За службу и храбрость

В этом номере мы продолжаем совместный проект с клубом «Губерния» и фондом «Вернувшийся полк», посвященный Первой мировой войне.

26 ноября 1769 г. (6 декабря по новому стилю) Екатерина II учредила один из наиболее чтимых в Российской армии военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. День учреждения ордена ежегодно праздновался как при высочайшем дворе, так и «во всех тех местах, где случится кавалер большого креста». Отмечался он и в Иркутской губернии. Во время Первой мировой войны многие иркутяне стали георгиевскими кавалерами. Но когда с войной было покончено, герои оказались забыты. Более того, за хранение царских наград их могли посадить. Воинов, проливавших кровь за Отечество, терзала жгучая обида. Дабы отдать дань памяти нашим доблестным землякам, мы решили рассказать о жителях Иркутской губернии, сражавшихся на фронтах Первой мировой и получивших заслуженные награды.

Обычного подвига было недостаточно

Военный орден Святого Георгия давался лишь за реальное мужество на поле брани. Люди, получившие этот символ доблести, пользовались всеобщим уважением и почетом. «За службу и храбрость!» — таков был девиз ордена Святого Георгия. В феврале 1807 года к ордену был прибавлен знак отличия — для награждения солдат и унтер-офицеров за храбрость против неприятеля.

Изучив статут Георгиевского креста, установленного для нижних воинских чинов, становится понятно: чтобы получить награду, бойцу надлежало совершить действительно нечто грандиозное. Дабы отличить отменные подвиги от обычных, был создан четкий список действий с признаками «истинно выдающихся отличий».

Вот несколько примеров подвигов, достойных награждения: «Кто в бою возьмет в плен неприятельского штаб-офицера или генерала. Кто в сражении спасет жизнь своего офицера, отразив удар, ему угрожавший, или кто освободит его из рук неприятельских. Кто на предложение сдачи ответит твердым и непоколебимым отказом и, раненый, не прекратит боя, пока сознание ему не изменит. Кто, будучи опасно ранен, останется в строю или, возвратясь с перевязки в строй с полным своим вооружением и амунициею, снова примет участие в бою. Кто доставит на место боя патроны или снаряды, когда в них была чрезвычайная надобность, и когда никто другой не решился на это отважиться вследствие грозящей почти неминуемой гибели. Кто под действительным огнем самоотверженно потушит начавшийся пожар вблизи местонахождения взрывчатых веществ».

— 9 декабря в нашей стране считается Днем героев Отечества, — говорит Игорь Чапыгин, преподаватель исторического факультета ИГУ. — В этот день мы чествуем мужественных и отважных людей, встававших на защиту нашей страны. На протяжении почти 150 лет, вплоть до Октябрьской революции, в Российской империи 9 декабря отмечали как День георгиевских кавалеров. И мы все должны гордиться и знать о том, что несколько тысяч иркутян были награждены Георгиевским крестом, а больше десятка наших офицеров — орденом и оружием Святого Георгия.

Великий капитан

Что характерно, среди георгиевских кавалеров встречались и женщины. Вот что пишет газета «Иркутская жизнь» (№ 132 за 1916 год): «Из действующей армии приехала в Иркутск георгиевский кавалер — сестра милосердия Мариинской общины Красного Креста Александра Киреева, работавшая в санитарно-полевом поезде. Впечатления сестры полны живейшего интереса. В местечке К. сестра милосердия попалась в плен к германцам, но была отбита лихой атакой казаков и вернулась к своей обычной работе. В августе минувшего года она перенесла холеру, а под Д. была ранена осколком бомбы, брошенной с аэроплана. За свою самоотверженную службу А.Киреева награждена золотой медалью на Анненской ленте и Георгиевскими медалями 3-й и 4-й степеней и представлена к серебряной медали на шею на Андреевской ленте».

По словам ученых, в различных газетах и журналах времен Первой мировой войны вкратце упоминается и о других героинях, отмеченных Георгиевскими крестами. Считать эти сведения абсолютно достоверными не приходится, потому как журналисты очень часто путали кресты с медалями, поскольку и те и другие, согласно Статуту 1913 года, считались и назывались георгиевскими наградами. Следует заметить, что подвига самоотверженной медсестры Александры Киреевой данное обстоятельство не умаляет.

Слава об уроженце Иркутской губернии — капитане Иосифе Козлове — прокатилась по всей России. В годы Первой мировой войны наш земляк заслужил феноменальное количество георгиевских наград: орден Св. Георгия 4-й степени, георгиевское оружие, Георгиевские кресты 2-й, 3-й и 4-й степени, а также солдатский Георгиевский крест 4-й степени с лавровой ветвью, установленный летом 1917 года для офицеров «за подвиги личной храбрости и доблести».

Иосиф Козлов родился в городе Илимске Иркутской губернии в 1878 году, происходил из мещанской семьи. После окончания 5 классов Иркутского городского училища был призван на срочную службу. В 22 года был зачислен в 21-й Восточно-Сибирский стрелковый полк молодым солдатом, принял участие в походах против Китая и через год был переименован в рядовые. Толкового, дисциплинированного парня заметили. Буквально за год он прошел несколько ступеней: ефрейтор, младший, а затем и старший унтер-офицер. Иосиф Андреевич участвовал в походах против Японии.

В 1906 г. старший унтер-офицер был зачислен на сверхсрочную службу в 5-й пехотный Сибирский резервный Иркутский полк и произведен в фельдфебели. Через два года Иосиф Козлов отправляется в Томск, выдерживает экзамен на звание подпрапорщика и продолжает службу. В 1910 году после реорганизации армии наш герой был зачислен на один год сверхсрочной службы в 41-й Сибирский стрелковый полк. Здесь он получил награды за отличную стрельбу из револьвера, отличный глазомер. За отличную стрельбу из винтовки Иосиф Иванович даже получил приз — 10 рублей (приличные по тем временам деньги).

