Смертельные контакты

Обозреватель «Пятницы» — о возможной связи между группами социальной сети «ВКонтакте» и ростом суицидальных настроений среди подростков

Месяц назад в «Новой газете» вышла сенсационная статья Галины Мурсалиевой «Группы смерти». В ней утверждалось, что 130 случаев самоубийства подростков в России за последние полгода — это результат целенаправленного заговора некой секты, выдающей участникам порядковые номера и призывающей к суициду. Публикация вызвала огромный резонанс. К расследованию подключились коллеги
из других СМИ, чиновники Роскомнадзора, правоохранительные органы, общественные организации.

Сеть полна ужасов

Подростковые суициды — тема очень тяжелая. Они были во все времена. Считается, что основными причинами являются гормональные изменения в организме, проблемы с родителями, одиночество, неразделенная любовь, травля сверстников и т. д. К ним, по мнению авторов расследования в «Новой газете», следует добавить деятельность интернет-сект, которые не только пропагандируют суицид, но и подталкивают к нему. Речь идет о некоем заговоре, жертвами которого стали 130 человек в течение полугода.

Сейчас группами и их создателями плотно занимаются МВД и СК. Но сами «группы смерти», в которых речь идет о суициде, безусловно, существуют, и в большом количестве.

В этих группах, или, как их еще называют, пабликах, могут сидеть и ваши дети. Убедиться в этом очень легко. Например, группа «Безнадега » (название изменено. — Авт.). Основной контент (наполнение) составляют мрачноватые фотографии и метафорические рисунки, цитаты об одиночестве, непонимании, душевной боли. В группе почти 60 тысяч подписчиков. С помощью опции «Поиск по городу» выясняется, что в их числе почти 300 человек из Иркутска. Понятно, что не все они собираются покончить с жизнью, но вот, к примеру, страница 16-летней Кристины Д. В профиле девушки — несколько селфи, в которых она как бы примеривает смерть на себя. Смотрим ее подписки: среди них есть группы, заблокированные по требованию Роскомнадзора. Причина — пропаганда суицида. Листаем сохраненные фотографии — здесь все совсем плохо: баннеры со словом «суицид», падающие с крыш люди, вскрытые вены, кровь, веревки и прочая тошнотворная жуть. И это страничка только одной иркутянки, а в группе их 300 человек. Возраст — от 10 лет.

Некоторые группы даже на взрослых людей производят крайне гнетущее впечатление: депрессивная музыка, кровь, виселицы, сатанинские символы, трупы животных и людей, расчлененка — настоящая помойка для психического хлама. «Вчера я провел два часа в этих пабликах. И к концу «сеанса» и правда стал верить, что мир — дерьмо, кругом измена и лучший выход — уйти», — так описал свои ощущения один из комментаторов.

Но виселицы и крыши — это еще не дно. «ВКонтакте» есть сотни групп и фан-клубов, посвященных реальным самоубийцам. Причем объектами посмертного поклонения являются не звезды из мира шоу-бизнеса, а обычные подростки. Наиболее ярко этот феномен проявился в истории Рины П. из Уссурийска, покончившей с собой в конце ноября прошлого года. Накануне самоубийства девушка выложила селфи с надписью «ня.пока» на фоне поезда. В течение месяца Рина стала знаменитостью, на ее страницу подписались десятки тысяч человек. Миллионы просмотров, сотни тысяч репостов последнего селфи, постоянные хештеги с упоминанием всего, что связано с Риной. Ей посвящают рисунки, стихи и песни; адепты ездят на место ее гибели, снимают видеоролики, в которых делятся своими эмоциями. На обложке одной группы памяти Рины написано: «Теперь ты самая известная, самая красивая, ты стала самой важной мертвой звездой». В сетях есть множество ссылок на ресурсы, где можно купить одежду, рюкзак, наушники «как у Рины». Тысячи девочек «косплеят» Рину («косплей» от costume play — переодевание в костюм героя. — Авт.), фотографируясь в характерных позах. Налицо все признаки новой молодежной субкультуры, в основе которой лежит романтизация добровольного ухода из жизни. Страшно сказать: суицид стал для них объединяющей идеей.

