А не пора ли к психологу?

Насколько востребованы в Иркутске услуги по восстановлению душевной гармонии?

Душевное благополучие — вещь не менее важная, чем физическое здоровье. Особенно в настоящее время, когда жизнь с каждым днем становится стремительнее и выделить минутку, чтобы остановиться и заглянуть в себя, довольно сложно. А еще сложнее найти человека, который в спокойной обстановке выслушает и поможет восстановить душевную гармонию в массе ежедневных проблем. Поэтому все чаще встречаются объявления типа «Профессиональный психолог поможет...». О спросе и предложении на услуги психолога, о взаимодействии специалиста и клиента, о проблемах современного общества и многом другом рассказала психолог Оксана Савчук.

«Что вас беспокоит?»

— С какими проблемами чаще всего клиенты идут к психологу?

— Здесь все зависит от опыта самого специалиста. В моей практике это чаще всего так называемые запросы улучшения социального функционирования. Если проще — то это семейные неурядицы, проблемы на работе...

— А можно ли выделить какие-то основные психологические проблемы нашего времени?

— Я думаю, что два главных вопроса, которые волнуют всех, — это вопрос уверенности в себе и вопрос конкуренции. Очень часто возникает проблема «смочь лучше соседа». Конкуренция не помогает развивать себя — возникает какое-то поле, где, доказывая что-то другим, мы забываем, что очень многое можем. Поэтому помощь психолога позволяет, помимо прочего, увидеть «чужие игры», куда мы включены в обход собственного желания.

— Существуют ли какие-то категории проблем, с которыми психолог не возьмется работать?

— Принято четко представлять себе ограничения психологического влияния, и это, как правило, проблемы, связанные с травмами. В таких случаях психологическая помощь может только ухудшить состояние. Очень сложно помогать, например, гипертоникам, потому что работа с ними может сопровождаться рисками изменения физического здоровья. Суицидальная личность — тоже группа риска, возможность помощи тут есть, но она ограничена. Такие люди опустошены и потеряли уважение к себе, и задача психолога — попытаться его вернуть. Есть люди, у которых деградировала воля, и их поведение социально опасно: это, например, те, у кого компьютерная зависимость, наркоманы... Они уже давно потеряли свою реальность. Такие люди бесчувственны, аморальны. Лишь психолог может оценить, насколько таким людям можно помочь. «Вернувшиеся» из критических негативных состояний есть, но их число не поддается процентному анализу.

— А что если психолог все-таки не смог помочь?

— В моей практике было такое, когда уже некому помогать: «я» настолько фальшивое, что разрушено полностью. Тогда нельзя допустить, чтобы такой человек начал разрушать все вокруг себя.

Как это происходит

— Давайте поговорим о методиках работы...

— Практикующий психолог может работать как диагност и как консультант. Диагностика подразумевает целый «пакет» инструментов: это возможность посмотреть блок характеристик, в которых человек раскрывает свой потенциал. Важно оценить резервы, а потом определить дальнейший путь работы. Различные тревоги, злость, обиды обусловлены вопросом: где мы менее эффективны? На нас зачастую давят в обществе, и мы остаемся глухими к своим личным целям и задачам. В этом случае диагностику мы можем считать уже помощью. Консультация же выявляет ресурсы личности и ситуации и перспективы.

— Что человеку нужно прежде всего выяснять, когда он подбирает для себя психолога?

— Ему нужно спрашивать: «Как вы работаете? Каким образом вы будете мне помогать?» Психолог не должен бояться этого вопроса. Если вам отвечают: «Приходите, поговорим и посмотрим», то есть вероятность, что психолог просто играет в такового. Человеку, находящемуся в состоянии разлада с собой, некогда терять время на «поговорим».

Психолог или человек?

— Нужно ли разграничивать свое «рабочее» отношение к клиенту и личное?

— Конечно, если каждую проблему примерять на себя, можно сойти с ума. В психологии существует четкая структура помощи, и специалист понимает, опираясь на какие закономерности он трудится. Лично мне понадобилось лет двенадцать, чтобы научиться воспринимать работу как работу. Когда я осознаю ее отдельно от всего другого, я работаю гораздо более эффективно. Психолог не оценивает, он знает, как помогать и чему помогать. Тогда нет личных потерь.

— А в быту психолог продолжает быть психологом или же работу нужно оставлять за дверями кабинета?

— Психолог — это не какая-то многоликая личность, которая на работе, например, несет мир и добро, и дома совсем иная... Определенные личностные характеристики остаются неизменными. Роли меняются — «я» остается. Никакого разветвления, таким образом, нет. Кстати, если я помогаю людям, я должна быть уверена, что у меня самой в жизни все хорошо — только тогда я имею право помогать.

