Сотрудники «Тугутуйского» чувствуют значимость своего труда

Директор сельхозпредприятия Владимир Монхоев каждую минуту готов к новым испытаниям

Много ли вы знаете людей, которые могут годами держать удар и оставаться на плаву в кризисной ситуации? Мы — нет. Поэтому, когда начальник отдела сельского хозяйства Эхирит-Булагатского района Алексей Хунгуев рассказал о судьбе сельхозпредприятия в селе Тугутуй, эта история заинтересовала нас особо. Если вкратце, то дело было так. Бывший совхоз, а в середине нулевых общество с ограниченной ответственностью, пребывал в плачевном состоянии. Вести дела мешал тот факт, что хозяйство фактически было дочерней компанией банкрота. Бесконечные суды, разбирательства, безденежье, несколько пожаров и вечные спутники сельского хозяйства засуха и саранча не добавляли работникам оптимизма и веры в лучшее. Однако, несмотря на мрачную реальность и туманные перспективы, руководству удалось не просто вывести предприятие из кризиса и сохранить коллектив, но и укрепить свое положение, став одним из самых успешных хозяйств Усть-Ордынского Бурятского округа.

Право на труд

Центр притяжения в Тугутуе — это не больница и даже, как это бывает во многих населенных пунктах, не школа. Главное здание села — это новенькая контора ООО СХПП «Тугутуйское». Именно на этом сельхозпредприятии трудится большинство местных жителей. В кабинете директора аншлаг — пара недель осталась до полноценных посевных работ, и дел сейчас много: проверить технику, заложить удобрения, еще раз оценить семенной фонд. Директор Владимир Семенович Монхоев спокойно выслушивает каждого, раздает указания и находит в перерыве время, чтобы ответить на вопросы журналистов.

— Давно построили здание для конторы?

— Оно появилось в конце нулевых, — рассказывает директор. — Когда-то на этом месте была сторожка. Вы не заметили старое здание конторы? Оно стоит рядом.

Обратить внимание на это неприглядное строение действительно сложно. Заколоченные окна, просевший пол... А ведь когда-то коллектив выезжал из него с тяжелым сердцем. Предприятие по суду проиграло ферму, гараж и часть помещений, в числе которых была и контора компании. Прошло несколько лет, и то, что было проиграно, развалилось, рассыпалось, пришло в упадок, тогда как само «Тугутуйское» окрепло и расширилось.

— Каждый день вижу то, что проиграл тогда в суде. Времена, если вспомнить, были тяжелые, смотреть на ситуацию было тошно. Я ведь всю жизнь проработал в этом хозяйстве. Вырос в Тугутуе, учился в сельхозинституте по направлению на механика. Был и бригадиром фермы, и управляющим, и инженером, и заместителем директора. В 2000 году у меня с руководством разошлись взгляды по многим вещам, и я уволился. Пять лет занимался только личным подворьем. Потом, в 2005 году, меня люди позвали назад. Хозяйство принял в ужасном состоянии. Нормально функционировать было невозможно — о том, чтобы взять кредит, вступить, как я хотел, в национальный проект «Развитие АПК», и думать было нечего — кто даст деньги банкроту? Мы ведь были тогда дочерней компанией банкрота — Усть-Ордынской продовольственной компании. Пришлось подавать в суд, отстаивать свое право на самостоятельность, — вспоминает Владимир Монхоев.

Удивительно, но даже в то тяжелое время удавалось приобретать технику — были куплены два комбайна, два трактора. Чтобы заработать, в хозяйстве занимались закупом молока у населения, купили молоковоз на базе УАЗ «Фермер». Проблем добавляли и пожары. В конце нулевых в «Тугутуйском» было несколько крупных возгораний — сгорели пилорама и одно из зданий фермы. Плюс слишком много сил и средств отнимали суды, которые длились почти пять лет. Казалось, тяжбам не будет конца.

— Я тогда не выдержал — обратился к губернатору Александру Тишанину, объяснил ему ситуацию. Он дал команду своим юристам мне помочь. Но даже при такой поддержке ферму мы частично проиграли. 240 голов пришлось сдать на мясо. Главное — отстояли технику. Есть земля, техника, значит, всегда есть надежда, — уверен Владимир Семенович.

Надо отметить, что в хозяйстве на тот момент трудилось более ста человек. Все они стойко переживали трудности. В это непросто поверить, но люди, зная, что в хозяйстве нет наличных средств, брали кредиты на свое имя и приносили деньги в контору.

Счастливое знакомство

— Не знаю, как мы тогда выжили, если честно, — признается директор. — В 2009 году у нас накопилось много долгов перед налоговой службой, были долги и по зарплате. Сказывался на ситуации кризис 2008 года. Но, как ни странно, он-то и стал косвенной причиной разрешения финансовых проблем. Мне рассказали, что в Иркутске есть инвестор, который в кризисный период хочет вложить деньги в производство сельскохозяйственной продукции. Мы познакомились и пожали друг другу руки. Сейчас предприятие практически принадлежит этому человеку, он является нашим учредителем. Благодаря инвестору удалось выплатить всю задолженность и спокойно заниматься тем, чем мы и должны заниматься, — сельским хозяйством.

У тугутуйцев это отлично получается. На сегодняшний день в хозяйстве готовятся посеять 2600 га зерновых и кормовых культур, в обработке находится 4000 га пашни. Удалось решить вопрос с землей — 2000 га хозяйство выкупило у пайщиков, еще 2000 арендует у муниципалитета. На двух откормочных площадках содержатся 500 голов крупного рогатого скота. Пару недель назад в «Тугутуйском» узнали, что хозяйство вошло в инвестиционный проект по мясному животноводству, а значит, получится нарастить поголовье и построить современный убойный цех, что в перспективе позволит заниматься производством собственной мясной продукции.

