Среди призраков

Иркутянин Юрий Ежов вернулся из Луганской республики, где воевал в одном из добровольческих подразделений

Украина, по его словам, словно вернулась почти на 100 лет назад. Уж очень то, что творится сейчас на востоке страны, напоминает события Гражданской войны. Каждый из игроков (а их гораздо больше, нежели нам говорят в телевизоре) пытается разыграть свою карту. Вот только вооружение ныне гораздо разрушительнее, да связь мобильнее… Иркутянин Юрий Ежов недавно вернулся с зоны боевых действий — четыре месяца он находился на территории Луганской Народной Республики, в поселке, расположенном в пяти километрах от ныне известного во всем мире городка Дебальцево.

Нет-нет, он не журналист, не дипломат и не кадровый военный, обычный сибирский парень, решивший вдруг, что это и его война… Началось, говорит, с того, что в новостях он увидел шествие украинских националистов, несших портрет Бандеры. Увиденное ошарашило. Меж тем на Украине, в Мариуполе,  у молодого человека проживают родственники по отцовской линии. В общем, зацепило… Во Всемирной паутине Юрий нашел сайт, где можно было записаться в добровольцы. Подал заявку. Не сразу, но ее одобрили.

Заметим, что в армии молодой человек не служил и до описываемых здесь событий считал себя сугубо мирным человеком. Отец решение сына одобрил, мать оставили в неведении — сказали, что уехал на заработки в Якутию. Во второй половине октября Юрий отправился в Питер, где формировался новый отряд механизированной бригады «Призрак». Автобусом через КПП Изварино 25 добровольцев из России были переправлены в Алчевск. На границе, как и положено, прошли таможенный контроль. Естественно, неразрешенных к перевозке вещей ни у кого не было.

Алчевск — довольно крупный промышленный центр, в котором до начала военных действий проживало более 100 тысяч человек, сейчас гораздо (примерно вполовину) меньше. Отряд, в который был записан Ежов, поселили в здании бывшего роддома. Почти две недели ушло на учебные сборы — этакий ускоренный курс молодого бойца. Девятого ноября Юрию и его сослуживцам выдали ксиву за подписью командира бригады «Призрак» Алексея Мозгового (один из лидеров вооруженных формирований самопровозглашенной ЛНР) — удостоверение личности и разрешение на ношение оружия в одном документе. Так за короткий промежуток времени иркутянин проделал путь от сотрудника ритуальной службы (вид деятельности дома) до командира пулеметного расчета.

— Из Алчевска очень скоро мы перебазировались в небольшой поселок Комиссаровка, — рассказывает Юрий. — Вернее сказать, в местную зону под номером 22, находящуюся на окраине населенного пункта. Приехали вроде как ненадолго, за оружием. В итоге же наш отряд там до сих пор находится. Зашли на территории тихо-мирно — местная охрана нас сама запустила. Дело в том, что данное учреждение готовили к переселению. И нам даже несколько суток пришлось взять на себя обязанности сторожей. Отрядом в составе 15 человек мы несли службу у бараков, в которых находилось 182 заключенных. Как нам сказали, до 2013 года данная колония была на особом режиме (тяжкие преступления). Потом сидельцев увезли в другую зону, а мы остались. Место уж очень удобное оказалось. Опять же бункер, оборудованный под административным зданием, где никакие бомбежки не страшны. Из-за территории зоны, ну и из-за здешнего арсенала оружия, у нас даже были некоторые трения с вроде как дружественным отрядом казаков. Они тоже хотели здесь поселиться, но мы, конечно, на правах первых сделать это им не позволили…

Далее начались тяжелые военные будни. Ходили в рейды, в наряды, обустраивали территорию для проведения учений, стрельб. Юрий хорошо запомнил свой первый боевой выход:

— Отрядом в составе шести человек отправились в сторону Дебальцево, — вспоминает он. — Задача — прочесать местность. Искали так называемые глаза — координаторов, корректировщиков огня, снайперского или артиллерийского. Дошли почти до промзоны Дебальцево, где к тому времени находился противник. Никого не обнаружили, на обратном же пути попали под минометный огонь. Это, можно сказать, было мое боевое крещение. К счастью, обошлось без серьезных повреждений.

Всего на счету Юрия Ежова восемь подобных операций продолжительностью от нескольких часов до пяти суток. Долгое время подразделению, в котором он служил, везло — в то время как у соседей счет погибших шел на десятки, у «призраков» в графе по этому показателю был ноль. Приятная во всех отношениях статистика была нарушена 8 февраля: в тот день 18 бойцов отряда отправились на помощь местным ополченцам, нужно было срочно эвакуировать раненного в голову солдата. Задачу свою они выполнили, но какой ценой! В ходе операции попали в артиллерийскую засаду: три человека погибли, 13 были ранены. С тяжелой контузией и несколькими осколками в груди выходил из этого боя иркутянин.

— Это была моя уже третья контузия, и командиры отправили меня домой лечиться, — рассказывает Юрий. — Несколько осколков до сих пор где-то во мне сидят — керамика не просвечивается рентгеном. А один самый большой застрял в моей куртке где-то на уровне печени. Повезло. Собираюсь ли я возвращаться в ЛНР? Скорее всего, нет. Навоевался, буду привыкать к мирной жизни.

Сейчас, по данным Юрия Ежова, в ЛНР в составе «Призрака» находится девять человек из Иркутской области, в том числе одна женщина-медсестра.

Как признался бывший теперь уже пулеметчик, на востоке Украины легче заработать пулю в лоб, чем деньги. Есть, конечно, наемники и с той, и с другой стороны, но их не так много. Ополченцы и поддержавшие их добровольцы в большинстве своем воюют за свободу, ну и идею какую-то, наверное. Меж тем на стороне повстанцев сражаются не только добровольцы из России и других государств бывшего Союза. В том же «Призраке», например, несли службу несколько жителей Испании (как сообщает пресса, на родине у них из-за этого возникли серьезные трения с законом).

А вот солдат Вооруженных сил Украины гонят на поля сражений буквально силком. Об этом ополченцам рассказывали пленные. Причем обмундирование они обязаны покупать за свой счет, также иметь при себе денежные средства на питание. Государство обеспечивает только оружием и боеприпасами.

— С пленных солдат обычно брали обещание больше не воевать и отпускали их домой на Украину, или же при необходимости отправляли на территорию РФ, — продолжает Юрий Ежов. — С нациками и фашиками другой разговор…

Иллюстрации: 

Бывший волонтер-пулеметчик Юрий Ежов
Бывший волонтер-пулеметчик Юрий Ежов
Ксива за подписью комбрига «Призрака» Мозгового одновременно являлась и удостоверением личности, и разрешением на ношение оружия
Ксива за подписью комбрига «Призрака» Мозгового одновременно являлась и удостоверением личности, и разрешением на ношение оружия
Состав добровольческой бригады был реально международным — даже испанцы воевали
Состав добровольческой бригады был реально международным — даже испанцы воевали
baikalpress_id:  102 896