«Байкал — опасное место»

Кшиштоф Занусси рассказал об Иркутске, дефиците внимания и американских фильмах

Культовый польский режиссер Кшиштоф Занусси побывал в Иркутске. Режиссер активно сотрудничает с российским кинематографом и театром — например, недавно он поставил спектакль «Недоразумение» в Бурятском академическом театре драмы. А в рамках фестиваля «Сердце Байкала» в Иркутском музыкальном театре был показан его спектакль «Воспитание Риты» с участием российских актеров Федора Добронравова и Ирины Медведевой. На встрече с иркутскими журналистами Кшиштоф Занусси рассказал о том, что происходит в мировом кинематографе, и, конечно, поделился своими творческими планами.

У вас есть прибор, чтобы измерить энергетику?

— Что побудило вас участвовать в фестивале «Сердце Байкала» и приехать в Иркутск?

— Так исторически сложилось, что поляки часто здесь бывают. Сейчас приезжают по свободной воле, раньше их ссылали. Первый раз я приезжал в Иркутск в 1993 году, после этого был в вашем городе еще несколько раз. Я смотрю на Сибирь как на интересную часть России в духовном, ментальном смысле. Это место, где чаще можно столкнуться с другим менталитетом, более свободным, более широким и открытым, чем в европейской части России. Мне кажется, возрождение России начнется именно из Сибири. В Иркутске больше культуры, чем в других российских городах, это более открытый город, здесь чувствуется, что кипит жизнь. Это, конечно, первое впечатление, как иностранца, который достаточно редко бывает в Иркутске.

— Все говорят об удивительной энергетике Байкала. Вы ее почувствовали?

— Я по образованию физик, поэтому всегда, когда слышу слово «энергетика», мне хочется спросить: «А у вас есть прибор, чтобы ее измерить?» Это пустое слово. Бывает, люди говорят, что чувствуют себя на Байкале как в храме, но мне кажется, это зависит от восприятия человека, и Байкал здесь ни при чем. Лично для меня Байкал — это опасное место. Меня пугают частые землетрясения, к тому же на Байкале очень холодно, даже летом. Так что смотреть на Байкал приятно, но купаться просто невозможно. Я знаю о вашей главной проблеме — БЦБК. Странная возникла ситуация — президент Путин говорил, что предприятие не вредит озеру, а потом приезжает премьер-министр и закрывает завод. Когда при Брежневе строили БЦБК, весь мир возмущался, что это варварство, но его все-таки построили. Как можно строить такие заводы на таком прекрасном озере? Не понимаю.

— Вы очень часто ставите международные фильмы и спектакли с участием актеров из разных стран. Планируете поработать с иркутскими театрами?

— Я пока не планирую, но мой ассистент поставил свою пьесу в одном из иркутских театров. Правда, говорят, что ее сняли с репертуара, потому что актеры объявили забастовку. Я считаю, что это хорошо — значит, есть интерес, реакция, живая полемика.

— Откуда у вас такой хороший русский язык?

— Только благодаря обычной средней школе. Русский язык изучали во всех соцстранах. А вообще без переводчика я могу говорить на английском, французском, немецком, итальянском, испанском языках.

Занусси против феминисток

— Над какими фильмами вы сейчас работаете?

— Я завершаю работу над фильмом совместного производства Италии, Польши и России «Инородное тело». Планирую представить его на Каннском фестивале. Фильм рассказывает о том, как моральные ценности мощных международных корпораций несовместимы с традиционным мышлением и христианской моралью, что приводит к столкновению этих двух идеологий. Поскольку во главе корпораций сегодня зачастую стоят женщины, то наш фильм, еще не выйдя на экраны, уже вызвал протест феминисток в Польше. Если через год я приеду в Иркутск, то привезу с собой этот фильм, и у иркутян будет возможность посмотреть нашу новую картину. Из русских артистов в фильме снимаются известные актеры Чулпан Хаматова и Михаил Ефремов.

