Торфяные пожары: начало сезона?

На болоте возле Максимовщины экскаватор провалился в горящую землю

Обгоревшие кочки видны на подъездах к селу Максимовщина, где-то вдалеке машет ковшом экскаватор. В конце апреля в районе болота прошел пресловутый пал травы, вследствие чего начал тлеть торф. В итоге дым понесло в два населенных пункта — саму Максимовщину и Селиваниху. Местные власти с привлечением пожарной службы взялись за ликвидацию возгорания, и сейчас есть все основания полагать, что из противостояния с коварным торфяным пожаром люди выйдут победителями. 

По словам местных жителей, торф на местном болотце принимался гореть еще 20 лет назад. Пасшиеся там коровы проваливались в землю и возвращались домой с обгоревшими конечностями и выменем. Болото непредсказуемо — в позапрошлом году оно дымилось, в прошлом все было в порядке, в нынешнем опять пошел дым.

— Когда-то это было полноценное болото, но за последние годы высохло. Там, где некогда была трясина, теперь мы можем спокойно передвигаться на большегрузной технике, — говорит Виктор Савченков, главный специалист Максимовского МО.

Прокопали каналы, вырыли озеро

Одно время болото пытались приспособить под посадки, но для этого оно совершенно не годилось, и люди отступили. Сейчас болото высохло, но и это не повод осваивать землю под сельскохозяйственные нужды — на следующий год оно может опять обводниться.

В этом году подземный пожар начался после пала травы. Ее то ли местные жители подожгли, то ли железнодорожники, проводя плановые весенние работы, — к болоту прилегает железнодорожная насыпь.

— Там прокопана дренажная канава, но она давно заросла, забилась, ее никто не чистит, — продолжает Виктор Савченков. — Торф на нашем болоте залегает на глубине от 0,5 до 3 метров. Чтобы добраться до очагов, приходилось глубоко вкапываться в землю.

Чтобы пожар не распространялся, большие очаги экскаватор окапывал по периметру, мелкие проливали пожарные машины и люди окапывали вручную. На Иркуте поставили пожарно-насосную станцию, протянули двухкилометровую магистраль для подачи воды. Пожарные дежурили, поливали водой. Там, где лопатой было не справиться, подъезжал бульдозер и переворачивал пласты земли.

— Горевшую землю перемешивали с негоревшей, тем самым тушили возгорание, — продолжает наш собеседник. — Горевший ком надо было разбить, чтобы он остыл.  Также мы прокопали каналы, выкопали озеро и с этого озера мотопомпой подавали воду, чтобы заболотить местность.

Горит даже в воде

Сейчас Максимовское болото напоминает  поле боя — глубокие воронки и длинные траншеи, которые дополняют обгоревшие кочки и обожженная земля. По всему видно, местные власти и пожарные провели здесь грандиозную работу — даже выкопали огромный котлован, который постепенно наполняется водой и превращается в озеро.

Сейчас здесь работает только экскаваторщик Иван Соколов. Он копает дренажную канаву, которая будет служить двум целям: предотвратить торфяные пожары и защитить поселок от горящей травы.   

— В эту траншею мы попробуем направить ключ, — говорит Иван. — Я ее делаю с наклоном, чтобы вода бежала. Я работаю на пожаре, можно сказать, с самого его начала. Я рыл землю, а пожарные туда воду лили. Где-то землю разворошу, она остынет — и ничего не горит.

— Горящий торф — коварная штука. Там, где он прогорает, можно под землю уйти,  — продолжает Иван. —  Перед тем как проехать, я  ковшом по земле стучу, проверяю, но не всегда помогает. Как-то раз экскаватор мой по башню провалился. Посторонняя помощь не понадобилась, сам себя вытянул ковшом.  

Победить  торфяной пожар дорогого стоит.

Люди, тушившие возгорание в Максимовщине, обратили внимание, что пласты торфа продолжают гореть даже брошенные в воду.  

Мы побывали на месте в минувший вторник. Дым курился только возле железнодорожной насыпи. Туда технике было не подобраться, но, по заверениям экскаваторщика Ивана, дымящийся участок окопан и подземное тление торфа скоро сойдет на нет.

Напомним, в прошлом году торфяные пожары стали для Приангарья серьезной проблемой.

Только в окрестностях Иркутска было зафиксировано несколько крупных возгораний: возле поселков Бурдаковка и Дзержинск, традиционно сильно горели Картагонские болота.

Иллюстрации: 

Виктор Савченков говорит, что в тушении торфяных пожаров полумерами не обойтись — нужна глобальная работа.
Виктор Савченков говорит, что в тушении торфяных пожаров полумерами не обойтись — нужна глобальная работа.
Тяжелая машина Ивана Соколова во время работы на пожаре ушла под землю, но экскаваторщик не растерялся и спас себя сам.
Тяжелая машина Ивана Соколова во время работы на пожаре ушла под землю, но экскаваторщик не растерялся и спас себя сам.
Опоры не позволили подобраться к этому очагу, но сейчас он окопан по периметру и доживает свои последние дни.
Опоры не позволили подобраться к этому очагу, но сейчас он окопан по периметру и доживает свои последние дни.
baikalpress_id:  105 095