Теперь все узнали

После статьи о молодом фельдшере из Иркутска количество желающих помогать одиноким старикам перевалило за полторы тысячи человек!

Удивительная все-таки вещь — Интернет. Она может сделать человека известным всему миру за очень короткое время. Две недели прошло со дня нашей публикации о фельдшере Владимире Урусове из Иркутска. Статью «Пятницы» разместили несколько десятков сайтов в Интернете, и нашего героя засыпали звонками люди, желающие так же, как и он, помогать одиноким старикам. Об обществе «АРГОС» («Армия горячих сердец») узнали не только в Иркутске, но и в Уфе, Екатеринбурге, Сургуте, Барнауле, Шелехове, Москве и других городах России. Володе Урусову стали приходить сообщения даже из США и Южной Кореи. Благотворительное движение «АРГОС» стало набирать силу, пошли денежные перечисления. После публикации в «Пятнице» о фельдшере Урусове уже написали все московские издания и даже записали сюжеты на радио и телевидении.

— Звонков было море, телефон разрывался! Я не ожидал, честно сказать, что такой шквал на меня сразу обрушится, — рассказывает Володя Урусов. — После публикации в «Пятнице» люди стали статью репостить по всем соцсетям. Я как-то подсчитал, что было 700 тысяч лайков только в «Одноклассниках», а еще комментарии к ним, тоже десятки тысяч, потом статья появилась и в «Фейсбуке». Мне стали звонить из США, из Южной Кореи, из Москвы. Отец перепостил вашу статью на свою страницу в «Одноклас­сниках», только у него она собрала уже 49 тысяч лайков. Мама сказала: «Молодец, сынок, мы гордимся тобой!» Марина Александровна Манцуровская, мой преподаватель-психолог из Кяхтинского медицинского колледжа, которая и придумала «АРГОС», откликнулась из Кяхты: «Спасибо, Володя, что продолжаешь мое дело!» Из США написал украинец Андрий Селезень, из города Платцбурга, из округа Клинтон штата Нью-Йорк, США. Андрий когда-то эмигрировал с Украины в Америку, он прислал 200 долларов. Я ему ответил: «Спасибо за помощь! Хотя наши политики и сеют рознь между нашими народами, но мы вместе! Приятно, что люди не забывают друг о друге!» А он на это ответил: «Я давно уже живу в Америке и чувствую себя больше американцем, чем украинцем. Вы делаете доброе дело, и я буду вам помогать!» 

В иркутской группе АРГОСа количество членов выросло до 1647 человек, ребята разбились на районы, чтобы не дублировать друг друга.

Теперь в каждом округе Иркутска есть свои волонтеры, которые согласны помогать старикам. Позвонила девушка из Уфы, попросила совета, как ей создать такую же группу. Кроме того, дочерние благотворительные организации появились в Сургуте, Уфе, Шелехове и Барнауле. 

Володя тем временем продолжает свою работу по оказанию помощи одиноким старикам. Каждый свой шаг иркутские волонтеры стараются снимать на камеру, чтобы потом отчитаться перед теми, кто делится деньгами. Буквально на днях выложили в соцсетях, в группе «Вконтакте», ролик, где они помогают 85-летней бабушке Валентине Кирилловне. У бабушки бронхиальная астма, ей купили небулайзер — гормональный ингалятор, чтобы снимать приступы.

— Бабушка осталась совсем одна, некому ей помочь, — рассказал Володя. — Мы помыли окна, выстирали шторы, купили лекарства, какие она просила. Я дал ей консультацию, какие лекарства лучше принимать при ее заболеваниях. Иркутянка Виктория Рыбина за свой счет купила Валентине Кирилловне еды и лекарств.

Все больше молодых иркутян хотят помочь престарелым людям, да вот только не все старики хотят, чтобы им помогали. Была трудная встреча с одной семьей, где живут мать, ее сестра и племянник-инвалид. Мать спит на раскладушке, ее сестра — на продавленном диване, вся квартира в клопах и тараканах. На предложение помочь ребята услышали только нецензурную брань. Тогда они обзвонили все советы ветеранов, не нужна ли кому-то помощь. 

