петрова в скором времени снова собирается идти в лес за черемшой.
Жители Бургаза рассказывают о том, что в местных лесах уже не раз терялись люди. В лес обычно уходят по этой дороге, шла здесь и Елена Петрова.
Жители Бургаза рассказывают о том, что в местных лесах уже не раз терялись люди. В лес обычно уходят по этой дороге, шла здесь и Елена Петрова.
baikalpress_id:  105 818