Тайны следствия

Завтра, 25 июля, профессиональный праздник отмечают сотрудники органов следствия

По долгу службы этим людям постоянно приходится расследовать самые разные по сложности и запутанности уголовные дела — об убийствах, изнасилованиях, коррупции, организованной преступности. Их основная задача — восстановить справедливость, чтобы виновные были наказаны. В канун праздника о тонкостях своей непростой работы рассказали следователи Следственного управления СКР по Иркутской области.

Максим Биктимиров, следователь по особо важным делам 1-го отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Иркутской области, старший лейтенант юстиции:

— В Следственном комитете я работаю с 2010 года. Профессию выбрал еще в детстве, потому что перед глазами был пример родителей. Моя мама — следователь с 30-летним стажем, отец — оперативник, старший брат служит в Следственном комитете. Самое интересное уголовное дело для следователя то, которое он расследует в данный момент. Сейчас у меня в производстве дело преступного сообщества, с 2002 по 2013 год действовавшего в одном из северных городов Иркутской области. По нему проходит 19 обвиняемых. Мы исследуем целое социальное явление — жизнь города за определенный промежуток времени: как формировалась группировка, какие совершались преступления, как к этому относились жители города тогда и сейчас. В настоящий момент расследование идет к завершению. Плюсы нашей работы в том, что она творческая, интересная, это постоянный поиск, общение с людьми. Минус — близость к человеческим трагедиям. С одной стороны, ты имеешь дело с потерпевшими, в отношении которых совершено преступление, с другой — арестовываешь подозреваемых, общаешься с их родственниками. Однажды я ездил в одну из деревень под Иркутском, где отец зарезал сына, ранее судимого, он постоянно избивал их с матерью. В тот день парень в очередной раз набросился на мать, а отец, не выдержав, схватился за нож. Когда мы приехали, увидели погибшего сына, отца с ножом в руках и мать в слезах, не пускавшую опергруппу. Отец кричал сотруднику: «Давай ты меня застрелишь!» Постоянная близость к таким трагедиям делает характер жестче. Коллегам в наш праздник я хочу пожелать терпения, поддержки от семей, оперативной и следственной удачи — без нее никуда.

Нелли Зверева, следователь по особо важным делам 2-го отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Иркутской области, старший лейтенант юстиции:

— Я работаю в Следственном комитете с марта 2012 года. Моя мама служила в милиции, а я не пошла туда, чтобы нас не сравнивали. Свою карьеру я начала с должности общественного помощника в прокуратуре области, потом устроилась в Следственный комитет. Когда выбрала профессию, в семье сначала переживали, как я морально буду справляться с работой, но потом приняли мой выбор. Самое громкое уголовное дело, над которым я работала, пожалуй, изнасилование и убийство девочки в Шелеховском районе в 2013 году. В результате обвиняемый Виктор Дацюк получил пожизненный срок. Не обошлось в расследовании без сложностей — обвиняемого установили не сразу, больше чем через две недели после совершения преступления. Очевидцы не обращали особого внимания на девочку, шедшую рядом с мужчиной, не запомнили их, поэтому с ними приходилось много работать, устанавливать детали. Я думаю, следователь должен обладать въедливостью, упрямством и внимательностью. В нашей работе важен и азарт, желание закончить дело. Мы часто сталкиваемся с противодействием со стороны обвиняемых, адвокатов, поэтому следователь должен быть заинтересован в том, чтобы победить в этой схватке. Коллегам я хочу пожелать, чтобы личная жизнь и работа существовали, не мешая друг другу, и чтобы наши близкие люди понимали и принимали нас.

Дмитрий Мазуренко, старший следователь СО по Октябрьскому району Иркутска СУ СК РФ по Иркутской области, лейтенант юстиции:

— Я три года работаю в Следственном комитете. В последнее время участились преступления против сотрудников полиции — это касается как применения в отношении них насилия, не опасного для жизни и здоровья, так и публичных оскорблений. Недавно было возбуждено уголовное дело по статье «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». На одном из интернет-ресурсов в открытом доступе были размещены фото- и видеоматериалы с избиением лиц кавказской национальности, нацистской символикой, надписями, призывающими к совершению противоправных действий. Любой человек мог зайти в Интернет и посмотреть эти записи. По данному делу сейчас проходит один подозреваемый. Мы направили представление в администрацию интернет-ресурса, чтобы модераторы надлежащим образом проверяли информацию и препятствовали продвижению националистических взглядов. Чаще всего подобные группы создают молодые люди от 15 до 28 лет. Вообще, моя работа мне очень нравится, в ней постоянно происходит что-то новое. Всем следователям я хочу пожелать уверенности в себе и успехов, здоровья и удачи в делах!

