Теперь и на экране

Канал «Культура» снял телевизионную версию спектакля «Последний срок»  в Иркутском драмтеатре

Режиссер телеканала «Культура» Виктор Безега инструктирует актеров иркутского драмтеатра. Телезрители, в отличие от зрителей в театре, значительно ограничены в пространстве, и то, что они увидят и как воспримут, напрямую зависит от съемочной группы. «Обычно мы снимаем телеспектакль за два дня, но в Иркутске съемки растянулись на четыре. Много деталей, нюансов, которые обязательно нужно передать зрителю, снимали природу на натуре — в деревне Шаманке. Она будет выступать второй декорацией к спектаклю», — поясняет Виктор Иванович. Кстати, иркутская постановка, по мнению режиссера, является лучшей в стране. «Мы посмотрели несколько спектаклей разных театров России, стали сравнивать и убедились в правильности нашего выбора, ведь он был не только по внешней составляющей, но и по качеству», — отметил режиссер

Четыре дня в спартанских условиях. С десяти утра и до полуночи актеры иркутского драмтеатра дубль за дублем играли своих героев. Признаются, что было невероятно сложно, но опыт ценный. Сейчас небольшая передышка, но уже в конце февраля «Последний срок» вновь покажут на иркутской сцене. А режиссер телеверсии спектакля раскрывает небольшой секрет: «Когда актеры несколько лет играют в спектакле, они слегка эмоционально остывают. А встряски, подобные съемкам, их активизируют, дают новое осмысление роли, спектакля в целом, появляются новые грани, краски». А в драмтеатре отмечают, что создание киноверсии спектакля Валентина Распутина миллионам россиян даст возможность прикоснуться к творчеству автора и задуматься над вечными вопросами о жизни и смерти и отношениями детей и родителей


Съемки телеверсии спектакля по повести Валентина Распутина проходили в самый разгар новогодних каникул, с 6 января. За рекордные 4 дня съемочная группа телеканала «Культура» отсняла больше 20 часов материала, а актерам, чтобы сыграть несколько дублей одной сцены, пришлось съесть около 10 килограммов картошки и несколько банок рыжиков. Работали без устали с самого утра и до поздней ночи. Десять актеров, задействованных в постановке, режиссер, оператор, оператор-постановщик, звукорежиссер, звукооператор, продюсер и ассистент режиссера за несколько дней не только во всех красках передали историю старухи Анны и ее детей, но и успели подружиться. О том, как проходили съемки, читайте в репортаже «Пятницы».

— Камеры готовы? Тишина! Начали! — разносится по камерной сцене серьезный голос столичного режиссера Виктора Безеги.

На зал опускается практически звенящая тишина, страшно даже дышать. В этот момент и происходит перевоплощение. Только что смеявшиеся и дурачившиеся актеры вмиг превращаются в своих героев. Серьезные и задумчивые, они садятся вокруг обеденного стола в простом деревенском домике.

— Сегодня снимаем детали, — в перерывах между дублями шепотом поясняют сотрудники иркутского драмтеатра. — Будет несколько прогонов одной сцены, чтобы оператор мог в разных крупностях снять всех героев, детали на столе, которые пригодятся при монтаже. Они помогут в телеверсии создать атмосферу и передать эмоции героев.

По сюжету дети старухи Анны собираются за одним столом и перекидываются короткими фразами, разговор у них не клеится.

— Стоп! Давайте еще раз, — обращается к актерам Виктор Иванович. — Когда Михаил встает из-за стола, прислушивается к лаю собак во дворе и тянется за бутылкой на полке, у него тень на лице. Переснимем, просто в проем далеко не заходите. Все готовы?

Дубль второй, третий. Раз за разом все повторяется, создается эффект дежавю: слова, эмоции, взгляды, жесты. Выдержке артистов можно только позавидовать. Например, актрисе, играющей роль Варвары — Марине Елиной в сцене приходится плакать. «Ух, больше не могу, слезы еле текут», — произносит она и тут же по щеке, оставляя блестящий мокрый след, скатывается слезинка.

— Замечательно! — довольно произносит режиссер. — Теперь снимаем крупным планом, как Надя накладывает картошку в тарелки.

— Опять картошка… — в ужасе вздыхают актеры.

И неудивительно, ведь за четыре дня съемок съесть ее пришлось немало. Почти 10 килограммов! А еще рыжики. Именно они являются одним из ключевых моментов сцены завтрака в деревенском домике и переходом от скупой на эмоции реальности в нежные детские воспоминания Люси, которые нечаянной фразой обрывает Варвара.

Вновь «Тишина! Начали!», артистка Ольга Шмидгаль произносит свою реплику: «Рыжики! Самые настоящие!» — и все заливаются звонким смехом.

— Что такое? — удивленно спрашивает Виктор Безега.

