Такая Аня

Когда дело касается мужиков, даже у самых практичных женщин мозг сносит. Когда начинается это — страсти. А у тебя позади развод и пара-тройка романов.

Хотя какой это роман — к тебе приходит мужчина, а потом исчезает. Или оказывается, что он давно женат. Или оказывается, что он встречается с тобой, но давно сохнет по твоей подруге. В общем, набирается коллекция. И, главное, если у кого насчет внешности вопросы, то все там у нее в порядке с внешностью. В смысле веса там все нормально. Потому что сейчас вес — это главный критерий: красивая женщина или нет. Худые сейчас все красивые. А если худая и с жилплощадью, тогда шансы есть. Плюс работа, плюс здоровье. Здоровье, кстати, тоже важно в отношениях с мужчинами, та часть здоровья, которая отвечает за психическую энергию. Потому что мужчине женщина нужна рядом, чтобы с энтузиазмом. Чтобы она, если ты скажешь чего, бросилась исполнять. Чтобы отзывчивая и с радостью бралась за решение его проблем. Чтобы его проблемы она рассматривала как свои кровные. И чтобы отважная и ничего не боялась. Чтобы не боялась, когда он скажет ей — прыгай с обрыва. И все она делает правильно, и не боится, и деньги на них, на мужиков, тратит, а все равно ничего не получается. Ничего путного не выходит. Хоть какие книжки по психологии читай, хоть на каких курсах сиди, записывай, хоть за какие семинары плати. Понаедут тетеньки-дяденьки из других городов и станут с серьезными лицами советовать насчет превращения в стерву. За твои денежки объяснят, надают советов, как тебе, нормальной женщине, быстренько превратиться в идиотку. Как стать хитрой, изворотливой и жесткой. За твои собственные деньги посоветуют, как побыстрее тебе самой разрушить свою собственную жизнь. Потом набегут тренеры по гимнастике и косметологи. Втюхают тебе чемодан банок и коробок, консультанты по шопингу тоже имеют что сказать. А ты слушай, слушай, записывай и плати. Что есть, от чего отказаться, сколько, в конце концов, пить литров в день этой самой воды. Не хочешь, а все равно пей. А если тебе свистят вслед, то день не зря, значит, это тебе комплимент отвесили. И неважно, что это так упитые гопники резвятся. Важно, что тебя заметили. Вот и живи так дальше — чтобы замечали. Носи мини, кофты до пупа и каблуки десять сантиметров по жаре. Что с чем носить и как правильно отзываться на свист тебе в спину. А если сегодня не свистят, не предлагают кино и пиво, то что-то в тебе явно не так. Мужчины же непосредственны и наивны — что увидел, так и отреагировал. Красотка Джулия Робертс в ботфортах. И забываем, женщину какой конкретно профессии полюбил герой фильма. А если ты прошла красивенькая — на тебе посмотрели, зауважали и не сдержались от комментариев — все хорошо и ОК, значит, ты на все сто, и это не зоопарк, а улицы родного города. Главное, не сдерживать своих чувств и эмоций. В общем, если у тебе что-то не складывается с самооценкой — срочно на курсы. Там тебе объяснят про твою личную красоту души и тела, и ты тут же выйдешь замуж. Гарантированно. Свадебный марш Феликса Мендельсона. Но если сравнивать фотографии, между которыми пятнадцать лет… Те, старые свадебные, черно-белые. Аня в смешном платье с оборками, кудряшки, счастье. И эти — цветные, будто с офисной вечеринки. И лица подруг. Аня пробовала потом объяснить сама себе — это они от зависти. Это вас от зависти и перекосило, милые вы мои. Десять человек подруг, и все завидуют? Но вообще-то все походило на розыгрыш. Если бы действительно не было этого Мендельсона и официальной подписи документов. Аня зато много хохотала, даже на истерику уже стало походить это ее веселье. Зато никаких родителей, ни Аниных, ни ее новоиспеченного мужа. Одна подруга так и сказала — какие-то они словно детдомовцы. Это несмотря на дорогущие закуски в ближайшей забегаловке. А своей Аня тоже ничего не сказала — увезла к бывшей свекрови дочку, чего-то наврала про командировку. Потом еще долго врала, сочиняла. А дочка ее у бывшей свекрови осталась, в родной дом не совалась. 

Аня плела ей про затянувшийся ремонт. А сколько может длиться ремонт? Да сколько угодно.

