В Сибири люди добрее

Панкратов-Черный планирует поклониться могилке Вампилова

Московские актеры театра и кино Александр Панкратов-Черный, Кира Крейлис-Петрова и Ирина Соколова побывали на гастролях в Усть-Илимске. Встреча с журналистами прошла в прямом эфире радиостанции «Ретро-ФМ в Усть-Илимске». Во время беседы удалось многое узнать о судьбе актеров. Например, Кира Александровна пережила блокаду, и неслучайно в ее пьесе «Надоело бояться» красной нитью проходит тема военного поколения. С нее мы и начали наш разговор.

— Во время блокады мне было девять лет, — вспоминает Кира Александровна. — Очень хотелось кушать и жить, поэтому я терпела. Тогда вся ответственность лежала на моей маме, которая должна была кормить нас и спасать от смерти. Читаю книги, смотрю кино, но нигде не вижу настоящей правды о блокаде. Надо, чтобы молодежь руками и ногами держалась за мир. Война — это очень страшно!

— Вы знаете, Кира Александровна с детства всего боялась, — вступил в разговор Александр Панкратов-Черный, — поэтому все время улыбалась, чтобы все окружающие думали, что хорошо живется. А жилось-то плохо, но она улыбалась. А сейчас пришло время, когда надоело бояться.

— Какую мудрость жизни вы усвоили за прожитые годы?

Кира Крейлис-Петрова:

— Как можно больше улыбаться, смеяться, во всем искать юмор, даже в неприятностях. Только так!

— Если бы была машина времени, в какой-нибудь исторической эпохе вы хотели бы оказаться?

Кира Крейлис-Петрова:

— Я бы хотела пожить понемножку в каждой эпохе. В Средневековье побывать, хотя меня там сожгли бы сразу на костре. (Смеется.) Хочется все испытать. Жизнь такая короткая...

Во время беседы мы также узнали, что Александр Панкратов-Черный пишет стихи, занимается общественной деятельностью. В частности, он является членом Союза писателей России, президентом фестиваля искусств «Южные ночи», профессором, вице-президентом академии безопасности, обороны и правопорядка, членом совета благотворительной организации «Благомир», президентом детского спортивного фонда «Наше поколение», председателем попечительского совета межрегионального общественного фонда имени Михаила Евдокимова. Недавно вместе с Алексеем Баталовым он стал почетным профессором академии МВД Главного управления по линии культуры.

— А правда, что вы еще являетесь и почетным гражданином Еревана?

Александр Панкратов-Черный:

— Так получилось, что я только-только закончил съемки на «Армян-фильме» в комедии «Белая кость», где я играл главную роль. И в это время произошло страшное землетрясение в Спитаке. Все деньги, которые заработал за фильм, перечислил пострадавшим. Оказалось, что я был первым россиянином, кто откликнулся на это горе. Президент Армении тогда мне вручил диплом почетного гражданина Армении и Еревана. С тех пор, где бы я ни находился, если мне за ужином официант на стол ставит армянский коньяк, то я точно знаю, что в этом зале есть армяне. Они ко мне всегда обращаются: «Саша-джан Панкратян».

— Ваша фамилия по паспорту такая — Панкратов-Черный?

Александр Панкратов-Черный:

— Нет, только в титрах. Я учился вместе с однофамильцем — Сашей Панкратовым. Он режиссер. Чтобы нас не путали, я стал Панкратов-Черный, а он Панкратов-Белый.

— Зритель сегодняшний отличается от вчерашнего?

Ирина Соколова:

— Очень изменился зритель. Я большую часть жизни посвятила ТЮЗу, поэтому сужу по детской аудитории. Раньше юный зритель был более наивный, послушный и чистый, а сейчас он избалован. С одной стороны, дети стали раскованными, а с другой — их сейчас не оторвать от сотовых телефонов и компьютеров. Помню, на новогодних спектаклях ребятишки сидели даже на ступеньках. Сейчас этого нет. Тем не менее детей воспитываем мы, а значит, и мы меняемся тоже...

