Тайны одной дороги

Окончание. Начало в №№ 2, 3

Фальшивый инженер

Кстати, на допросе по делу об изнасиловании Горчаков назвался выпускником Омского автомобильного института. Из Якутска Федорову сообщили, что Горчаков действительно поступал в автомобильный техникум, но вскоре был отчислен за прогулы и неуспеваемость. В личных делах Горчакова на предприятиях, где он успел поработать до мехколонны, хранились копии дипломов целого ряда вузов. Когда Федоров, помотавшись по Сибири, собрал данные воедино, то пришел в недоумение: где именно Горчаков получил образование инженера и получал ли вообще?

Крепко пошатнувшийся миф о высочайшей образованности Горчакова рухнул под кипой резиновых клише, копий гербовых печатей и бланков институтов, найденных при обыске в новосибирской квартире подозреваемого.

...Все, что было за душой у Пал Палыча, это школа-семилетка и курсы водителей-любителей. Подсказку о том, как устроиться в жизни, дала существовавшая в Советском Союзе практика: увольнявшимся на гражданку офицерам выдавали документы в запечатанном конверте. Вот и молодой Паша Горчаков, живший тогда во Львове, раздобыл где-то форму старшего лейтенанта, пришел в комендатуру и заявил, что его ограбили. «Старлею» поверили на слово и без проверки выписали офицерскую книжку. Первый успешный опыт мистификации окрылил Пашку, и дипломы посыпались как из рога изобилия. Благодаря подделкам карьера Горчакова до поры до времени неуклонно шла в гору. Поработав диспетчером в Ачинске, далее ниже замначальника он нигде не опускался. Не зарвись в Кошурниково — глядишь, так и сидел бы до пенсии на хлебном месте.

Когда факты вскрылись, Федоров обратился с вопросом к управляющему новосибирским трестом: «Какие слабые стороны Горчакова можете назвать?» — «Плоховато знает технологию укладки земляного полотна», — последовал ответ. — «Но это же специализация возглавляемой им колонны!» Молчание. «А чем он хорош как руководитель?» — наседал Федоров. — «Энергичный и весьма предприимчивый». — «В чем предприимчивый? За водкой для проверяющих быстро бегает?» Молчание.

Помогите покарать убийцу!

Молчание трестовского куратора было благоразумным. Годом ранее он стал участником трагедии, разыгравшейся в Кошурниково по вине Горчакова. По случаю очередной проверки он организовал массовый выезд на природу с участием жен и просто подруг. Выехали на грузовике, за рулем которого сидел сам Палыч, а рядом — проверяющий. Остальная публика тряслась в кузове, но никто не роптал, ведь ехали на природу. До места пикника так и не добрались. Водитель с любительской категорией не справился с управлением, и машина свалилась под откос. Большинство отделалось ушибами, а вот жене главного инженера бортом размозжило голову. Следователя, командированного из Курагино, Горчаков поил так щедро, что тот состряпал уголовное дело, развалившееся в суде. Супруг пострадавшей спешно уехал из Кошурниково. Совершенно неожиданно эта трагедия донеслась до Федорова в Новосибирске. Однажды вечером Павел Степанович засиделся за документами, как вдруг зазвонил телефон. Федоров не взял трубку и первый, и второй, и третий раз, но телефон не умолкал. Схватив в следующий раз трубку, он почти прокричал: «Никого из сотрудников уже нет!» — «Не кладите, пожалуйста, трубку! — умолял некий мужчина. — Вы же из Иркутска, работаете по Горчакову?» — «Да». — «Я отец погибшей Тамары Лохиной, как мне с вами встретиться?» — «Вас приму в любое время». — «Еду немедленно».

...Сидевший напротив Федорова пожилой человек трясущимися руками доставал бумагу за бумагой. «Куда я только не писал, вплоть до генерального прокурора, но управу на этого мерзавца Горчакова найти не могу. По инстанциям мои жалобы спускаются до Курагино и быстро затихают. Я потерял единственную дочь, жена лишилась рассудка, я вынужден за ней ухаживать — а он спокойно ходит по земле. Помогите покарать убийцу!»
Вернувшись в Кошурниково, Федоров истребовал дело о гибели женщины, доследовал и направил в суд.

Горчаков тем временем отчаянно бился за свою свободу. Он уговаривал работников мехколонны и даже угрожал им, требуя дать нужные показания по поводу злосчастной поездки. Люди говорили: «Пока Пал Палыч у власти, мы будем молчать». На отстранение Горчакова от должности требовалась санкция райкома партии. Чтобы ее получить, Федорову потребовалось красочно изложить первому секретарю картину грехопадения его любимца.
Потом было общее собрание коллектива мехколонны. Работяги с ужасом и презрением смотрели на человека, любой приказ которого еще недавно выполнялся без промедления.

Сразу после собрания Горчаков умчался на машине в неизвестном направлении. Федоров сообщил о происшествии коллегам. Горчаков доехал до Абаканского аэропорта и, увидев там посты, повернул в Тайшет. Но и туда путь ему был заказан. Горчаков рванул в райком за защитой к Одноглазому. Но тому покрывать отъявленного мошенника с уголовным прошлым было уже не с руки. Первый секретарь пригласил прокурора района, тот позвонил Федорову...
Гибель Тамары Лохиной обошлась Горчакову шестью годами лишения свободы, еще несколько лет добавили экономические преступления после второго суда.

Метки:
baikalpress_id:  79 507