И когда некоторые скептики машут рукой, мол, все эпатаж и баловство, хочется их спросить: а как тогда быть с «эффектом Вертера »? Напомним, впервые этот феномен был зафиксирован в XVIII веке после волны подражательных самоубийств в Германии и других странах Европы, причиной которых стал роман Гете «Страдания юного Вертера ». Спустя два века американский социолог Филлипс исследовал это явление с помощью огромного массива статистических данных. В результате он обнаружил четкую закономерность: количество суицидов среди подростков значительно возрастало после появления репортажей о самоубийстве в теленовостях и на первых полосах газет. В течение двух месяцев после каждой громкой публикации суициды совершало в среднем на 58 человек больше, чем обычно.

В эпоху Интернета «вертеровский» потенциал может увеличиваться в геометрической прогрессии. Всемирная паутина и особенно социальные сети обладают огромными ресурсами, заряжающими эту тему. И всегда есть определенный процент детей, для кого все эти цитаты и картинки могут стать прямым указанием к действию. Никто ведь не исследовал уровень токсичности этих групп и как они могут индуцировать подростков, в том числе с неустойчивой психикой. Кстати, через пару недель после трагедии с Риной П. точно такой же суицид совершил восьмиклассник Никита Ф. из Орла. Перед этим он написал на своей странице «ня.пока». Возможно, были и другие.

Следуют закономерные вопросы: «Кто стоит за этими пабликами?», «Что это за люди и с какой целью они в течение 24 часов выкладывают суицидальные тексты и картинки?», «И вообще, все ли у них в порядке с головой?» Вопросы, как выяснилось, не праздные. По информации Следственного комитета, предводительницей одной из групп оказалась… 13-летняя школьница из Омска. Девочка не только активно подстрекала сверстников к суициду, но еще и глумливо называла их «тупыми» и «самовыпилившимися». Никаких угрызений совести, сочувствия или сожаления. Омские СМИ писали, что школьница ставила улыбающиеся лайки под сообщениями об очередном самоубийстве. Честно говоря, даже не знаешь, как на это реагировать… Вполне возможно, что у нее и у остальных создателей аналогичных групп имеются проблемы с психикой. А как известно, психопаты довольно изобретательны, прекрасно умеют манипулировать, навязывать свою волю другим. В связи с шумом в СМИ родители подростков бросились проверять, с кем общаются их дети, и у многих волосы встали дыбом.

Что с этим делать?

На фоне огромного общественного резонанса МВД и Следственный комитет не только проверяют информацию, но и возбуждают уголовные дела о доведении до самоубийства. Роскомнадзор, депутаты и
сенаторы предлагают принять новые законы, общественность негодует. И как обычно, все сводится к одному: найти и запретить.

Но как запретить? Полностью закрыть «ВКонтакте»? Тогда они уйдут в другие сети. Закрыть конкретные группы? Вместо закрытых появляются новые. Даже после серьезной зачистки можно по хештегам найти аналоги, с теми же картинками и фотографиями. Все это никуда не исчезло. И не исчезнет по приказу сверху.

Может, правильнее направить усилия не на борьбу с пабликами (хотя это тоже не лишнее), а на поиски причин их популярности у детей и подростков? В группах они ведь не только делятся кровавыми фотографиями. Они общаются, говорят о самом сокровенном, что их никто не любит, что они чувствуют себя лишними, что им трудно общаться, что их травят в школе. Читать все это не менее тяжело, чем смотреть картинки с порезами и крышами. Для подростков эти группы — реальная отдушина, место, где можно поговорить о серьезных вещах, в том числе о смысле жизни. Дико звучит, но о смысле жизни сегодня говорить не принято. Ни в школе, ни дома — нигде. Как-то так получилось, что все это неважно, главное — быть «успешным», жить в кайф, всегда излучать оптимизм и не загружаться разными мыслями. Но мысли почему-то все равно возникают. И куда с ними идти? А тут еще постоянное давление: родители, школа, ЕГЭ, поступление в вуз… И абсолютно не понятно, как и зачем жить.