Семен Данилов, следователь СО по Октябрьскому району Иркутска СУ СК РФ по Иркутской области, лейтенант юстиции:

— В Следственном комитете я работаю полтора года. По долгу службы приходится сталкиваться с разными уголовными делами — по убийствам, причинению смерти по неосторожности, получению и даче взяток, нарушению неприкосновенности частной жизни, тяжким и особо тяжким преступлениям, совершенным несовершеннолетними. Последние представляют особую сложность в расследовании. В моей практике было уголовное дело, когда четверо несовершеннолетних и один взрослый мужчина целый день жестоко избивали человека, чтобы забрать у него деньги с банковской карты, от чего тот скончался. В рамках уголовного дела было проведено 22 судебные экспертизы. В результате преступники были справедливо наказаны. Несовершеннолетние получили от 4 до 5 лет лишения свободы, взрослый — 8 лет заключения. Мне, как любому следователю, приходится много работать. Члены моей семьи морально меня поддерживают. По моему мнению, следователь должен быть порядочным, дисциплинированным, пунктуальным и ответственным. Своим коллегам я хочу пожелать всегда добиваться своих целей.

Елена Галкина, следователь-криминалист отдела криминалистики СУ СК РФ по Иркутской области, майор юстиции:

— Окончив институт, я два года проработала помощником прокурора в Усолье-Сибирском, а с момента создания Следственного комитета в 2007 году перевелась на должность следователя СО по Свердловскому району Иркутска, с апреля прошлого года работаю следователем-криминалистом. Занимаюсь в основном аналитикой, учетной работой — это криминалистическое обеспечение, учеты без вести пропавших людей, неопознанных тел, серийных преступлений, уголовных дел с участием несовершеннолетних. Согласно анализу, проведенному совместно с ПДН, за полугодие из соцучреждений уходит около 230 детей. Вместе с уполномоченным по правам ребенка мы разработали анонимные анкеты для детей разного возраста — 7—10, 11—15 и 15—18 лет, чтобы определить причины их уходов. В апреле мы проанкетировали 37 учреждений и сейчас продолжаем, обсуждаем полученные результаты. Причины самые разные — одни уходят к родителям, лишенным прав, другие убегают с друзьями. Многие дети имеют психические отклонения, например синдром бродяжничества. Так, в Иркутском районе живет 17-летний парень с психическим расстройством, он каждый год уезжает в Красноярский край. Когда ему звонит опекун, тот говорит, что не вернется. Такие случаи сплошь и рядом. Вообще, в нашей работе плюсов больше, чем минусов, здесь всегда приходится совершенствоваться, изучать новое. Минус — ненормированный рабочий день. Друзья порой не понимают, как можно праздновать день рождения, отдыхать — и вдруг в секунду собраться и уехать, потому что вызывают на работу. Когда происходят резонансные происшествия, отдел криминалистики всегда в первых рядах. После взрыва в Ангарске весь наш отдел выехал работать на месте происшествия. Коллегам я хочу пожелать спокойных дежурств.

Андрей Скосырский, старший следователь 2-го отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Иркутской области, старший лейтенант юстиции:

— Работать следователем я начал 10 июля 2012 года в Лесосибирске Красноярского края, а в мае прошлого года устроился в СУ СК РФ по Иркутской области. Я служу в отделе по расследованию преступлений против государственной власти, в сфере экономики — так он назывался раньше. Уголовное дело, которое больше всего мне запомнилось, раскрывал еще в Красноярском крае. В 2012 году без вести пропали два бомжа из поселка Стрелка. Их объявили в розыск, а в 2013 году в Следственное управление пришло письмо с фотографиями тел. Портретная экспертиза установила, что один из трупов схож с пропавшим человеком. Технико-криминалистические экспертизы показали, что на принтере, с которого было распечатано письмо, имеется дефект вала, оставляющий точки через определенные расстояния. В результате мы вышли на подозреваемого — историка по образованию. Я взял на себя риск возбудить уголовное дело без найденного тела. Тогда, кроме принтера, не было никаких зацепок. Впоследствии мы провели в доме подозреваемого обыск и нашли аналогичные фотографии, письма и договоры страхования. Выяснилось, что мужчина застраховал каждого их бомжей на 200—300 тысяч рублей, а срок страхования истекал в сентябре 2013 года, что и вынудило его написать письмо. В его бане мы обнаружили кровь, а в подполье нашли видеозапись, на которой он волоком тащил тела на место захоронения. Кроме этого, была выявлена причастность обвиняемого еще к двум аналогичным преступлениям. Мужчина оказался невменяемым. Коллегам я хочу пожелать следственной удачи, настойчивости, решимости, терпеливости и чтобы все дела заканчивались обвинительным приговором.

Загрузка...