— Какие правила этики существуют в работе психолога, кроме принципа конфиденциальности?

— Понимание клиентской безопасности. Если этот принцип будет нарушен, то клиент может оказаться еще более психологически травмирован — город-то небольшой... Существует еще такой вопрос. Порой люди обращаются к нам с проблемами насилия в семье, истязания... Часть психологов считает, что мы обязаны информировать в этих случаях правоохранительные органы, другая часть так не считает. Но я думаю, что задача психолога — не позвонить в полицию, а сначала помочь найти силы личности, подвергшейся насилию, восстановить собственное состояние, а уже после этого человек, как правило, сам идет выявлять границы безопасности.

Вне менталитета

— Каков же все-таки спрос на услуги психолога в России, в частности в Иркутске?

— Спрос на услуги психолога в стране не сформирован. Вообще существует три вида клиентских запросов. Первая категория — запрос на чудо, на помощь волшебным образом. «Я — несчастный, жертва людей и ожиданий; психолог должен помочь мне найти виноватых» — так рассуждают эти люди и просят рассказать и подтвердить, кто и в чем виноват. И риск психолога в этой ситуации соразмерен: вполне вероятно, что завтра он тоже будет виноват. Поэтому только понимание того, с чем именно пришел человек, позволяет психологу улучшить жизнь этого человека. Не обозначать, кто и в чем виноват, а четко проговорить меру ответственности клиента в каждой из ситуаций. Вторая категория — это те, кто идет по запросу чужому: для школы, работы, значимых родственников. Здесь имеет место абсолютное отсутствие ценности происходящего в кабинете. В этом случае человек просто еще раз убеждается, что он молодец, он был прав. У первой категории клиентов все виноваты, у второй же все дураки. И в гораздо меньшей, к сожалению, степени существует третий клиентский запрос, который как раз позволяет сделать работу психолога наиболее эффективной. Они приходят для того, чтобы исправить вдруг приключившееся с ними непонимание происходящего. Этот запрос — интеллектуальный. Такие люди говорят: «Я осознаю, где виноват, но не вижу, что нужно сделать, чтобы перестать испытывать бесконечную тревогу и жить в конфликте». Психолог всегда должен помогать — так или иначе. Кому-то нужен «человек-зеркало», кому-то нужна «мама», а кому-то — взгляд со стороны. Хорошо, если после визита к психологу люди включаются в постоянную работу с самими собой.

— А насколько, по-вашему, Россия образованна в отношении психологического здоровья по сравнению с Западом?

— Мне кажется, это та область, которая требует знания. Не воспитания — мол, умные психологи научат невежественный народ, как обращаться за помощью, — а осознания того, что существует нечто, помогающее жить лучше и счастливее. У нас обращение за психологической помощью — как правило, форс-мажор. Нет осознания того, что мое психическое здоровье — это нечто, что я поддерживаю и контролирую. Когда мы научимся четче понимать себя, тогда тоже сможем, наверное, считать поддержку внутреннего стояния нормой, правилом. Хотя наша страна и культурально отличается от Запада. Мы более «семейны». Нам ближе наши родственники, и мы ожидаем помощи именно с их стороны, а они считают: «Зачем тебе к психологу? Неужели мы не сможем помочь?» Психолог в России сможет становиться частью семьи, если появится такая традиция. Пока ее нет. Соответственно, спрос на услуги психолога менее сформирован, он пока существует как бы вне менталитета.

— Каков же разброс цен на услуги психолога по Иркутску?

— Он довольно велик. Именно поэтому клиент в первую очередь должен задавать вопрос: «Что будем делать за эти деньги?» Средняя цена по городу — от 800 до 1500 рублей за час. Но есть предложения и за 500 рублей, и они требуют уточнения: либо это начинающий специалист, либо это указывает на то, что нужно опять же обговорить, что именно может предложить психолог за эту сумму.

— Существуют какие-нибудь общие советы по профилактике психологического здоровья?

— Один из самых главных — научиться различать негативные чувства, которые все испытывают в той или иной ситуации. Этих чувств немного: мы можем обижаться, злиться или тревожиться. Если основополагающими в жизни оказались обида или злоба, обязательно стоит обратиться за помощью. Неумение отдавать злость приводит к тому, что все это аккумулируется в конечном итоге на себе: начинает скакать давление, появляется саморазрушающее поведение. Если в душе тревога — надо прежде всего серьезно задуматься: действительно ли я состою в нужных отношениях, нахожусь в нужных ситуациях?.. Как правило, люди, которые тревожатся, могут даже помочь себе сами.

Метки:
baikalpress_id:  19 023
Загрузка...