Стрелок Мария

О своем участии в Великой Отечественной войне и мирной жизни читателям «Пятницы» рассказывает 95-летняя сибирячка Мария Охрименко

Поселок Белореченский Усольского района. Фронтовиков здесь осталось всего несколько человек, и одна из них — Мария Константиновна Охрименко. Боевые друзья знали ее как Машу Галину — замуж она вышла уже после Победы за однополчанина. Мария Константиновна — счастливая женщина. В ее жизни есть все, что нужно: семья, братья, любимая работа, муж, дети, внуки, а теперь уже и правнуки. Посчастливилось пройти войну без единого ранения; и даже когда самолет, на котором летала стрелком, был подбит, благополучно спрыгнула, не попав в руки к немцам.

— Я родилась в 1919 году, выросла в деревне Нижний Булай, рядом с Мишелевкой, в Усольском районе, — вспоминает Мария Константиновна. — Родители были крестьянами. Отец воевал в Первую мировую, вернулся — и я родилась. Мама была безграмотной, а вот папа часто читал молитвенник — оба были набожными людьми. У меня два старших брата: один на 6 лет старше, другой на 3 — их уже нет.

Училась наша героиня в мишелевской школе. Когда она окончила 7 классов, в деревню приехали представители Черемховского педучилища и в числе других пригласили Марию: «Уже в 16 лет я окончила курсы — учителей не хватало, и мы учились всего несколько месяцев. Меня распределили учителем начальных классов в Тельму. Классы были большие — по 40—45 учеников разного возраста. Все, кто хотел учиться, приходили на занятия. Слушали всегда внимательно, были очень ласковыми — всем хотелось прижаться ко мне, и я их всех любила, конечно».

Весной 1941 года Мария Константиновна заболела ангиной — местные врачи не смогли ее вылечить и отправили в Иркутск: «Тогда по месяцу лежали в больницах. И вот, когда мне оставалось 4 дня до конца лечения, объявили о начале войны… Вся больница шумела — половина сразу прекратила лечиться, и я тоже попросилась домой: было непонятно, что делать, как жить. Уехала к родителям, а потом снова вышла на работу».

В апреле 1942 года в школе на собрании объявили, что страна обращается к женщинам и просит их прийти на помощь отцам и братьям. «Все женщины, кто там был, поднялись — мы все были готовы идти воевать! — говорит Мария Константиновна. — Нас переписали, а потом прислали повестки, собрали в Усолье на вокзале, посадили в товарные вагоны и отправили через Иркутск в Читу. Я прошла медкомиссию и попала в воздушные стрелки для полетов на Ил-2».

Обучение продолжалось полгода: в гарнизоне Домна, под Читой, обучали и девушек, и парней — кого-то в летчики, кого-то стрелять. «Сразу за пулемет посадили. Нужно было четко разбираться во всем, уметь переносить его, чинить, метиться, слушать и исполнять приказы. Отучилась и в составе 91-го штурмового авиационного полка была отправлена на фронт, под Сталинград», — рассказывает ветеран.
Экипаж Ил-2 состоял из летчика и стрелка, который, сидя спиной к командиру с пулеметной установкой, оборонял хвост самолета от нападения истребителей противника. Для стрельбы вперед на Ил-2 было установлено мощное пушечное вооружение.

— Прибыли на место на поезде, на машинах нас отвезли на аэродром, там мы получили самолеты. Это было в конце 1942 года. И сразу начались боевые вылеты, — продолжает Мария Константиновна. — Страшно было, конечно, на глазах взрывались самолеты, и каждый раз это могло случиться и с тобой. Старались относиться спокойно к происходящему, нужно было сохранять ясность ума — иначе в небе никак.

Мария летала с двумя летчиками: сначала с Александром Шляковым, до тех пор, пока ему позволяло здоровье, а потом с Николаем Цикловским. «Помню первый полет: дали тревогу рано утром, мы быстро собрались и полетели — нужно было проверить определенные точки. Пришлось отстреливаться — под Сталинградом шли страшные бои. Чаще всего мы по тревоге и вылетали. Все, что нужно делать, знает летчик, а я только его приказы выполняю — ни единого выстрела без его разрешения! Вот сижу к нему спиной в стеклянной кабине, вижу крылья нашего самолета, хвост и наблюдаю.

Заметила точку черную сзади — сообщаю ему и жду приказа. Только так. А у него свое вооружение — пушки, бомбы, реактивные снаряды, — вспоминает Мария Охрименко. — Дадут задание — разбомбить колонну или уничтожить склады, летим и выполняем. Много снарядов брать на борт нельзя и мало нельзя — каждый раз продумывали, сколько будет достаточно. Нужно было все запасы во время вылета израсходовать, иначе при неудачной посадке можно взлететь на воздух! Так же и с топливом».

Можно сказать, Марии Константиновне повезло — ни разу не была ранена.

Была опасность попасть в плен к немцам — и этого удалось избежать: «Однажды в бою один из трех моторов нашего самолета пробил немецкий снаряд. Нужно было эвакуироваться. Летчик сориентировался, направил машину куда следует, и приказал: «Прыгай!» А я боюсь! «Нет, — говорю, — только вместе!» Страшно к немцам попасть… Но он мне сказал, что приземлимся уже на нейтральной полосе. В итоге откинула дверцу и прыгнула! За кольцо дернула, парашют раскрылся — все хорошо, приземлилась. А Саша чуть позже прыгнул — нужно было машину подальше отвести. Смотрю, он приземлился, но не встает. Поползла к нему, оказалось — ногу сломал. Сложила парашюты, на них летчика погрузила, лямки на плечи — и потянула. У него карта — говорит, куда идти. Тащу его и вдруг вижу — четыре фигуры. Кто это? Наши или немцы? Здесь очень страшно было — о том, что творят фашисты с пленными, мы были наслышаны! Саша приготовил пистолет, но это оказались наши разведчики! Взяли летчика, понесли, а я уже рядом шла до аэродрома».

