«Смотрели на электрогитару как на чудо!»

В Иркутске планируют издать энциклопедию местной рок-музыки и джаза

Александр Мишкин — человек в Иркутске известный: уличный художник, рокер, битломан, первый ведущий городских дискотек. А еще у него есть страсть к коллекционированию инструментов. В его квартире возникает одна мысль — как здесь можно жить! Каждая комната в ней напоминает склад, снизу и доверху заполненный усилителями, колонками, магнитофонами, барабанами, гитарами, саксофонами и другими инструментами.

Десятки гитар, тысячи пластинок 

Только одних гитар у Мишкина несколько десятков, а еще 39 барабанов, огромное количество усилителей и колонок, 4 тысячи виниловых пластинок, около 4 тысяч музыкальных дисков. Есть среди них уникальные — времен Великой Отечественной войны, а также редкие экземпляры легендарных мировых фирм и самодельные, созданные местными умельцами.

Сейчас Мишкин работает над уникальной книгой. Это будет коллективный труд: известные иркутские музыканты, игравшие в первых джаз-бандах и рок-группах города, решили написать энциклопедию рок-музыки и джаза Иркутска.

— Работа над энциклопедией — это не просто сбор информации, это и поиск музыкантов тех лет, публикация их воспоминаний, и сбор инструментов 60—70-х годов. Я, например, занимаюсь тем, что собираю инструменты. Я могу выставить концепт аппаратуры, которая не просто не будет отличаться от той, что была в те годы, — она действительно оттуда.

Огромная коллекция Александра Мишкина включает около сотни инструментов. Особая гордость коллекционера: шесть электроорганов — два отечественных, два германских и два японского производства. Самый раритетный электроорган — это «Юность-70», очень громоздкий инструмент, который в советские времена стоил баснословных денег.

В коллекции Мишкина есть чешские барабаны «Аматти» первых выпусков. На таких же инструментах играли знаменитые советские ВИА «Самоцветы» и «Добры молодцы», это были самые качественные барабаны. Александр показывает чехословацкую гитару «Татра» конца 60-х годов, сегодня это большая редкость, немецкие барабаны 50-х годов, на которых в Иркутске играли только настоящие стиляги. Среди редких вещиц в коллекции Александра — переговорное устройство, которое использовалось на самолетах во времена Великой Отечественной войны, а также трофейный саксофон — копия саксофона знаменитой европейской фирмы Selmer.

— Расскажу анекдот про чехословацкие барабаны, который произошел со мной. Однажды позвонила женщина и говорит: «Мне дали ваш телефон, сказали, что вы занимаетесь музыкой. Вы знаете, у меня есть итальянские барабаны «Амаретти». Я говорю: «Может, чехословацкие «Аматти»?» — «Нет, что вы, они такие красивые, они точно иностранные!» Ведь Чехословакия в то время была не такая уж заграница. Я не стал спорить, приехал к ней в Глазково. Пошли в подвал, там стояли четыре прекрасных чешских барабана. Я их привез домой на автобусе. Только перед этим спросил насчет недостающего — рабочего барабана. Женщина сказала, что не знает, где он. И вот через год после этой истории проводили мы один банкет, и мужичок один рассказал нам, как его бывшая жена всю раритетную барабанную установку, которая осталась ему от друга, то ли выбросила, то ли продала, и остался всего лишь один рабочий барабан. При этом он крыл двухэтажными матами свою бывшую. А потом сказал: «Ребята, если он вам нужен, забирайте». Мы приехали, и там оказался как раз недостающий рабочий барабан именно к той чешской установке.

Больших погромов не было

Как рассказал Александр Мишкин, в целом энциклопедия джаза и рока Иркутской области будет охватывать период начиная с 60-х годов двадцатого века по сегодняшнее время. Пионеры иркутского рока говорят, что в городе начали играть рок-музыку, как только появились в Иркутске первые электрогитары.

— С чего началась в Иркутске рок-музыка? С первых ахов, когда человек видел электрогитару. Это фантастика! Я обалдел, когда впервые ее увидел, — говорит Александр Мишкин, показывая одну из электрогитар в коллекции. — На них можно было играть ту западную музыку, которую мы слышали на магнитофонах. Эта экспансия, эта волна во всю мощь прокатилась во второй половине 60-х. Стали привозить записи из Москвы, электрогитары начали делать сами.

Первые электрогитары стали выпускать в середине 50-х годов в Чехословакии. В основном в Иркутск эти инструменты привозили из Москвы ресторанные музыканты. В частности, один известный иркутский гитарист, которому сейчас около 80 лет, говорит, что он привез первую электрогитару в Иркутск в 1962 году. Самые лучшие электрогитары из советских зарубежных стран были чешские и немецкие. Но достать их было трудно. В те времена иркутские умельцы как только не изощрялись, переделывая обычную гитару в электрическую. Например, у коллекционера есть инструмент, у которого металлические детали сделаны из шприцев.

— Вначале смотрели на электрическую гитару как на чудо, млели и балдели, а потом, за неимением достаточного количества этих инструментов, пытались оборудовать обычные гитары самодельными звукоснимателями, — говорит Александр. — Одна моя знакомая, которая работала в центральной больнице, как-то позвонила и сказала, что у них осталась куча списанных медицинских инструментов. Я пришел туда и по вороньему принципу свинтил все, что блестело. А там было много сломанных шприцев. Я снял с них металлические основы и сделал из обычной гитары электрическую.