Можно, например, начать обклеивать стены почтовыми марками. По сериям. Это пока всю серию соберешь, столько лет пройдет. Флора и фауна Закавказья, к примеру. Аня ее навещала, конечно, бывшая свекровь поджимала губы, вспоминала старые времена. Аня между тем начала выдавать одну теорию за другой — насчет полного подчинения женщин мужчинам. И что, даже если бьет, то имеет право. Заслушаешься. А она — прямо с гордостью. Мол, сподобилась. И, главное, живут с этим мужем и никого не принимают, даже Аниных родителей. Все потом и потом. Родители, чтобы повидаться с ней, встречают ее после работы. Аня опять врет, не скажешь же правды, что муж против, говорит, что не нравится ему ее родня. «Вообще стала какой-то ненормальной, — шептались знакомые. — Анка же кошек на дух не переносит, а тут завела сразу двух котов. Муж ее, видите ли, кошатник. Носится теперь с этими кошками по выставкам». Аня и тут решила — завидуют, не обращала внимания на сплетни, сверкала камушками в ушах, хвасталась колечками — муж подарил. «Да сама все купила», — прознали подружки. А она не только колечки, но и наряды купила. Новые наряды ей очень не шли. Все было как с чужого плеча — синтетические платья с жесткими бирками от известных фирм. Аня выглядела в них как переодетая в барские шмотки прислуга.

Потом началась скукота. Муж этот Анин пришел однажды и сказал: «Снимай колечки, мне деньги нужны». Аня безропотно подчинилась. «И про сережки не забудь», — напомнил муж. Он все добро вынес, потом приезжал пару раз и все коробками, коробками, носил, носил, вывозил. У Ани в голове мелькало страшное — про долги, про бандитов, про счетчики. Бизнес же. Аня даже кинулась к нему со своей помощью. «Да что с тебя взять-то», — посмотрел на нее даже как-то ласково. А потом и вовсе уехал, с Аней объясняться не стал, отмахнулся на ходу: «Отстань, не до тебя». Уехал. А потом приехал, только чтобы развестись. И что, бросаться теперь в ноги к нему? Умолять, чтобы не бросал? А у этого бывшего уже куча планов в дальнем зарубежье и соответствующее окружение в виде родственников новой жены. И скатертью дорожка.

Аня затеяла переживания со слезами, но тут выступила на авансцену ее родная дочурка. А дети, как известно, быстро мозг вправляют. Анина дочка взялась плохо учиться и пропускать школу. Ане, может, и хочется порыдать — заплакать в компании сочувствующих, но некогда же. Надо за дочкой в школу бежать, следить, чтобы с уроков не ушла, дневник проверить, тетрадки — все ли на месте. Уроки сделать — само собой. А потом многочасовые беседы с дочуркой вести о смысле жизни. Не отвлекаясь на пустяки в виде размышлений о собственном разбитом сердце. А у дочки на мать уже скептичный и презрительный взгляд, дети редко прощают матерям их слабости. Когда мать увлекается жестоким и жадным мужчиной, вот как такое забыть? Если мать забывает о тебе? Когда мать ты видишь ее редкими и поспешными набегами. И когда она врет, врет, врет? 

Ну потом эта дочка замуж вышла, но Аня ходит к ней только по предварительной записи. Вам назначено?

Тогда Аня захотела было опять распорядиться своим временем по своему усмотрению — отдаться океану чувств, но ее дочка за ней строго следит. А то бывали случаи с этими чувствами. Анина дочка больше не доверяет матери. Увлечется опять мамаша, и неизвестно кем ведь увлечется. А у дочки семья, расходы, и ничего хорошего, когда заработки семейные на сторону уходят. Поэтому с Ани теперь строгий отчет — где была и с кем, во сколько домой вернулась. Рехнешься, конечно, с таким графиком. Аня, конечно, встречается с одним. Но втихаря, и на его территории. Никто опять про нее ничего не знает. Шифруется потому что хорошо. А то дочка прямо так и сказала: «Опять начнешь кренделя выписывать, внука не покажу». Своему нынешнему кавалеру Аня так и сказала: «Подождем, когда внуки вырастут». — «Какие внуки, Аня? Твоя дочка еще даже не беременная!». Аня тихо и виновато вздыхает и ждет, ждет перемен. Аня — она такая, всегда чего-то ждет.

baikalpress_id:  107 881