— Быт у нас был хорошо отлажен, — рассказывает Мария Константиновна. — Например, прилетел полк на место — здесь же все обустраивается. И баня была, и кухня, и столовая. Питались по диетам: у стрелков своя, у летчиков своя. И никаких боевых 100 грамм! Боже упаси! Перегрузки в полете такие, что и без спирта пьяный.

Победа в Сталинградской битве, с которой началась фронтовая жизнь девушки, стала одним из переломных моментов в войне: «В феврале 1943-го стало ясно, что немец дальше не пройдет. Было тяжело, но врага гнали. Потом была Курская битва… А дальше, в 1944 году, полк перебросили в Монголию — ждали боев с японцами. Там мы находились до конца 1945-го, там же и о победе узнали. Девятого мая в 5 утра нас всех подняли и объявили — войне конец! Конечно, мы радовались, казалось, что теперь домой поедем, но еще долго пришлось оставаться в строю: были вылеты, боевые действия, но все же жизнь была уже гораздо спокойнее».

В Мишелевку Мария вернулась в декабре 1945 года. За это время на родине похоронили отца, один из братьев воевал на Восточном фронте, вернулся живым, другой был не годен к службе — ухаживал за матерью.

— С будущим мужем Николаем Охрименко я познакомилась на фронте — он был механиком в нашем полку, во 2-й эскадрилье. Родом он из-под Полтавы. После войны мы разъехались по домам. Я пошла работать в Мальтинскую школу, а Коля приехал ко мне чуть позже — в отпуск, и мы поженились. Родилась дочка, и через год мы переехали на Украину, там родился сын, — говорит Мария Константиновна. — Я опять пошла в школу, потом в детском доме работала, в магазине, а он механиком в колхозе. А через 7 лет решили вернуться в Сибирь, обосновались в Мальте, позднее получили квартиру в Белореченском.

У Марии Охрименко 4 внуков, 7 правнуков. Дочь живет рядом, сын с семьей перебрался в Италию.

— Я счастливая женщина, у меня все было, у меня все есть! — улыбается Мария Константиновна. — Хочется только, чтобы во всем мире был мир.

Снимок 1942 года. Такой 23-летняя Мария попала на войну.  С фронтовыми друзьями она переписывалась долгие годы. Когда письма переставали приходить, становилось ясно — человека больше нет. «Обычно ведь о здоровье в переписке упоминалось. И вот пишет подруга боевая: «Плохо себя чувствую». И больше нет письма — значит умерла. Теперь уж никто не пишет…»
Снимок 1942 года. Такой 23-летняя Мария попала на войну. С фронтовыми друзьями она переписывалась долгие годы. Когда письма переставали приходить, становилось ясно — человека больше нет. «Обычно ведь о здоровье в переписке упоминалось. И вот пишет подруга боевая: «Плохо себя чувствую». И больше нет письма — значит умерла. Теперь уж никто не пишет…»
Эта фотография была сделана в 1943 году на фронте. «Снимков очень мало той поры, а за те, что есть, благодарна однополчанину», — говорит Мария Охрименко. За то, что девушка подогнала ему гимнастерку по размеру, мужчина сделал несколько снимков — их в семье хранят особо бережно
Эта фотография была сделана в 1943 году на фронте. «Снимков очень мало той поры, а за те, что есть, благодарна однополчанину», — говорит Мария Охрименко. За то, что девушка подогнала ему гимнастерку по размеру, мужчина сделал несколько снимков — их в семье хранят особо бережно
Мария и Николай Охрименко около 7 лет жили на Украине. Фотография в украинских костюмах сделана в день отъезда в Сибирь. Николая не стало в апреле 1966 года — провалился под лед на реке Белой в Мальте, тело нашли через месяц, в день его рождения. Больше замуж Мария не выходила — растила детей, заботилась о внуках
Мария и Николай Охрименко около 7 лет жили на Украине. Фотография в украинских костюмах сделана в день отъезда в Сибирь. Николая не стало в апреле 1966 года — провалился под лед на реке Белой в Мальте, тело нашли через месяц, в день его рождения. Больше замуж Мария не выходила — растила детей, заботилась о внуках
Мария Охрименко с детьми Галиной и Владимиром в 1967 году, после окончания сыном первого курса Киевского института гражданской авиации
Мария Охрименко с детьми Галиной и Владимиром в 1967 году, после окончания сыном первого курса Киевского института гражданской авиации
Мария Константиновна Охрименко живет полной жизнью — сама управляется по дому, иногда выходит на улицу посидеть на лавочке с соседями, подышать воздухом. В гости частенько захаживают дочь, внуки. Все хорошо. Единственное, что огорчает, — события на Украине, где у Охрименко много родственников
Мария Константиновна Охрименко живет полной жизнью — сама управляется по дому, иногда выходит на улицу посидеть на лавочке с соседями, подышать воздухом. В гости частенько захаживают дочь, внуки. Все хорошо. Единственное, что огорчает, — события на Украине, где у Охрименко много родственников
Загрузка...