Спасатели отработали пожар в самолете

В ходе учений в иркутском аэропорту нештатную ситуацию отработали на списанной «тушке».

Во вторник со стороны иркутской воздушной гавани валил черный дым, громко выли сирены — по счастью, это были только учения, которые проводили сотрудники Иркутского аэропорта и ГУ МЧС по Иркутской области. По легенде, у самолета, который должен был приземлиться в Иркутске, загорелся двигатель. Воздушное судно могло долететь, но при посадке возникают сложности. Специалисты службы поискового и аварийно-спасательного обеспечения полетов (СПАСОП) и их помощники из экстренных служб должны быть наготове. Цель учений — дать возможность всем службам отработать взаимодействие.

Учебно-тренировочным самолетом является Ту-154 — списанный старичок, на котором спасатели уже много лет отрабатывают свои навыки.

В начале учений первым делом взлетно-посадочная полоса покрывается пеной для уменьшения вероятности возгорания воздушного судна при посадке. Самолет приземляется, но возникает пожар, который имитируется на специальных площадках — выбрасывая в небо клубы черного дыма, горит шасси и двигатель. Сильный огонь был потушен буквально в течение 5 секунд. Возгорание тушили при помощи аэродромного пожарного автомобиля, который значительно отличается от обычных, у него очень большая интенсивность подачи и большой запас воды — 8,5—13 тонн. В машинах, которые используют МЧС, — 2—4 тонны.

Далее началась эвакуация пассажиров — одного манекена и двух статистов, спасатели спускают их на веревках, укладывают на носилки и бегут к прицепу с медицинским оснащением.

— Ах бедненький, сейчас мы тебе поможем, — успокаивает «пострадавшего» врач и обращается к своим коллегам: — Ожог второй степени лица, шеи, кистей, ожог верхних дыхательных путей, дыхание кислородом в первую очередь, обезболивающее, накладываем повязку…

Пока врачи работали с пассажирами, началась эвакуация аварийного воздушного судна с летного поля.

Для чего использовалась конструкция, похожая на подушку, под названием аварийно-пневмотканевый подъемник. Подушку надули компрессором и с ее помощью подняли сломанное колесо самолета над поверхностью. Если бы буксировка происходила в реальности, под колесо подставили бы специальную тележку и самолет поехал бы к месту стоянки.

Сергей Марчук, начальник службы поискового аварийно-спасательного обеспечения полета аэропорта «Иркутск», оценил учения на четыре с плюсом.

— Замечаний практически нет, но были небольшие шероховатости — задержки по времени в действиях двух пожарных расчетов.
Подобные учения проводятся как минимум два раза в год, помимо периодических тренировок всей аварийно-спасательной команды аэропорта. Спасателям нельзя расслабляться.

— Статистика такая — в 2013-м в нашем аэропорту 14 раз объявлялся сигнал тревоги, — говорит Сергей Марчук. — Это значит, что 14 раз требовалась аварийная посадка воздушного судна. Самый крайний раз (специалисты от авиации избегают слова «последний». — Прим. авт.) был полтора месяца назад, у самолета Ан-26 произошел отказ управления передней ногой, и воздушное судно немного съехало с рулежной дорожки на грунт, к тому времени размякший. Пассажиров высадили, самолет отбуксировали. Ситуация была не аварийная, но требовалось наше вмешательство.

За последние 5—6 лет подобные ситуации происходят в аэропорту от 12 до 21 раз в год.

Поэтому службы учатся, тренируются и всегда находятся в полной боевой готовности.

— Воздушное судно выгорает очень быстро — за 5—8 минут, — рассказывает Сергей Марчук. — Поэтому экстренную помощь пассажирам и членам экипажа могут оказать только те спасатели, которые находятся на территории аэродрома, — это сотрудники СПАСОП. Мы находимся на круглосуточном боевом дежурстве.

Для первой пожарной машины СПАСОП норматив времени с момента подачи сигнала тревоги до прибытия к самолету составляет 3 минуты, из них почти минута уходит на то, чтобы спасатели оделись в специальную одежду и добежали до машины. Критичным местом является дальний конец взлетно-посадочной полосы, до него почти 3 км. Машины имеют массу от 25 до 43 тонн, и проделать такой путь за 2 минуты нереально.

— Для того чтобы соответствовать всем требованиям, на каждый взлет-посадку у нас один из расчетов в полном боевом снаряжении находится в машине, — говорит Сергей Марчук.

Спасенному пассажиру врачи буквально на ходу наложили повязку
Спасенному пассажиру врачи буквально на ходу наложили повязку
Загрузка...