Эстетика винной этикетки

В Иркутске открылась выставка «Не винить вино — винить пьянство»

На выставке представлена коллекция винно-водочных этикеток царской России и СССР, а также подборка антиалкогольных плакатов того же периода. Алексей Синеев, владелец коллекции, работает директором электротехнического предприятия и живет в Барнауле. Началом своего увлечения считает 1974 год, тогда ему было 14 лет. Иркутск — первый город, где экспонируется его коллекция.

Цыганская история

— Сколько себя помню, — рассказывает Алексей Синеев, — все время была тяга что-нибудь собирать. Сначала это были спичечные этикетки, потом монеты и марки.

Но монет в советское время было немного, в основном из соцстран. А марки нужно было покупать на родительские деньги. Поскольку возможности родителей были ограниченными, это увлечение скоро затухло.

— Хорошо помню такую картинку. Лето. Утро. Район пятиэтажных хрущевок в виде колодца, между ними большой двор, где мы обычно играли. Раздался крик, усиленный эффектом колодца: «Бутылки-и-и-и сдавайте-е-е-е!» Мы высыпали во двор. Там стояла лошадь, запряженная в телегу, на ней сидел цыган и зазывал народ сдавать пустые бутылки.

Здесь необходимо пояснить, что в 70-е годы существовала служба по приему от населения пустых бутылок из-под лимонада, пива, вина и водки, поскольку в стране не хватало новой стеклянной тары и ее пускали во вторичное использование.

— Так вот, — продолжает Алексей Синеев, — в этих пунктах, принимавших бутылки по 12 копеек, работали, как правило, сомнительные личности, которые практически всегда из 10 принесенных кем-то бутылок одну забраковывали из-за сбитого горлышка или еще чего. Народу это очень не нравилось. А цыгане, которые ездили и собирали у населения бутылки, во-первых, брали любые, в том числе битые, а во-вторых, брали их по 10 копеек, а 2 копейки — это был их заработок. Народ очень любил сдавать бутылки именно цыганам, потому как не надо было идти в конец улицы и выстаивать там очередь в пункте приема. И вот у этих цыган мы с приятелем выменивали приглянувшиеся в их телеге бутылки с новыми этикетками, принося из дома на обмен любую другую пустую стеклотару. В этом был какой-то азарт и необычные ощущения.

Мальчишеское счастье

— Следующим поворотным пунктом в моем собирательстве стал наш с приятелем поход на Барнаульский ликероводочный завод за этикетками. Там нас не пропустили через проходную. Мы приуныли. Потом, подумав, мы начали просить всех входивших на завод вынести нам немного этикеток. Люди входили, выходили, но никто не обращал на нас внимания. Через некоторое время одна женщина поинтересовалась, зачем нам этикетки. Мы объяснили, что коллекционируем их. Она попросила нас подождать и через некоторое время вынесла нам с завода небольшой сверток. Мы поблагодарили ее и, не веря в случившееся, ушли с проходной. Присели на лавочку, развернули газету... Боже мой! Там были нереально красивые, новые, сверкавшие и пахнувшие типографской краской этикетки, много этикеток. Мы таких в глаза не видели: настойки, наливки, ликеры, пунши — всего около тридцати различных наименований, по несколько одинаковых.

— Это было настоящее мальчишеское счастье, — продолжает Алексей. — Событие произвело на нас очень сильное впечатление и, по сути, дало мощный толчок к дальнейшему собирательству. Теперь мы старались находить этикетки с необычным шрифтом, незнакомым названием, рисунком, пытались узнать, что оно означает. В общем, это уже было началом коллекционирования. Сейчас, когда у меня в коллекции почти 20 000 этикеток и я радуюсь очередному удачному приобретению, эта радость никогда не сравнится с теми, мальчишескими, ощущениями счастья.

Культура пития

Занимаясь почти сорок лет собирательством, коллекционер понемногу стал интересоваться историей виноделия в Сибири, разыскал и прочел книги о винокурении и виноторговле в XIX—XX веках в Барнауле, Новосибирске, Томске, Красноярске, Иркутске, собрал большой материал об ассортименте производимых на территории Сибири вин, а также вин, завозимых из Европы.

— И что интересно, — говорит он, — ассортимент винных напитков тогда в среде мещан, то есть среднего класса, был намного разнообразнее, чем сейчас. И, без сомнения, была определенная культура потребления вин и других алкогольных напитков, без пьянства и алкоголизма. Получается, что мы в части потребления хороших вин поотстали от наших предков.

Некоторое время назад Алексей Владимирович разослал по краеведческим музеям Сибири письма с просьбой помочь с материалами по виноделию и виноторговле в Сибири. Откликнулась Татьяна Пушкина, заместитель директора по науке Иркутского областного краеведческого музея.

— Мы разговорились, и я упомянул, что я коллекционер винно-водочных этикеток. Через некоторое время она предложила провести выставку моих этикеток в Иркутске. До этого я ни разу не выставлял свою коллекцию. Поэтому после некоторых раздумий согласился.

Оформление экспозиции заняло девять дней: делали паспарту, развешивали в стеклянных витринах. По почте сотрудники музея получили 1054 этикетки, однако небольшие размеры помещений позволили разместить лишь около 500 из них.

К сожалению, барнаульскому коллекционеру не удалось приехать на открытие выставки. Но он надеется, что посетители, особенно старшего поколения, получат удовольствие от ее посещения, ведь там собраны образцы этикеток времен СССР, в котором прошла их молодость. А для молодого поколения это редкая возможность увидеть и ощутить эстетику винных этикеток навсегда ушедшей эпохи.

Метки:
baikalpress_id:  25 460