— Рыжики-пыжики! — озорно произносит самая юная актриса иркутского театра 9-летняя Арина Москвитина, которая играет внучку старухи Анны Нинку.

Еще пара дублей, которые неизменно вновь заканчиваются взрывом хохота. Драмы никак не получается.

— Так, перерыв пять минут! — с улыбкой провозглашает режиссер. — Нам всем нужно немного отдохнуть.

А измотанные съемками актеры продолжают веселиться. То и дело сквозь смех слышится: «Пыжики! Самые настоящие!», «Да какие же это рыжики? Это самые настоящие пыжики!», «Да вы не стесняйтесь, угощайтесь!». Вдоволь насмеявшись, все вытирают щедро выступившие на глаза слезы. Еще секунда — и актеры вновь сосредоточенны и готовы к работе.

— Четыре дня съемок дают о себе знать, — говорят актеры. — Сложно играть в течение 12—14 часов кряду. Идет большая эмоциональная отдача, но это и неоценимый, просто колоссальный опыт.

Артистам иркутского драмтеатра, у которых насыщенный график, пришлось адаптироваться и под специфику съемочного процесса. Из-за особенностей техники многие моменты спектакля снимали в разном порядке, нарушая привычную хронологию. Приходилось постоянно держать в голове все свои реплики, действия, эмоции, изменения в образе и даже пространство вокруг. Все должно быть на своем месте.

— Съемки телеверсии спектакля — это ранее незнакомая нам и очень сложная работа, — отмечает народная артистка России Наталия Королева, исполнительница роли старухи Анны. — В такие моменты понимаешь, насколько артист должен быть выносливым. Ведь съемки проходят с утра и до позднего вечера. В кино сложнее сниматься, чем играть на сцене театра. Здесь важно быть собранным, потому что снимается все небольшими эпизодами и нужно ни капли не растерять из своего творческого состояния.

Так шаг за шагом, методично за три часа отсняли две сцены, по ходу корректируя освещение и звук. Следующая — около кровати старухи Анны.

— Арина, твой выход, — говорит режиссер.

Юная артистка резко подрывается с места и с криком «ура» скрывается за кулисами, откуда она должна по-

явиться в кадре в следующий момент.

— Откуда только энергию берет, — улыбаются коллеги.

— Все по местам, тишина, — выкрикивает режиссер. — Начали!

Нинка появляется из-за сцены и тихонько подходит к кровати бабушки, трясет ее за руку, и та медленно приоткрывает глаза. В этот момент из фойе слышится едва различимый шум, лица актеров бледнеют. «Стоп! Помехи» — и после этих слов все обреченно вздыхают. Ведь это означает, что сцену придется переигрывать. Арина невозмутимо уходит за кулисы и ждет команду режиссера. В этот раз все проходит гладко. Как и положено, Нинка залазит под кровать и крадет из бабкиного чемодана конфету, тут же ее съедает. За этим делом ее ловит мать.

— Молодцы, теперь снимаем сцену «Она сама!», — говорит режиссер.

И вновь камерная сцена драмтеатра наполняется то звонким смехом, то громким плачем. Финальный рывок — и весь материал отснят: больше 20 часов, которые съемочной группе еще предстоит отсмотреть и смонтировать в короткие сроки, чтобы успеть к юбилейной дате — 80-летию со дня рождения иркутского писателя Валентина Распутина, которое будет уже в марте. А актеры, измотанные и опустошенные, наконец-то отправляются по домам. Отдыхать от своих героев. Но уже 24 февраля им предстоит очередная встреча. Здесь же — на камерной сцене иркутского драмтеатра, только в этот раз историю старухи Анны и ее детей актеры проживут не в объективе телекамеры, а в сердцах зрителей.

Фото автора и АНАТОЛИЯ БЫЗОВА

Спектакль на бис

Премьера спектакля «Последний срок» по одноименной повести Валентина Распутина в постановке Геннадия Шапошникова в Иркутском академическом театре состоялась почти девять лет назад — 3 апреля 2008 года. Сам автор повести очень тепло отзывался о постановке иркутского драмтеатра: «Актеры прожили глубоко и искренне свои образы. Они именно прожили, а не сыграли.  А сделать это можно, только отдавая свое сердце зрителям.  В спектакле нет слезливости, но есть слезы, которыми люди очищают свою душу, заново осмысливая все происходящее, осмысливая, может быть, свои поступки, свои мысли, свою жизнь. Это лучшая постановка моей прозы из всех тех, что мне приходилось видеть».

А в 2012 году постановка зазвучала из радиоприемников.  В рамках совместного проекта Союза театральных деятелей РФ «Россия на бис» Иркутский академический драматический театр имени Охлопкова и «Радио России» записали радиоспектакль.

Телеверсию зрители канала «Культура» смогут увидеть уже в марте этого года в юбилейные даты, посвященные 80-летию со дня рождения известного иркутского писателя.