Мишкин вспоминает, что первой иркутской рок-группой из известных, была, пожалуй, такая команда, как «Робус», которая состояла из студентов училища искусств. В то время появилось несметное количество дворовых, школьных, студенческих музыкальных групп — люди собирались, играли, в основном для друзей, но настоящих рок-групп в 60-е было очень мало в Иркутске. Оснастить ударной установкой, всеми необходимыми инструментами группу для советского времени было дорогим удовольствием. В 60—70-е годы, по словам Александра Мишкина, в разных точках города собирались около 300 групп, но в основном это были школьно-студенческо-дворовые команды.

— В советское время развитие рока было совсем беспросветным. Люди пытались что-то делать, пыжились, но доступ к слушателям был герметично закрыт. В стране только проводились конкурсы художественной самодеятельности и выступали вокально-инструментальные ансамбли. Многие бросали заниматься музыкой, кто-то уезжал, кто-то от безысходности начинал прикладываться к бутылке, — рассказывает Александр. — Правда, громких скандальных разгонов рок-тусовок в Иркутске, как это было в Москве или Питере, по-моему, не было. Хотя помню один случай, как в середине 70-х годов в Иркутске выступала мощная группа «Горение». Это был западный, мощный, дипперпловский рок. Насколько я знаю, им сотрудники КГБ устраивали разные провокации, пытались сорвать концерты. В 1976 году они выступали в Иркутске на танцплощадке «Юность», но официально по бумагам мероприятие значилось как «концерт художественной самодеятельности», начальство поставило галочку. Они выступают, стоят товарищи в штатском. Прибежали девочки с пляжа в купальниках, выскочили на площадку перед сценой, давай крутить своими телами. Тут же товарищи в штатском вежливо их отвели за ручку в сторонку, начался конфликт, но потом он быстро завершился.

Сам Александр Мишкин в молодости играл в иркутской рок-группе «Дребезги». Об этом периоде своей жизни он говорит с иронией.

— Собрались небесталантные раздолбаи и решили весело подурачиться в свое удовольствие. Конечно, о нашей группе «Дребезги» тоже будет в энциклопедии, но, скорее всего, в контексте другой информации. Петрович (Олег Ермолович, известный как президент партии дураков. — Прим. редакции) как-то сказал: «Самая раздолбайская группа в то время — это, конечно, были «Дребезги», — говорит Мишкин, показывая статью в газете о группе «Дребезги» с его юмористическими рисунками.

Сегодня он играет джаз… 

Стоит отметить, что в советское время к джазу тоже отношение было скорее негативным. О том, как музыканты играли «запрещенную музыку», об особенностях развития этого жанра в Иркутске в энциклопедии расскажут известные иркутские музыканты, работавшие в первых джазовых ансамблях. Например, иркутянин Борис Осипенко, игравший во многих музыкальных коллективах, в том числе в иркутском оркестре Big Band в 1956 году, в своей книге «Рапсодия в стиле джаз» пишет: «В эпоху начала холодной войны джаз и даже фокстроты и танго были запрещены. Изымались пластинки с записями Утесова, Лещенко, Козина, Козловского. Саксофон был объявлен инструментом вражеской культуры».

Как вспоминает в своей книге Борис Осипенко, в 1956 году при Иркутском государственном университете был создан оркестр Big Band. Играли там самые талантливые джазмены города, в основном это была молодежь, студенты вузов.

Пожалуй, это был первый джазовый коллектив в Иркутске. Однако просуществовал он недолго. Люди из обкомов и горкомов были против появления джаза в городе и пытались всеми путями закрыть коллектив. В итоге на одном из выступлений музыкантам просто запретили играть и закрыли занавес. Отношение советской власти к этой музыке хорошо отражала известная фраза: «Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст».

Тем не менее в советские времена в каждом иркутском кинотеатре был эстрадный оркестр, который давал концерты между киносеансами. А еще одним интересным фактом является то, что легендарная советская певица Аида Ведищева, которая работала в джазовом оркестре Леонида Утесова и в оркестре Олега Лундстрема, свои первые шаги в музыке сделала в Иркутске. В нашем городе она окончила музыкальное училище в 1963 году, а затем институт иностранных языков. Музыкальный коллектив, где играл иркутянин Борис Осипенко, был ее первым оркестром, с которым она выступала на сцене. По словам Александра Мишкина, в энциклопедии можно будет прочитать про иркутский период Аиды Ведищевой, а также о других бывших иркутянах, которые стали звездами мирового уровня.

— Мы предполагаем, что это будет объемное подарочное издание, где иллюстраций будет в несколько раз больше, чем текста, — говорит Александр Мишкин. — Надеемся, что энциклопедия станет настоящим фолиантом. Главное, она позволит сохранить все воспоминания, всю историю развития рок-музыки и джаза в Иркутске для молодежи.

Иллюстрации: 

Когда разглядываешь редкие  инструменты из уникальной коллекции Мишкина возникает сожаление, что в этот удивительный «музей» могут попасть немногие. Однако создание  полноценного музея музыкальных инструментов — задача крайне сложная: нужно искать спонсоров, специальное помещение. Александр считает, что самое реальное, что можно сейчас  сделать, – это выставку-однодневку с небольшим концертом, где продемонстрировать коллекцию, сфотографировать  и разместить снимки в энциклопедии.
Когда разглядываешь редкие инструменты из уникальной коллекции Мишкина возникает сожаление, что в этот удивительный «музей» могут попасть немногие. Однако создание полноценного музея музыкальных инструментов — задача крайне сложная: нужно искать спонсоров, специальное помещение. Александр считает, что самое реальное, что можно сейчас сделать, – это выставку-однодневку с небольшим концертом, где продемонстрировать коллекцию, сфотографировать и разместить снимки в энциклопедии.
baikalpress_id:  107 230
Загрузка...