Первую мировую войну Иосиф Козлов встретил в составе 42-го Сибирского стрелкового полка. На исходе первого года военных действий подпрапорщик был контужен, а через несколько месяцев ранен в бою у села Августов — пуля прошла насквозь через плечо. За этот бой Иосиф Андреевич был удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени. Вот что написано в пояснении к ордену: «В ночь с 5-го на 6-е Августа 1915 года, лично довел командуемую им роту до штыкового удара и взял действующий германский пулемет, причем сам был ранен». После госпиталя Иосиф Андреевич отправился на поле боя.

В 1916 году за отличия в делах против неприятеля произведен в подпоручики. Год спустя был назначен начальником учебной команды 657-го пехотного Прутского полка. 16 июля 1917 года Иосиф Андреевич совершил подвиг, за который был награжден георгиевским оружием. У деревни Зулучье, командуя учебной командой, занимал позицию по островам реки Черемош. Когда соседние части Черновицкого полка под натиском противника отошли и фронту, 165-й пехотной дивизии угрожал прорыв, подпоручик Козлов, быстро оценив положение, бросился во главе команды в контратаку и выбил противника из занятых им окопов, захватив при этом 2 пулемета и до ста пленных. До восстановления боевой линии он отбил 6 атак противника.

Иосиф Козлов дослужился до звания капитана, а после войны стал участником Белого движения. В 1921 году он был обвинен в антисоветской агитации, осужден на 3 года лишения свободы условно и освобожден в связи с амнистией. Боевые заслуги ничего не значили для карательной машины красных комиссаров, и в 1937 году георгиевского кавалера арестовали. Чудом удалось Иосифу Андреевичу избежать смертной казни — однополчанин нашего героя занимал высокий пост в НКВД; узнав в арестанте храброго капитана, энкавэдэшник освободил его из заточения. После этого Иосиф Козлов перебрался к дочери в Свердловск.

В годы Великой Отечественной войны он преподавал огневую подготовку в областном военкомате. В последние годы жизни работал в ЖЭКе. Скончался Иосиф Андреевич в возрасте 85 лет и был похоронен в Свердловске (ныне Екатеринбург) на Ивановском кладбище.

Раненый и обездвиженный управлял батальоном

О большинстве героев Первой мировой, которых не особо жаловали советские историки, сохранилось мало информации. Славных воинов не героизировали. Факты биографии большинства служащих царской армии современным ученым приходится собирать по крупицам. В частности, информацию о кавалере ордена Святого Георгия Михаиле Шастине иркутским историкам удалось почерпнуть из послужных списков.

Михаил Шастин родился в семье надворного советника Иркутской губернии. Окончил Иркутскую военную прогимназию, потом военное училище, после чего был отправлен в батальон подпрапорщиком, где был назначен казначеем и делопроизводителем батальонного суда. В кратеньком жизнеописании героя встречается не совсем понятный, но интересный момент: приказом таким-то Михаилу Шастину было разрешено носить очки с темными стеклами. Что же это за особая привилегия?

— Дело в том, что в военных частях того времени в отношении младших офицеров применялся жесткий регламент. Условно говоря, каждый «чих» был под контролем, — объясняет Александр Ануфриев, старший преподаватель кафедры истории России истфака ИГУ. — Даже когда служащий выбирал себе невесту, собирался совет, офицеры выясняли репутацию девушки, которая должна была быть безукоризненной. Пометку «разрешено носить очки с темными стеклами» я встречал и в других списках. Скорее всего, очки разрешались к ношению людям, которые имели проблемы со зрением.

В 1904 году Михаил Шастин, будучи на Кинджоуской позиции, был опасно ранен в грудь и попал в плен. Это был страшный бой с японцами. Штабс-капитан Шастин и подполковник Белозор, спасая отступавшие части своей армии, открыли огонь по японским колоннам. В неравном бою вся команда полегла, но у остальных появилась возможность отступить. Обреченные бойцы не сдавались, защищаясь не только штыками, но и зубами. Все солдаты были перебиты, подполковник Белозор от потери крови потерял сознание и упал. Шастин, с простреленной навылет грудью, тоже лежал на земле. Оба они были подобраны японскими санитарами. Шастин и Белозор уцелели только благодаря благородству японского офицера, который приказал их не добивать. Штабс-капитан и подполковник считались убитыми, но в итоге благополучно вернулись из плена.

Михаил Шастин становится капитаном и принимает участие в Первой мировой войне. Его подвигу, даже в кратком послужном списке, уделяется достаточно много внимания. Пояснение, из которого хорошо видно, ценой каких нечеловеческих усилий доставалась награда, изобилует подробностями: «Под Яновице, командуя полковым резервом, при особо трудных условиях местности, под убийственным огнем, личным примером довел вверенный ему резерв до удара в штыки против превосходных сил неприятеля, чем обеспечил блестящий успех полка. В бою 8 ноября под Лютомержем, после овладения позицией неприятеля, 10 дней удерживал позиции со своим батальоном, под непрерывным действительным огнем. Будучи контужен с потерей слуха, а затем ранен и потеряв возможность передвигаться, все-таки продолжил управлять батальоном».

После этого боя к многочисленным медалям и орденам Михаила Шастина прибавилась высшая военная награда Российской империи — Георгиевский орден.

baikalpress_id:  25 480
Загрузка...