— Какие темы вас больше всего волнуют в творчестве?

— В мире есть две темы — любовь и смерть. Кроме них ничего важного нет.

— Расскажите о творческих планах?

— Я держу в уме несколько картин. Планирую поработать в Италии и в России. Мне хотелось бы снять фильм в Харбине, где действие происходит после мировой войны. Раньше он был русским, а также там было огромное число поляков, которые строили дороги. Сейчас это чисто китайский город. Это предупреждение — если человек не развивает земли, то придет кто-то другой и будет их развивать. А еще я сейчас работаю над новой книгой на философскую тему — о разных стратегиях жизни.

— А какие из российских фильмов вам показались наиболее интересными?

— Я считаю великой картиной фильм «Жила-была баба» Андрея Смирнова. Очень нравятся фильмы молодого Германа, конечно «Бумажный солдат», это очень сильный фильм. Кроме того, «Елена» Звягинцева оставила сильное впечатление.

Дефицит внимания

— У нас сейчас стало модно снимать непрофессиональное кино, любители снимают фильмы, потом демонстрируют их на большом экране. Вы режиссер с большим именем, как относитесь к такому течению?

— Я очень радуюсь, что произошла такая демократизация. Сегодня любой человек с сотовым телефоном может снять фильм. И пусть снимают — возможно, из них потом вырастут талантливые кинематографисты. Есть такое выражение, оно меня поразило: «Сегодня в мире очень много сырья — много железа, угля, нефти, но одно явление уже фактически исчерпало себя — это человеческое внимание». Действительно, в этой сфере существует большой дефицит, поэтому идет огромная борьба, чтобы захватить хотя бы маленький кусок общественного внимания. Постоянно появляются различные проекты, благодаря которым люди пытаются притянуть к себе интерес публики. К сожалению, часто принимаются несправедливые решения, и хорошие произведения в итоге никто не замечает. Но благодаря конкуренции у многих людей есть страстное желание прорваться к публике, поэтому уровень мастерства растет, и думаю, это приносит пользу кинематографу.

Правда, сегодня зачастую художники используют скандалы для привлечения общественного интереса. А поскольку среди творческих людей идет борьба, то люди пытаются шокировать публику только для того, чтобы стать известными. По-моему, это не самый лучший путь в творчестве.

— Как вы относитесь к тому, что в российских кинотеатрах показывают в основном американские блокбастеры, а российского кино очень мало в прокате?

— На одном из последних конгрессов Союза кинематографистов СССР, примерно в 1989—1990 году, все говорили о производстве, о свободе творчества, а я один вышел и сказал — вам надо заботиться о прокате, а не о производстве. В производстве у вас все хорошо, в творчестве тоже, но если у вас украдут прокат, тогда и производства не будет. Коллеги не поверили мне, но я понимал, что так и будет. Сейчас прокат в тех руках, которые не допускают русских и европейских картин. Изменить ситуацию можно только законодательно. Например, в Польше сейчас сильная защита национального кино, мы решили применить французские законы, и у нас ситуация немного улучшилась. Среди европейских стран в Польше люди смотрят больше европейских картин, чем в других странах. Но главное, нужно снимать такое кино, которое может по качеству победить блокбастеры. Ведь это массовая поп-культура, которая отводит людей от настоящих проблем.

— Вы — человек мира. Можете сказать, куда движется мир, какие течения, тенденции?

— Раньше мы думали, что человечество уничтожит атомная бомба. Сейчас, мне кажется, нас может уничтожить пустота. Главная проблема во всем мире — это размытие ценностей. Произошло это из-за того, что люди так неожиданно, так быстро разбогатели в огромной части мира. Эта ситуация сформировала ощущение вседозволенности — раз мы богаты, значит, нам все можно, все разрешено. Но мир должен развиваться так же, как раньше, — без добра, любви и идеализма человечество не может существовать.

Метки:
baikalpress_id:  19 045