Старые дома Иркутска облюбовали нелегальные жильцы

Возвращаясь домой после поездки или тяжелого трудового дня, мы, как правило, испытываем облегчение: со срочными делами покончено, можно провести спокойные часы в своей «крепости» — и неважно, своя это квартира или съемная.

С таким приятным чувством отдохновения знакомы даже те, у кого в принципе жилища нет. Как, например, нелегальные обитатели старинного деревянного здания на улице Желябова, 16. Три года назад законных обладателей квартир в этом двухэтажном доме расселили из-за его аварийного состояния. Но свято место пусто не бывает: удобное жилище в центре города тут же было захвачено сначала бомжами, а после цыганами. Несмотря на многочисленные попытки городской администрации и полиции выселить их оттуда, нелегальные обитатели вновь возвращаются в старый дом.

— Наркоманы какие-то собирались в доме, еще месяц назад здесь кто-то ошивался. Неприятно это все и страшно. Мы живем между этим заброшенным домом и кирпичной стеной другого здания — как в капкане. У нас дом тоже деревянный, не ровен час кто-нибудь подпалит старую двухэтажку — и огонь перекинется на нас. Успеем ли мы спастись? — задает справедливый вопрос живущая рядом с аварийным домом Ирина Семеновна.

Обеспокоенная неприятным соседством женщина написала жалобу в администрацию города. Там, как выяснилось, о сложившемся положении уже знали и предпринимали все меры, какие могли. Дом после расселения был законсервирован: его отключили от инженерных коммуникаций, на все входы и выходы, включая окна, прибили профлисты, а на дверь в подвальные помещения даже повесили огромный амбарный замок. Однако настойчивые бездомные в попытках обрести ночлег умудрялись снимать профлисты и заселялись в полуразрушенное здание. Выгнать их оттуда могли только представители властных структур.

— Мы еженедельно проводим рейды совместно с отделом полиции № 5: приходим в дом на Желябова и выселяем бездомных. Составляем административный протокол, сотрудники правопорядка забирают их в изолятор временного содержания, штрафы выписываются, а вещи оккупантов мы выносим на улицу. Пару недель назад мы выселили семь цыган с Желябова, 16. Они постоянно ломают замки, а мы вновь их вешаем — вызываем аварийную службу города, те прибивают профлисты заново. Уже был случай, когда бездомные развели в этом деревянном здании костер, и огонь вполне мог сжечь дом дотла, и не только его. Мы вовремя пресекли это дело, — комментирует Игорь Кузнецов, начальник жилищного отдела администрации Правобережного округа.

Двухэтажный дом уже три года ждет своей участи.

Благодаря благородному внешнему виду и долголетию — здание было построено в 1908 году — его могут отдать в муниципальную организацию — Агентство развития памятников Иркутска. Процесс сбора справок для принятия почетного статуса довольно долгий. После того как бумажная работа проделана, городская дума принимает окончательное решение: реставрировать дом или продавать с торгов, чтобы здание снесли и построили на его месте очередное кафе или супермаркет. Или еще что-нибудь полезное в духе времени.

— Как только необходимые документы будут подготовлены и администрация Иркутска как собственник объекта примет решение о передаче его в Агентство для реставрации, мы сможем начать проектные работы. Но мы уже начали собирать в архивах информацию по дому на Желябова, — рассказала «Пятнице» Ирина Кравец, генеральный директор ОАО «Агентство развития памятников Иркутска».

Есть разные критерии, по которым можно определить, является ли дом памятником культурного наследия или нет. Среди них и архитектурная значимость, и историческая, в том отношении, что в доме могли проживать временно или постоянно какие-то известные личности.

Расчетная стоимость реставрационных работ одного квадратного метра объекта культурного наследия — от 30 до 40 тысяч рублей. Для городского бюджета эта сумма неподъемна. Поэтому сначала нужно найти инвестора, который согласился бы профинансировать реставрацию, и уже после того как все работы будут выполнены, здание и земля, на которой оно стоит, поступают в собственность того, кто вложил в них свои средства. Он и решает, что будет дальше с обновленным домом — гостиницу в нем сделают, офис или что-то другое. Это, конечно, лучше, чем ждать, когда старинное здание сожгут бездомные, как это уже было с деревянными постройками в центре Иркутска. Эти почерневшие со стойким запахом гари развалюхи до сих пор наводят уныние на прохожих.

  • В Иркутске более 1000 объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), из них около 700 — это уникальные кружевные дома XIX века. Большинство из них находится в неудовлетворительном состоянии. В нашем городе сохранились не только отдельно стоящие здания, но и целые кварталы старинной деревянной застройки, что является еще одной особенностью Иркутска.