— Нам ответили: «Да, некоторые старики уже во всем разочаровались, никому не верят!» — рассказывает Володя. — Зато Петр Иванович, которому мы помогли самому первому, до сих пор нам благодарен. Он говорит: «Володя! Ты для меня теперь больше чем родственник! Приходи в любое время!» Я всегда навещаю его и вижу, как он доволен: ездит по квартире на новой инвалидной коляске, варит себе картошку, жарит яичницу. Мы к нему дважды в неделю наведываемся. 

Несмотря на то что Володя увлечен своей благотворительной работой, его никто не освобождал от основной. Мы с ним встретились без пятнадцати восемь утра в здании скорой помощи Иркутска.

Поговорили о самом насущном: о труде фельдшера на скорой. В тот день, когда мы договорились о встрече, Володе должны были выдать новую форму — она теплая, в отличие от той, в которой он работает сейчас.

— Я заболел после выезда, — рассказал Володя о своих делах. — Помните, была холодная ночь? На мне была вот эта самая зеленая форма, она летняя и очень тонкая, хэбэшка. Да еще работали на улице: надо было спасать жизнь парня, которому дважды ударили в сердце ножом. Кровь хлестала из раны так, что вся одежда на мне промокла за считанные минуты. И на улице ночь, холодно было очень. Но главное, парня успели довезти до областной больницы. А форму я выстирал. Вот только заболел…

В эту ночь экипажу скорой пришлось столкнуться с еще одним преступлением: на зебре возле аэропорта какой-то водитель сбил девушку и скрылся с места аварии, бросив ее умирать. Врачи установили, что у нее переломаны кости и закрытая черепно-мозговая травма.

— У девушки начались эпилептические приступы, которые мы не смогли купировать. Травма была настолько сильной, что они шли один за другим. Ее мы тоже успели довезти живой до больницы, — вспоминал то злосчастное дежурство Володя. И неожиданно спросил: — А вы могли бы написать о том, что мы спасаем человеческие жизни, а зарплата у нас низкая? Да еще приходится постоянно сталкиваться с человеческим хамством. Например, вызывают нас по пустякам, как будто мы какие-то бездельники и должны людей развлекать. На пятый, а то и на девятый этаж приходится подниматься без лифта не один раз за сутки, когда дежуришь. А ты приходишь и узнаешь, что вызвали тебя, например, потому что у кого-то живот болит. Элементарный понос, остановить который можно таблетками, которые продают в ближайшей аптеке. Но самим пациентам спуститься лишний раз и дойти до аптеки лень. А ты с тяжелым чемоданом, полным лекарств, пешком поднялся на последний этаж. Да еще с порога тебе заявляют: «Бахилы надевайте! У нас чисто! А вам бахилы что, не выдают?» 

По словам Володи, у него начинает болеть сердце не столько от перегрузок, сколько от человеческого хамства, которое иногда не знает границ. «Я понимаю, почему врачи становятся грубыми и бесчувственными, — говорит он. — Потому что за годы такой работы начинается профессиональное выгорание». 

Мы шли пешком от отделения скорой до его дома. Я дорогой подумала, что, в общем-то, наши профессии очень схожи. Нам тоже иногда хочется услышать простое человеческое «спасибо».

Но и до этого не всегда люди додумываются. Видимо, слово — это не только самая сильная вещь на свете, но и самая трудная.

Иллюстрации: 

Фельдшер иркутской скорой, волонтер Володя Урусов показывает 85-летней Валентине Кирилловне, как пользоваться небулайзером. У бабушки бронхиальная астма, ей купили гормональный ингалятор, чтобы снимать приступы
Фельдшер иркутской скорой, волонтер Володя Урусов показывает 85-летней Валентине Кирилловне, как пользоваться небулайзером. У бабушки бронхиальная астма, ей купили гормональный ингалятор, чтобы снимать приступы
baikalpress_id:  108 789