А госпоже Мизулиной (депутат Госдумы, известная как автор законопроектов, вызвавших неоднозначную общественную реакцию и сопровождавшихся скандалами: борьба с «гей-пропагандой», матом в Сети, разводами, иностранными усыновителями и т. д. — Прим. ред.) и другим сторонникам запретов, может, надо вспомнить, что у нас в стране по части запретов богатый опыт? В 50-х годах запрещали брюки-дудочки и джаз, в 60-х — абстрактное искусство и «неправильное » кино, в 70-е — рок-н-ролл, длинные волосы и писателей-диссидентов, а в начале 80-х практически любое инакомыслие было под запретом. Даже за безобидный самодеятельный журнал студенты рисковали попасть за решетку. Именно в это время на протестной волне появилось огромное количество подпольных молодежных течений: хиппи, панки, металлисты, рокеры, байкеры, брейкеры, растаманы, скины, футбольные фанаты, люберы и т. д. Зато с высоких трибун говорили, в каком прекрасном обществе мы живем. Чем это все закончилось, хорошо известно. Ничего не напоминает?

Так, может, все эти группы, депрессивный фон, разговоры о суициде — это такая реакция подростков на двойную мораль, когда по телевизору показывают одно, а в жизни они видят совсем другое, на отсутствие социальных лифтов и реальной возможности выхода социальной энергии, которой у молодых очень много, а направить ее некуда? И если они приходят в эти группы, значит, им больше некуда пойти, некого спросить, некому доверить.

Это секты в интернет- пространстве

Проблема, затронутая в статье «Группы смерти», вызвала настоящую информационную бурю. Сотни изданий подхватили тему и провели собственные расследования. Однако не обошлось без критики — некоторые комментаторы обвинили обозревателя «Новой газеты» Галину Мурсалиеву в эмоциональной вовлеченности и отсутствии доказательной базы.

По мнению доцента кафедры правового обеспечения национальной безопасности Института экономической и национальной безопасности Байкальского государственного университета Анны Бычковой, вал критики, возможно, вызван профессиональной завистью коллег. За две недели статью в «Новой газете» прочитали свыше двух миллионов человек. Многие группы были закрыты.

— Я считаю, надо поблагодарить Галину Мурсалиеву: она подняла важную тему и сделала такой материал, который цепляет. Масштабы явления не могут не ужасать. К примеру, в одной из групп («Разбуди
меня в 4.20» — закрыта. — Авт.) поиск по подписчикам выявил 645 человек из Иркутска. Это потенциальная группа риска. Мы не знаем, на какую почву все это ложится. Содержание этих пабликов направлено на формирование интереса к суициду, в том числе как к крайнему способу заявить о себе, — говорит юрист. 

Как быть, если вы лично столкнулись в Интернете с откровенной пропагандой суицида, насилия, других противозаконных действий? На этот случай есть специальный сайт Роскомнадзора (http://eais.rkn.gov.ru/feedback/), где можно заполнить специальную форму — и на ваш адрес придет официальный ответ: может ли этот ресурс быть заблокирован или нет. Однако не все так просто.

— Как юрист, я вижу две проблемы: по статье 110 Уголовного кодекса карается только доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего. Те методы психологической обработки, которые практикуются в этих пабликах, по нашему законодательству не считаются преступными. По следам проведенного «Новой газетой» расследования депутаты предложили дополнить статью 110 УК РФ и наказывать за «предоставление информации, направленной на формирование привлекательного восприятия самоубийства». Однако эта формулировка чрезвычайно расплывчата: ведь тогда можно привлечь к уголовной ответственности и учителя литературы, предлагающего школьникам почитать «Анну Каренину». Полагаю, что в обсуждаемой ситуации можно было обойтись и действующим законодательством: в УК РФ есть статья 239, устанавливающая ответственность за «создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью, а равно руководство таким объединением». По этой статье должны отвечать создатели и (или) руководители тоталитарных сект в том числе. Здесь мы, по сути, столкнулись с тем же, но в интернет-пространстве, что, возможно, даже более страшная вещь, чем секта в обычном понимании. Потому что в Интернете секта может охватить гораздо большее количество людей. Тогда возникает вопрос: а могут ли правоохранительные органы оперативно реагировать на эти сетевые группы — выявлять организаторов, объединять в одно дело типичные случаи суицидов, доказывать факты психического насилия, побуждения к причинению себе вреда и т. д.?