Иллюстрации: 

Эти два деревянных здания на улице Желябова (см. также следующее фото) представляют собой яркий пример того, что бывает, если за домом следить, ремонтировать его, поддерживать внешний вид (на фото слева), и во что превращается некогда прекрасный дом после того, как в нем перестают жить люди (на фото справа). Обветшалое строение на Желябова, 16, с замысловатым орнаментом наличников, с резными перилами балкона — теперь нелегальный приют для бездомных. В 30-е годы и позже, в годы войны, не многие владельцы деревянных жилых зданий могли позволить себе их ремонт, поэтому отдавали свои дома муниципалитету, сохраняя за собой право проживать в одной или нескольких комнатах. Однако со временем дома все равно начали разваливаться, и теперь уже муниципалитет готов «подарить» часть из них добросовестному инвестору, способному вернуть им былую красоту
Эти два деревянных здания на улице Желябова (см. также следующее фото) представляют собой яркий пример того, что бывает, если за домом следить, ремонтировать его, поддерживать внешний вид (на фото слева), и во что превращается некогда прекрасный дом после того, как в нем перестают жить люди (на фото справа). Обветшалое строение на Желябова, 16, с замысловатым орнаментом наличников, с резными перилами балкона — теперь нелегальный приют для бездомных. В 30-е годы и позже, в годы войны, не многие владельцы деревянных жилых зданий могли позволить себе их ремонт, поэтому отдавали свои дома муниципалитету, сохраняя за собой право проживать в одной или нескольких комнатах. Однако со временем дома все равно начали разваливаться, и теперь уже муниципалитет готов «подарить» часть из них добросовестному инвестору, способному вернуть им былую красоту
Так выглядит старый дом изнутри. Фотокорреспондент «Пятницы» пробрался в него на свой страх и риск, но сам процесс проникновения не вызвал каких-то затруднений. Если внимательно осмотреть здание, легко можно увидеть лазейку в нем. И хотя сложно представить, что в таком кавардаке кто-то захочет жить, все же находятся люди, возвращающиеся в аварийное жилье с завидным упрямством
Так выглядит старый дом изнутри. Фотокорреспондент «Пятницы» пробрался в него на свой страх и риск, но сам процесс проникновения не вызвал каких-то затруднений. Если внимательно осмотреть здание, легко можно увидеть лазейку в нем. И хотя сложно представить, что в таком кавардаке кто-то захочет жить, все же находятся люди, возвращающиеся в аварийное жилье с завидным упрямством
На втором этаже старого дома расположена веранда-балкон, украшенная резьбой и особым видом балок. Впрочем, уникальная деревянная резьба еще и несет в себе символическое значение: в давние времена она защищала дома от злых сил и всяческих несчастий. Иркутские мастера за довольно короткий срок перешли от примитивных узоров к многоярусному кружеву
На втором этаже старого дома расположена веранда-балкон, украшенная резьбой и особым видом балок. Впрочем, уникальная деревянная резьба еще и несет в себе символическое значение: в давние времена она защищала дома от злых сил и всяческих несчастий. Иркутские мастера за довольно короткий срок перешли от примитивных узоров к многоярусному кружеву
Иркутянка Ирина Семеновна живет рядом с объектом культурного наследия, но ее это не радует: «Весь прошлый год в доме жили цыганские семьи. Они заселили оба этажа, развели тут какую-то активную деятельность. Там внутри такие развалины, но их, видимо, и это устраивало. Ходили через подвал, теперь его закрыли наконец-то»
Иркутянка Ирина Семеновна живет рядом с объектом культурного наследия, но ее это не радует: «Весь прошлый год в доме жили цыганские семьи. Они заселили оба этажа, развели тут какую-то активную деятельность. Там внутри такие развалины, но их, видимо, и это устраивало. Ходили через подвал, теперь его закрыли наконец-то»
Игорь Кузнецов, начальник жилищного отдела администрации Правобережного округа: «У нас есть список, в котором 34 законсервированных либо аварийных дома, по совместительству являющихся памятниками культурного наследия. Мы проверяем их состояние регулярно. Благодаря такой профилактической работе бездомных и нелегалов в старых законсервированных зданиях в центре города — на улицах Горной, Софьи Перовской, Борцов Революции — стало обитать меньше. Сыграло в этом роль и закрытие «шанхайки»
Игорь Кузнецов, начальник жилищного отдела администрации Правобережного округа: «У нас есть список, в котором 34 законсервированных либо аварийных дома, по совместительству являющихся памятниками культурного наследия. Мы проверяем их состояние регулярно. Благодаря такой профилактической работе бездомных и нелегалов в старых законсервированных зданиях в центре города — на улицах Горной, Софьи Перовской, Борцов Революции — стало обитать меньше. Сыграло в этом роль и закрытие «шанхайки»
baikalpress_id:  96 729
Загрузка...