Терпение лопнуло

Пенсионерка убила собственного сына, не выдержав издевательств

86-летняя жительница Тулуна помнит, как взяла молоток, помнит, что нанесла удар по голове сына, потом на ее глаза словно пелена упала. В тот миг пожилой женщине хотелось только одного — чтобы пьяный сын перестал изрыгать гнусные ругательства, чтобы прекратился этот ужас, который несчастная мать терпела на протяжении десятилетий. Пенсионерка — божий одуванчик насмерть забила сына железным молотком, после чего сдалась полиции.

Тулунчанину Виктору Дымову было за 50. Годы, которые он провел, работая, можно пересчитать по пальцам, его все время что-то не устраивало — то начальник вредный, то работа слишком тяжелая, особенно с похмелья. Виктор имел все данные, чтобы начать карьеру тунеядца. В безалаберной молодости он заразился туберкулезом 3-й степени, получил инвалидность, потом вылечился, инвалидность была снята.

Обычный человек вернулся бы на работу, но Виктор окончательно убедился, что жизнь гораздо приятнее, если в ней нет рабочих обязанностей.

И как ни настаивали родители, работать он не шел — более того, даже не считал нужным помогать отцу с матерью по хозяйству. В жизни Виктора занимали две вещи — алкоголь и лежание на диване. Приличной  женщины, которой приглянулся бы алкоголик-лежебока, не нашлось, так Дымов и остался  бобылем. Дамы в его жизни случались, но все как на подбор были пьянчужками и бичихами, мать Виктора не пускала таких «невесток» на порог.

Удивительно, как в трудолюбивой семье могут появиться такие отпрыски. Мать Виктора, Капитолина Степановна, к труду была приучена с раннего детства. Дитя войны, она привыкла работать тяжело и много. В послевоенное время она получила медицинское образование и всю жизнь проработала медсестрой. Большой трудовой стаж, тяжелый детский труд во время войны были оценены государством — бабушка получала повышенную пенсию, 24 тысячи рублей.

Но эти деньги не приносили женщине на заслуженном отдыхе никакой радости. Пенсию из нее вытягивал сын и все спускал на пьянки. Знакомые охотно занимали Виктору Дымову, знали, что отдаст, как только мать получит пенсию. А она и рада бы не давать деньги на пьянство, но как огня боялась тяжелой руки сына, и защитить ее было некому.

В одном доме с Капитолиной Степановной и ее сыном жила и ее дочь Елена. Но сестра у Виктора также не имела никакого авторитета. Регулярно безработный алкоголик поднимал руку на обеих женщин.
Переносить поток отборной брани интеллигентной Капитолине Степановне было невыразимо тяжело. Из уст сына лилась такая грязь, что бедная женщина не раз плакала от обиды и ужаса. Избавиться от монстра, в которого превратился сын, она не могла, самой уйти ей было некуда.

Год от года Виктор деградировал все больше. Последние пять-шесть лет не только унизительная брань, но и побои в доме Дымовых стали регулярным явлением. Во время дачи показаний Капитолина Степановна сбилась со счета, сколько раз сын заламывал ей руки, толкал с такой силой, что она падала, бил кулаками по печени и голове. Соседи видели, что бабушка ходит в синяках, пытались поговорить с Виктором, а тот просто посылал их.

В последнее время у домашнего тирана появился новый способ издевательств над сестрой и матерью.

Смакуя подробности, он рассказывал женщинам, как будет убивать их жестоко и медленно. «Я вас разрежу на куски, потом перекручу на мясорубке, а фарш сброшу в речку». Капитолина Степановна и Елена боялись, что однажды, допившись до чертиков, Виктор перейдет от рукоприкладства к смертоубийству. Женщины обращались к участковому, тот составлял протоколы об административном правонарушении и больше ничего с алкоголиком сделать не мог.

Спившийся тунеядец направлял всю свою энергию на издевательства над сестрой и матерью — мог перебить почти всю посуду, кидал в Капитолину Степановну стулья и табуретки. Мебель достигала цели, отставляя на теле женщины ссадины и синяки. В этот момент перепуганная Елена снимала происходящее на телефон, думая этим урезонить брата: «Люди увидят, что ты творишь!» Но Виктор уже давно никого и ничего не боялся, в том числе и огласки. А однажды он сходил по большому возле кухонного стола. Со слезами Капитолине Степановне пришлось убирать за ним.

19 мая Виктор, как обычно, загулял. Домой вернулся под утро мертвецки пьяным. Разбудил спавшую мать и потребовал денег на водку. Капитолина Степановна не хотела давать, но поняла, что он не отстанет, да еще и поколотит, и сунула сыну 100 рублей. Через некоторое время пьянчуга вернулся еще пьянее и стал требовать «пожрать». Капитолина Степановна посоветовала сыну поесть колбасы. Но колбаса отпрыска не вдохновила, он завалился на диван и в привычной манере понес обидные слова и угрозы. Исстрадавшаяся Капитолина Степановна поняла, что больше не может выносить этот поток. Она взяла на кухне молоток и несколько раз опустила его на голову сына. Эти мгновения женщина помнит смутно. Все, чего ей хотелось, — чтобы сын замолчал.

Узнав, что случилось в доме Дымовых, соседи не удивились: «У Капитолины Степановны было великое терпение, то, что она пережила, не пожелаешь и врагу. Тут так вопрос стоял — или он ее рано или поздно убьет, или у нее терпение лопнет. Мы считаем, что Капитолину Степановну нужно оправдать, он так ее измордовал, что человек  просто себя не помнил».  

  • Год назад «Пятница» писала о двух пожилых женщинах, которых жестоко избивали в их собственных квартирах. А они и не пытались бороться с домашним насилием — жалели извергов. Пока не случилось самое страшное — одна пенсионерка в Саянске скончалась от многочисленных травм, жестоко избитая пьяным сожителем дочери; вторая — в поселке Тельма Усольского района умерла в результате тупых травм живота и грудной клетки, нанесенных родным сыном.
  • Возбудили дело

Следователями Тулунского межрайонного следственного отдела СУ СК России возбуждено уголовное дело по статье «Убийство».  Обычно подозреваемые в совершении подобных преступлений находятся в СИЗО, однако, учитывая возраст подозреваемой и обстоятельства совершения преступления, в качестве меры пресечения для Капитолины Николаевны суд избрал подписку о невыезде.   

Имена и фамилия героев статьи изменены.

Иллюстрации: 

Из инфографики, составленной сайтом ostanovinasilie.org, видно, что обидчиком в семейных конфликтах чаще всего выступает мужчина (86%). 41% мужчин-агрессоров в возрасте от 27 до 40 лет. Более 50% из них — это законные супруги, 18% — бывшие мужья, сыновья — 16%. 71% мужчин-агрессоров имеют алкогольную зависимость
Из инфографики, составленной сайтом ostanovinasilie.org, видно, что обидчиком в семейных конфликтах чаще всего выступает мужчина (86%). 41% мужчин-агрессоров в возрасте от 27 до 40 лет. Более 50% из них — это законные супруги, 18% — бывшие мужья, сыновья — 16%. 71% мужчин-агрессоров имеют алкогольную зависимость
baikalpress_id:  105 864