Как убивается инстинкт самосохранения

Статья в «Новой газете» вновь подняла вопрос и о роли Интернета в жизни подростков, и об опасностях компьютерной зависимости. Иркутский психолог Светлана Ханова давно занимается этой проблемой. По ее наблюдениям, в процессе погружения в Интернет подростки перестают чувствовать пространство, реальность. Все их мысли, чувства, эмоции — там, в сетях. Многие из этих детей выросли в Интернете, у них нет коммуникативных навыков, они не умеют общаться, дружить.

— Почему они подсаживаются на эти паблики? Дело в том, что это своего рода инициация (посвящение), переход во взрослую жизнь, проверка границ, что можно, а чего нельзя. Для них это словно идти по шаткому мосту, риск, острые ощущения. Но раньше в этот период всегда рядом был кто-то старший, кто очерчивал границы допустимого. А сейчас в этой роли выступают лидеры этих групп, виртуальные персонажи. И если лидер говорит: «Стоять на краю крыши — это круто» — значит, это круто, — объясняет Светлана.

Главная опасность в том, что депрессивные паблики формируют суицидальную готовность у подростков. Дети не умеют сортировать информацию, они поглощают с утра до вечера мрачные картинки, фотографии, видеоролики, в которых внушается мысль, что все вокруг плохие, никто никому не нужен, жить не имеет смысла. Опасность в том, что у таких детей практически убит инстинкт самосохранения. Как это происходит? Когда человек часами смотрит фотографии и видео со сценами жестокости, насилия, у него ломаются внутренние неосознаваемые барьеры, он уже готов на все, он ничего не боится. Внешне ничего не меняется. Практически во всех трагедиях, которые стали достоянием СМИ, отмечается, что родители ничего не замечали.

— Кто стоит за этими группами? Я не знаю, насколько серьезно можно относиться к версиям о запланированных суицидах по порядковым номерам, но владельцы этих пабликов явно наслаждаются своей властью над умами подростков и возможностью ими управлять. Доступ к сознанию — вот возможный мотив создателей групп. Почему нет? — считает психолог.

Естественно, встает вопрос: что делать? Светлана говорит, что запреты здесь малоэффективны. Если закрыть «ВКонтакте», подростки пойдут на крыши и в подвалы. Родители должны в первую очередь начать с себя. Надо понимать особенности пубертатного периода, когда мир представляется без полутонов и отрицается все, в том числе и авторитет родителей. На первый план выходит мнение референтной (социально значимой) группы. В принципе, это нормально, когда дети подвергают сомнению авторитет родителей, надо просто пережить этот трудный период. Еще одной особенностью подросткового периода является то, что ребенок воспринимает остро и близко к сердцу любые события. И не нагрубить, не оскорбить и вместе с тем уметь заботиться о подростке — это правило хороших отношений с ребенком. Можно сказать одно: любите своего ребенка и уважайте. Во время подросткового периода злые слова могут запоминаться на всю жизнь.

Статья в «Новой газете» напугала многих родителей, но они, вместо того чтобы задуматься о своих взаимоотношениях с детьми, бросились отнимать у них планшеты, запрещать. Представляете, отобрать планшет у 17-летнего подростка? Это гарантированная ответная агрессия. Если он и так не доверяет родителям, то после запретительных мер вы станете для него врагом номер один. Родителям нужно самим меняться. Как противовес всему этому — живое, доверительное общение. И не только в словах, но и в поступках.

