Полигон для выращивания ученых

Под Иркутском следили за радиоволнами и магнитным полем Земли

Небольшая деревушка Зуй Ангарского района расположена всего в 20 километрах от Иркутска и поэтому, в отличие от других маленьких селений, обрастает добротными домами и большими коттеджами. Населения в ней не так много. Еще меньше тех, кто живет там с давних пор. Поэтому мало кто из местных жителей знает, что здесь когда-то находилась магнитно-метеорологическая обсерватория. По сути, из нее вырос Институт солнечно-земной физики Сибирского отделения РАН. Размещалась обсерватория на самом околотке деревни и условно до сих пор носит свой, отдельный от Зуя статус. Сегодня от прежнего учреждения там осталось только три дома, в которых живут бывшие работники научного центра, а также посторонние люди, не имеющие к нему никакого отношения.

Три дома и остановочный пункт

Когда у жителей Зуя спрашиваешь об Иркутской магнитно-метеорологической обсерватории, многие не сразу понимают, о чем идет речь, и лишь после некоторых размышлений вспоминают. Здесь ее называют просто станцией. На ней трудились и зуевцы. Несмотря на то что территория бывшего научного центра практически примыкает к селению, ее считают отдельной. В память о некогда процветавшем учреждении остались лишь три двухэтажных дома, свой остановочный пункт и котельная.

Изначально магнитно-метеорологическая обсерватория располагалась в Иркутске, однако в 1914 году из-за роста промышленных помех магнитные и аэрологические наблюдения перенесли в Зуй. В годы войны фронт исследований расширился, появились новые отделы: атмосферного электричества и земных токов, ионосферы, космического излучения и атмосферных помех. В 1956 году обсерватория была реорганизована в гидрометеорологическую обсерваторию, а из магнитного его отдела была образована новая научная организация — комплексная магнитно-ионосферная станция. Ее передали в ведение Министерства связи РСФСР. Через два года магнитные наблюдения оказались под угрозой срыва — из-за электрификации Восточно-Сибирской железной дороги в Зуе возникли помехи. Поэтому все магнитные наблюдения были перенесены в поселок Патроны, где до настоящего времени продолжаются измерения характеристик магнитного поля Земли.

Спустя время многие сотрудники перебрались в областной центр, и лишь малая часть осталась жить в своем городке. Они до сих пор вспоминают те годы, когда их территория процветала: была благоустроена, ухожена, а коллектив — сплоченным и дружным.

— Все дорожки были заасфальтированы, освещены. Кругом царили чистота и порядок. Этому уделяли особое внимание. Можно сказать, что у нас здесь был свой отдельный городок. Сколько здесь работало ученых, талантливых людей, молодых специалистов! Это место даже называли полигоном выращивания ученых, — говорит Наталья Конюшкина, жительница поселка.

Без металла и в абсолютной темноте

Для некоторых жителей, которые проработали в институте много лет, до сих пор те времена кажутся чем-то похожим на сказку. И о своих детских впечатлениях сегодня они вспоминают с улыбкой.

Так, например, Людмила Тихонова приехала в научный центр вместе с мамой в 1948 году. Тогда ей исполнился всего один год. Много лет она наблюдала за маминой работой, а когда подросла, стала и сама приобщаться.

— Когда мне было пять лет, мама брала меня с собой на работу. Она снимала показания счетчиков. Все тогда для меня казалось таинственным и интересным. Мы заходили в помещение, которое располагалось под землей; при этом на обуви не должно было быть никаких железных гвоздей, в карманах или в руках — ключей или других металлических предметов. Это здание называлось «абсолютка». Оно находилось в стороне от других, ближе к лесу. Внутри это было круглое помещение с несколькими дверями, за ними располагалось еще несколько кабинетов, где стояли различные аппараты. Самое главное, что я запомнила, — это абсолютная темнота. Туда нельзя было допускать попадания света. Я оставалась в круглом помещении, а мама заходила в каждый из этих кабинетов. Тогда мне все казалось удивительным.

В стороне от двух многоквартирных домов возвышается самое старое строение, которому, по мнению жителей, не меньше 100 лет. Несмотря на его старину и ветхое состояние, в нем до сих пор живут люди. Когда-то в нем жили два ученых, у которых была собственная конюшня. Прислуга жила в другом здании, неподалеку. У каждого ученого кроме домашних комнат имелись своя лаборатория и рабочий кабинет. С двух сторон дома были отдельные входы: парадный и для прислуги. Веранда выходила на Московский тракт, а вдоль нее полукругом были посажены ели. Неподалеку, рядом с сараями, где держали домашний скот, была построена деревянная пожарная башня.

Забыли и забросили

Постепенно жителей этого самостоятельного поселка становилось все больше: приезжали инженеры, студенты на практику, семьи работников. Для них и построили два многоквартирных дома. Они считались временным жильем, но, как уже стало традицией, превратились в постоянное. После 1955 года построили котельную. В доме, где проживали ученые, со временем стали жить студенты. Они съезжались в научный центр на практику со всего Советского Союза. Кто-то затем, после окончания учебы, возвращался работать в ставший родным институт. Несколько раз старинный дом реконструировали. Исчезли балконы, веранда. Комнаты стали отдельной жилплощадью. Для детей сотрудников построили детский сад. Ученики ездили в мегетскую школу.

— Самое мое светлое и яркое воспоминание того времени случилось под Новый год. Взрослые решили порадовать нас, детей, и за одну ночь построили большую горку, высотой с деревянный дом. Они залили ее водой, и на следующий день мы уже всем поселком на ней катались, — говорит Людмила Тихонова. — Еще хорошо помню, что у нас очень часто играли свадьбы. Сотрудников молодых было очень много, и здесь они находили свои вторые половинки. Вместе мы отмечали дни рождения, праздники. В столовой у нас очень вкусно готовили. Сейчас здесь практически никого не осталось из тех, кто работал в обсерватории. Многие переехали в Иркутск, продали квартиры или сдали их.

Сейчас в старом деревянном доме проживает восемь семей. Несмотря на то что здание уже давно стало ветхим и аварийным, переселять жильцов никто не собирается. По мнению жителей, их маленьким поселком уже давно никто не занимается. Недавно во дворе домов построили новую детскую площадку, вот только назвать ее таковой практически невозможно. Две лавки, столик и песочница — вот и вся детская территория.

— Сейчас можно сказать, что наше место превратилось в хлам: все дорожки давно разрушились, здания исчезли. Такое чувство, что о нас совсем забыли, только навещают во время выборов. Хотелось бы жить как в старые добрые времена или по крайней мере в нормальных условиях. Да где уж там — лес даже по соседству вырубают! А раньше мы постоянно ходили по ягоды и грибы. Теперь все исчезло. И будут ли перемены к лучшему, сказать сложно, — говорит один из местных жителей.

Метки:
baikalpress_id:  25 473