«Требуются сурмамы»

Иркутск заклеили объявлениями о суррогатном материнстве

В Иркутске в большом количестве, в буквальном смысле на всех столбах, появились объявления «Требуются сурмамы» — то есть женщины, могущие выносить чужого ребенка. В объявлениях указаны контакты, по которым желающие могут позвонить и предложить себя в качестве суррогатной матери. Мы решили выяснить, кто занимается в Иркутске этим нетривиальным бизнесом.

Деликатное агентство

Предложения для женщин выносить за деньги чужой генетический материал стали массово появляться в Иркутске еще в прошлом году. Все объявления содержали одни и те же номера телефонов, один и тот же электронный адрес. Некоторые из них, опубликованные в Интернете, содержали еще и название некоего агентства — «Супермама, папа, я». На прошлой неделе объявлениями оказались завешаны все столбы в наиболее проходимых местах Иркутска.

Иркутянка Вероника, которая распространяет эти объявления, рассказала, что организовала агентство «Супермама, папа, я» по воле случая — стала свидетелем неприятностей, произошедших с ее подругой. Подруга не смогла родить и стала искать суррогатную мать.

— Нашла и, что называется, влетела на деньги. И я решила узнать, что можно в этой области сделать. Поехала в специализированные центры к врачам: в областную больницу, в центр «Мать и дитя». Врачи сказали, что нужда в суррогатных матерях очень большая, но базы никакой нет. В общем, все сложно.

Когда Вероника столкнулась с реалиями, она поняла, что все еще сложнее, чем можно было представить. Очень трудно найти здоровых женщин, подходящих по всем параметрам.

— Базы нет, по которой можно было бы найти суррогатную мать. Я и пытаюсь ее создать. Женщины дают частные объявления, что готовы оказать эту услугу, родители ищут сурмам сами. Но, помыкавшись, понимают, что все это требует много нервов и ресурсов. И многие в итоге обращаются ко мне. Мы осуществляем связь с родителями, решаем юридические вопросы. Я вам честно скажу, это очень тонкая ситуация.

— То есть имеется много рисков?

— Риски есть всегда. Мы не можем гарантировать на сто процентов, что все пройдет гладко и со стороны родителей, и со стороны мамы. В законодательстве у нас на этот счет, мягко выражаясь, одни пробелы. Договор между биородителями и сурмамой имеет весьма относительную юридическую силу. В случае чего нам приходится уговаривать. Только уговорами порой можно спасти ситуацию. Например, мамочка не хочет отдавать ребенка. Ну, такое, конечно, может случиться крайне редко — женщины берутся за это ради хорошего вознаграждения. К тому же генетически ребенок не имеет никакого отношения к женщине, которая его вынашивает.

Четыре заявки на две мамочки

— Многие ли хотят стать суррогатными мамами? Как вы отбираете кандидаток на работу?

— Услуги предлагают многие. Но если из десяти женщин подойдут две — это уже большая удача. Мы год работаем, но у меня максимум пять женщин прошли. В первую очередь нужно идеальное здоровье. Бывает, что пройдет женщина медицинское обследование, все с ней в порядке, и вдруг УЗИ обнаруживает особенность, которая не позволяет ей стать сурмамой. В Ангарске была кандидатка с отменным здоровьем, сама медработник. Пришли с ней на УЗИ, а оно показывает, что эндометрий матки тонкий. В общем, есть медицинские критерии, которые врачи-репродуктологи никак не могут проигнорировать. Еще одно важное требование — психологическая готовность. Это ведь нужно целый год жизни посвятить этой работе, все время находиться под строгим контролем, отчитываться перед нами и родителями.

Отношения между суррогатной матерью и родителями тоже нужно грамотно выстраивать.

— К примеру, бывают ситуации, что женщины не хотят проходить медицинское обследование за свой счет. Но ведь когда она на работу устраивается, компания не оплачивает ей обследование, так почему бедные родители должны? Я такие моменты сторонам сразу разъясняю. Ведь кандидатка может не подойти. Так неужели родители, которым предстоит потратить и без того огромную сумму в 1—1,5 миллиона рублей, должны нести лишние расходы!

Вероника рассказывает, что заявки на сурмаму поступают к ней не только из Иркутска, но и из Москвы.

— Но я ничего не могу предложить. Во-первых, редко кто может рискнуть и бросить все, чтобы уехать в Москву вынашивать ребенка. Во-вторых, мы не можем удовлетворить запросы и по Иркутску. Стали сотрудничать с московской компанией «Росюрконсалтинг», у которой большой опыт в этой области, 12 лет этим занимаются. Они поддерживают нас юридически. Просят, кстати, найти мамочек, но мы и для своих-то найти не можем. У меня лично четыре заявки от биологических родителей лежат и две мамочки на обследовании. И как делить?

Ни одного завершенного случая в практике Вероники и ее агентства пока не было.

— Это все очень долго. 9 месяцев только на то, чтобы ребенка выносить. А до того много медицинских процедур, требующих времени.

Сама себе мама

Мы связались со специализированными медицинскими учреждениями, которые занимаются репродуктивными программами. В клинике «Мать и дитя» нам подтвердили, что они не занимаются поиском суррогатных матерей и базы на этот счет у них нет. Если же к ним обращаются женщины, которые хотели бы стать суррогатными мамами, то их обследуют и могут предложить их услуги тем, кто по медицинским показаниям нуждается в этом. На сегодняшний день дефицита мам, говорят в центре, нет. Есть две обследованные суррогатные мамочки, одна из которых ждет, когда услуги понадобятся. Бывает и наоборот, но ожидание никогда особо не затягивается. Не бывает, чтобы люди ждали годами, ожидание может продлиться максимум два-три месяца.

Для того чтобы картина была полной, мы обратились к женщине, которая в частном порядке работает суррогатной мамой (на специальном языке это называется «быть в программе» — в программе экстракорпорального оплодотворения). Она рассказала, что видит в этих объявлениях лишь желание посредника заработать на кризисе, что официально никакой фирмы по предоставлению подобных услуг в Иркутске не зарегистрировано.

— У нее даже офиса нет. Я знаю биологическую мать, которая спросила у подательницы этих объявлений хоть один документ и получила категорический отказ — потому что документов никаких нет.

— А если вы работаете сама, частно, то какая все же страховка есть у вас и у биологических родителей?

— Заключается трехсторонний договор: сурмама, биородители, клиника. Но договор между биородителями и сурмамой, даже если он у нотариуса заверен, — филькина грамота. В нашем случае самой уязвимой стороной, конечно, являются биологические родители — если сурмама не захочет отдавать ребенка, то ни один суд у нее его не отсудит. Какая-то ворона писала наше законодательство.

— Как вы думаете, польза или вред от таких объявлений?

— Такие объявления вносят смуту и в массы, и на этот рынок услуг. Кто может откликнуться на такое объявление? Только какая-нибудь глупая молодежь. Потянутся все кому не лень. Я, к примеру, никогда не стала бы пользоваться услугами посредника. Мне это не нужно. Юридические риски остаются теми же самыми. А за свое здоровье я сама несу ответственность.

Иллюстрации: 

Рекламные фотографии, иллюстрирующие суррогатное материнство, всегда изображают счастливых людей. На деле же ситуация обычно бывает не настолько радужная.
Рекламные фотографии, иллюстрирующие суррогатное материнство, всегда изображают счастливых людей. На деле же ситуация обычно бывает не настолько радужная.
Загрузка...