  • Количество суицидов растет

Согласно официальным данным, Иркутская область входит в группу регионов с высоким показателем самоубийств среди молодежи. С 1991 по 2011 год в регионе было зарегистрировано более 2 тысяч самоубийств детей и подростков. Более 80% их совершается подростками в возрасте 15—19 лет, в 10—14-летнем возрасте — 13%. В 2013 году количество суицидов выросло в два раза по сравнению с 2012-м и составило 32 случая. Количество попыток суицида колеблется от 60 до 200 в год.

  • Срок за склонение к суициду

В начале июня в Госдуму внесен законопроект, который вводит уголовную ответственность за склонение к суициду. С такой инициативой выступил сенатор Антон Беляков, который предложил наказывать за подобные деяния принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок. За склонение к совершению самоубийства несовершеннолетних предлагается лишать свободы на срок до восьми лет. Аналогичные законы, предусматривающие уголовную ответственность за подстрекательство и пособничество в суициде, уже существуют в странах ЕС, Великобритании и Канаде.

Иллюстрации: 

Сцена из популярной оперы Жюля Массне «Вертер», созданной по мотивам романа Гете «Страдания юного Вертера». Главный герой Вертер — романтичный юноша из небогатой семьи, влюбленный в невесту своего друга Шарлотту. В финале он стреляет себе в голову. Роман сразу стал бестселлером, вызвав волну подражательных самоубийств. Последователи Вертера уходили из жизни, тщательно копируя детали его костюма. Масштабы эпидемии были столь пугающими, что книга была запрещена в некоторых городах и странах
Сцена из популярной оперы Жюля Массне «Вертер», созданной по мотивам романа Гете «Страдания юного Вертера». Главный герой Вертер — романтичный юноша из небогатой семьи, влюбленный в невесту своего друга Шарлотту. В финале он стреляет себе в голову. Роман сразу стал бестселлером, вызвав волну подражательных самоубийств. Последователи Вертера уходили из жизни, тщательно копируя детали его костюма. Масштабы эпидемии были столь пугающими, что книга была запрещена в некоторых городах и странах
Анна Бычкова, кандидат юридических наук, доцент кафедры правового обеспечения национальной безопасности Института экономической и национальной безопасности Байкальского государственного университета, психолог, эксперт Федеральной службы РФ по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, считает, что родителям, близким, учителям, школьным психологам нужно постоянно мониторить группы, в которых идет пропаганда суицида, выявлять состоящих в них подростков и работать с ними
Анна Бычкова, кандидат юридических наук, доцент кафедры правового обеспечения национальной безопасности Института экономической и национальной безопасности Байкальского государственного университета, психолог, эксперт Федеральной службы РФ по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, считает, что родителям, близким, учителям, школьным психологам нужно постоянно мониторить группы, в которых идет пропаганда суицида, выявлять состоящих в них подростков и работать с ними
Светлана Ханова, кризисный психолог, писатель, автор книги «Психотерапевтическая помощь женщинам, пережившим семейное насилие»: «Ко мне постоянно приходят на консультацию родители. Жалуются, что детей невозможно оторвать от компьютера. Я спрашиваю: «А что вы в семье делаете все вместе?» Вопрос ставит родителей в тупик. Многие считают, что их родительская функция сводится к одеть- накормить. В итоге основные материальные потребности удовлетворены, а жить мы не умеем. Выживать умеем, а жить — нет. Мы нация, которая постоянно выживает. Это важный социокультурный момент»
Светлана Ханова, кризисный психолог, писатель, автор книги «Психотерапевтическая помощь женщинам, пережившим семейное насилие»: «Ко мне постоянно приходят на консультацию родители. Жалуются, что детей невозможно оторвать от компьютера. Я спрашиваю: «А что вы в семье делаете все вместе?» Вопрос ставит родителей в тупик. Многие считают, что их родительская функция сводится к одеть- накормить. В итоге основные материальные потребности удовлетворены, а жить мы не умеем. Выживать умеем, а жить — нет. Мы нация, которая постоянно выживает. Это важный социокультурный момент»