— Где интереснее работать, в кино или театре?

Кира Крейлис-Петрова:

— И там и там. Разница в том, что если ты снимаешься в кино, то тебя все знают, а в театре можешь всю жизнь работать, играть гениально, но кроме небольшого круга зрителей ты будешь никому не известен.

Александр Панкратов-Черный:

— Зато играя в кино, ты не видишь реакции зрителя и можешь только догадываться, как тебя восприняли, среагировали на ту или иную сцену. А в театре ты это чувствуешь живьем, находясь на сцене.

Ирина Соколова:

— И ты можешь что-то изменить, скорректировать свой образ, чего не сделаешь уже в кино.

— Нелюбимые роли были?

Александр Панкратов-Черный:

— Нелюбимых ролей не бывает, это же твои «дети». Даже если ребенок родился неполноценным, это же все равно твой ребенок. В кино, например, роль не всегда от тебя зависит. Ты играл, старался, а режиссер в монтаже все повырезал. Или цензура, которая раньше безумствовала, вырезала лучшие сцены. Раньше была цензура идеологическая, теперь — финансовая. К сожалению, продюсеры распоряжаются, что оставить в фильме, а что нет. При этом не имея понятия, что такое вообще искусство.

— Почему сегодня нет хороших комедий?

Александр Панкратов-Черный:

— Во-первых, нет комедиографов, не пишет никто. Во-вторых, кто деньги находит, тот и снимает кино: про себя. Когда-то режиссер Николай Губенко снимал фильм «Подранки» про детишек детского дома, у которых во время войны погибли родители. Он взял в герои своей картины настоящих детдомовцев. Во время съемок увидел грустного мальчика и спросил его: «Паша, почему ты такой грустный?» Он ответил: «Дядя Коля, а чему веселиться, жизнь-то не сахар». Поэтому и комедий нет, и веселиться не хочется. Грустно живем. Комедийную роль сыграть сложнее, чем драматическую. Как говорил Юрий Никулин: юмор — это очень серьезно. Но я, например, люблю играть в комедиях. Мне нравится, когда люди улыбаются. Сразу проблемы уходят на задний план, появляется какая-то надежда, а мечтать надо всегда.

— Приходилось ли вам играть самих себя?

Александр Панкратов-Черный:

— Мне вроде нет. Я вообще по природе грустный человек. Вот, например, когда ехал в Усть-Илимск, написал такое стихотворение в дороге.

Однообразие лесное

Дорога вверх уходит, вниз.

И почему-то сердце ноет

И мысли все переплелись.

Сплелись в мозгу в клубок змеиный

И жалят этот долгий путь.

И ищут кол сырой осины,

Чтоб в грудь дорожную воткнуть.

Как выяснилось, Александр Васильевич в наших краях не впервые. Он очень тепло отозвался о сибиряках:

— Путешествуя по России, по разным странам, я заметил, что чем суровее окружающая среда, тем люди добрее. И у меня на Алтае, и у вас в Иркутской области люди очень приветливые. С глубочайшим уважением сибиряки относятся к артистам, с какой-то даже нежностью, я бы сказал. Ваш великий земляк и драматург Саша Вампилов когда-то мне много рассказывал с гордостью о том, что в Иркутской области есть такие замечательные города, как Братск, Усть-Илимск... Мы с ним всегда до хрипоты спорили, чей край лучше — мой Алтай или Иркутская область.

Гости рассказали, что после Усть-Илимска их ждут разные пути. Кира Крейлис-Петрова отправится на гастроли в Абакан, Ирина Соколова — в Питер, а Александр Пакратов-Черный — по гостям.

Александр Панкратов-Черный:

— Надо посетить Новосибирск, Барнаул — мою родину, Кемеровскую область — там сестра живет, Красноярск — там друг детства, художник Володя Ваганов, обязательно в Челябинск надо — скульптор там, друг Витя Митрошин. Ну и в Иркутск заехать нужно: поклониться могилке Саши Вампилова...

Загрузка...