Сопротивление вузов

В решающую фазу вступил очередной этап реформы высшего образования в России, связанный с созданием опорных университетов.

Иркутская область встала перед непростой задачей: для того чтобы победить в конкурсе на создание такого вуза, нужно объединить несколько высших учебных заведений. А объединяться хотят не все. Общественность взбудоражена: Иркутск всегда гордился статусом студенческого города и не добиться сейчас создания опорного университета — значит, стать городом колледжей, а не высшей школы. 

Что такое опорный университет?

О том, зачем нужен опорный университет, о трудностях, связанных с определением его формата, и как правительство региона намерено участвовать в его создании, рассказывает первый заместитель губернатора Иркутской области Виктор Васильевич Игнатенко. 

Первое и самое главное, по словам заместителя губернатора, правительство области и губернатор прекрасно понимают важность создания опорного вуза и будут участвовать в этом процессе. Две недели назад губернатор провел совещание с замами, на котором обсуждался этот вопрос. И было принято решение создать рабочую группу при правительстве региона.

— Опорный университет в Иркутской области должен быть, — считает Виктор Игнатенко, — этот процесс идет в рамках реформы высшего образования. И это не какая-то прихоть министра образования и науки Ливанова, реформа одобрена на самом высоком уровне.

Чтобы суть реформы стала понятнее, он привел цифры, которые дают представление о современном состоянии высшего образования в России.

В СССР было около 657 вузов, из них примерно 100 университетов. Сегодня право выдачи диплома РФ имеют 3500 вузов и их филиалы. Многовато получается. Между тем в миллиардном Китае 2400 вузов, из них 800 университетов, в которых есть магистратура. Во всех остальных вузах в Китае готовят бакалавров. В России понятие университета обесценивается. Сегодня университетами стали даже те вузы, где нет диссертационных советов. Все стали университетами. 

— Конечно, объективные основания для реформы высшего образования есть. Ресурсы небезграничны, и продолжать финансировать систему, которая есть, невозможно и нерационально. 

Для сравнения заместитель губернатора снова привел Китай, который в начале 90-х годов прошлого века провел мощную реформу высшей школы. Результаты впечатляют. В первой сотне мирового рейтинга сегодня присутствуют четыре китайских университета. В рейтинге 500 самых лучших университетов мира есть более 20 китайских вуза.

Россия на этом фоне выглядит более чем скромно. В первой сотне никого нет, в пятисотке находятся четыре вуза: Московский, Санкт-Петербургский, Новосибирский и Казанский государственные университеты. 

— Реформу проводить необходимо, вопрос — как. Согласно планам Минобразования, в России будет несколько видов вузов. По двум университетам — МГУ и СПБУ есть отдельные законы. Все остальные — это федеральные университеты (один университет на федеральный округ); национальные исследовательские университеты (их 21) и опорные университеты (около 100). Все остальные вузы в международно-правовом понимании будут готовить бакалавров. Их можно будет назвать институтами, колледжами, как угодно. 

По словам Виктора Игнатенко, сложность ситуации заключается в том, что предусмотрен только один способ создания опорного университета — присоединение одного вуза к другому. А это несет в себе мощный конфликтный потенциал. Реформа задевает очень многие интересы. Во-первых, это интересы ведомств, которые имеют свои вузы в регионе (речь идет об ИРГУПСе и ИГМУ). Естественно, они категорически против присоединения. 

Во-вторых, есть интересы у ректоров вузов. «Ни один ректор в здравом уме не захочет к кому-то присоединяться и терять свой статус. Тем более если он относительно недавно избран. Свои интересы есть и у ректоратов, управленцев, отделов, подразделений. И плюс к этому нужно учитывать интересы региона, и они не всегда совпадают с интересами ректорского корпуса. С точки зрения осознания интересов региона, конечно же, Иркутская область в этих вещах проиграть не должна». 

При этом Виктор Игнатенко уверен, что волюнтаристское, механическое объединение вузов только ради того, чтобы называться опорным, ничего не даст. Не зря в названии присутствует слово «опорный», то есть эти вузы рассматриваются как опора социально-экономического развития региона.

— Сегодня надо честно признать: наука, высшая школа и производство никак не связаны. Шестеренки не работают. Как я понимаю идеологию реформы, предполагается, что опорные университеты будут иметь статус государственных образовательных автономных учреждений, что даст вузу огромные возможности для развития. И это самое главное, потому что экономическая ситуация в ближайшие годы не улучшится. 

По словам эксперта, правительство региона выступает за создание вуза, который действительно будет локомотивом развития. Поэтому должны появиться такие вещи, как государственный заказ на подготовку кадров для региона и на повышение квалификации. 

— Зачем в Иркутской области иметь институт повышения квалификации работников образования, когда есть пединститут в составе университета. Так, может быть, этот госзаказ на сумму 75 миллионов сформировать и передать ИГУ? И тогда не надо содержать институт повышения квалификации, а ведь у нас их было целых два. Это огромные расходы: здания, люди, бухгалтерия, кадры и т. д. Я думаю, это нерационально, хотя мы тоже задеваем чьи-то интересы. Но уже целый ряд регионов пошел по этому пути. 

Что касается возможности объединения ИГМУ и ИГУ, Виктор Игнатенко считает, что современный университет без медицины — это как клумба без цветов. 

— Мы должны понять, что в опорном университете должна быть мощная научная прослойка. Большой науки в мелких вузах никогда не будет. В Казанском университете есть факультет фундаментальной медицины и биотехнологии. Сегодня медицина развивается на стыке дисциплин, есть медицинская физика, новые методы диагностики. Все серьезные вещи создаются на междисциплинарном уровне. И очень трудно реализовать такие исследования в самостоятельных медицинских вузах. 

Заместитель губернатора также напомнил, что у Правительства России есть большие претензии к медицинским вузам, с точки зрения их эффективности. В прошлом году стоял вопрос о закрытии восьми медицинских вузов в стране. Поэтому задача региональной власти — провести консультации с министерствами и ведомствами, которые являются учредителями ведомственных вузов, после этого уже можно выходить на какие-то конкретные модели формирования опорного университета. 

— Сегодня ситуация такая: 18 декабря последний срок подачи заявок на участие в первом раунде конкурса. Этот раунд не для нас. Будем участвовать во втором — он начнется в апреле. Шансы у нас есть. Но нам механическое объединение не нужно. Нужно совместными усилиями проработать модель университета, особенно его экономику. Нужен диалог. Наша задача — создать сильный опорный университет. Не волюнтаристски, а чувствуя поддержку.

  • Зачем нам эти рейтинги

Мы спросили у иркутян: «А у вас есть высшее образование? Где вы его получили?» 

Валентина:

— Да, я окончила Институт народного хозяйства в 1966 году. Поступила без проблем и всю жизнь работала по специальности. К сокращению числа вузов отношусь отрицательно. 

Ирина Михайловна:

— Окончила педагогический институт в 1971 году. Качество образования сегодня действительно оставляет желать лучшего, но и объединение-сокращение вузов — это болезненный процесс. 

Александр:

— Окончил физический факультет ИГУ, работаю по специальности. О реформе пока мало что знаю.

Борис Иванович:

— Политехнический институт, уж и не помню в каком году. Сейчас все говорят про рейтинги, но, чтобы попасть в этот рейтинг, нужны публикации в иностранных журналах, а это не так просто сделать. 

Наталья: 

— У меня два высших образования: ИРНИТУ и БГУЭП (БГУ). По одному диплому я, кстати, журналист. Теперь я работаю в рекламе, и все равно знания, полученные в двух вузах, мне очень помогают.