— Это не первый случай, когда нам удалось войти в инвестиционный проект. В 2011 году мы уже могли получить средства на развитие животноводства, но так как мы проиграли ферму, от этой идеи мы отказались. Зато в 2012 году вошли в инвестпроект по развитию растениеводства. Пятьдесят процентов затрат возвращалось, и мы, воспользовавшись выгодным предложением, купили два трактора Т-150, два «Белоруса» МТЗ-82, поменяли весь комплекс сеялок, купили за 4 миллиона рублей сушилку, мельницу, открыли пекарню, — говорит Владимир Монхоев.

Дух хлеба и молодости

Кстати, о пекарне. Ее удачно разместили в здании конторы. Над выпечкой по ночам колдуют три женщины.

— Наш хлеб, булочки и калачи поступают в магазины села и в близлежащие деревни. Кроме того, продаем продукцию детскому саду и школе. Люди любят наш хлеб, потому что он точно без всяких вредных добавок, — говорит заведующая пекарней Елена Макарова. — Правда, печем из покупной муки, это дешевле, чем молоть собственную. Вот такой парадокс. Зато цену удается держать доступную. Булка хлеба стоит 20 рублей. Интересно, что каждый раз, хотя мы используем одинаковые ингредиенты, вкус получается разный. Мы с женщинами сделали вывод, что рассказы о том, что тесто чувствует настроение, — правда, и стараемся всегда приходить на работу в хорошем расположении духа.

В 2007 году в интервью одной из газет Владимир Монхоев жаловался, что в хозяйство не идет работать молодежь, и с присущей ему прямотой выражал уверенность, что пополнение кадров — мечта, которой точно не суждено сбыться. Прошло почти десять лет, и директор вынужден признать, что ошибался.

— Да, молодежи у нас хватает. Никакого пьянства, прогулов нет. Каждый знает — если подвел, не вышел на работу, то может потерять место, его есть кем заменить. Но хочу заметить, что коллектив у нас порядочный, такие неприятные меры применять приходится крайне редко, — говорит Владимир Семенович. — Радует, что молодежь, которая приходит, не просто остается, а выражает желание получать высшее образование. Сейчас за счет хозяйства в Иркутске учатся на экономистов две девушки.

Одна из студенток, бригадир-учетчик животноводства Ольга Анкудинова, в эти дни занята ответственным делом — завешивает корма.

— Кому хочется, пусть в город едет, а мне здесь очень хорошо, — весело замечает она.

Такого же мнения и ветеринар Андрей Мельников. Парень ежедневно приезжает в село из Усть-Ордынского.

— После учебы я пробовал открыть свое дело, в Усть-Ордынском лечил собак, кошек. Это считается прибыльным занятием. Но меня надолго не хватило. Очень скучно. А здесь простор, масштаб. Вот недавно прошел отел. И хотя было сложно, приходилось буквально ночевать на ферме, зато я чувствовал, пусть это и пафосно звучит, какую-то значимость своего труда, — говорит Андрей.

— Вот эта молодежь и есть наше будущее, — говорит Владимир Монхоев. — Я стараюсь, чтобы коллектив был жизнеспособным, чтобы его не пугали трудности. Вот, например, в прошлом году была засуха. Мы вместо двадцати по пять центнеров с гектара собрали. Могли бы разобрать себе семена, получить сиюминутную прибыль, а сейчас бы, в посевную, испытывали трудности. Но мы решили, что обойдемся лучше без премиальных и сохраним семена на посадку. Зато теперь голова не болит, семена уже готовы. Так что кризис, — серьезный директор улыбается впервые за весь разговор, — это даже хорошо. Это шанс проверить, выдержишь ты или сломаешься.

Слово фермера  

— Честно, я как-то даже не знаю, что говорить. Наверное, предполагается, что я должен жаловаться, но жаловаться мне не хочется. Наоборот. Я, поверьте, бывал в гораздо худших ситуациях. А в этом году, несмотря на засуху, нам выплатили пусть не стопроцентную, но компенсацию за погибший урожай. Плюс посевная еще не началась, а деньги на несвязанную поддержку уже пришли. В 2005 году я об этом и мечтать не мог. Хорошо показали себя многие проекты, которые реализуются на государственные средства. Просто хочется, чтобы из-за кризиса объемы поддержки не уменьшились. Губернатор Сергей Левченко на днях заявил, что помогать будут тем, кто показывает результат. Это хорошая позиция. Средства должны уходить людям, которые используют их в дело, могут отчитаться за деньги, потому что случаи, к сожалению, бывают разные. Средства в сельском хозяйстве нужны всегда, эта отрасль требует постоянного государственного присутствия. То нужно обновить технику, то закупить удобрения, так что власть с умом должно расходовать каждый рубль.

Сельсовет — это сокращение от термина «сельский совет народных депутатов». Еще не так давно он означал первичный орган власти в сельской местности. Но потом изменилась система местного самоуправления, и это понятие вышло из употребления.

Между тем заседания сельсоветов долгое время были главной площадкой, где жители сельской местности могли встретиться, обменяться мнениями, подискутировать. Сейчас таких площадок, по сути, уже нет, но у тех, кто плотно занимается сельским хозяйством, осталось желание высказать свою позицию по той или иной теме, поделиться проблемой или наблюдениями.

Редакция «СМ Номер один» готова предоставить аграриям свою газетную площадь в качестве трибуны. Каждому герою наших публикаций мы даем возможность обозначить тот вопрос, который кажется ему наиболее актуальным на данный момент. Это может быть совет коллегам по аграрному цеху, обращение к властям, рациональное предложение.

Надеемся, что наш «Сельсовет» станет полезным всем нашим читателям.