«Наш туризм как еж»

Почему разные берега Байкала развиваются по-разному?

Материал "Законы мешают? Надо их изменить", вышедший две недели назад на страницах газеты "СМ Номер один", дал толчок к обсуждению темы байкальского туризма в обществе. Действительно - почему, обладая незаурядным туристическим потенциалом, Иркутская область почти не развивает эту отрасль? Наш сегодняшний собеседник - Олег Данилин, известный в Иркутской области эксперт по туризму. Еще несколько лет назад он указывал на серьезное отставание Иркутской области от Бурятии в плане развития туризма. Из-за отсутствия нормальной инфраструктуры туристы все чаще выбирают для отдыха восточный берег Байкала, а не западный, хотя еще в середине 80-х было наоборот. Сохранилась ли сейчас эта тенденция? - с этого вопроса мы начали разговор с Олегом Яковлевичем.

- Эта тенденция не только сохранилась, но еще и усилилась. На сегодняшний день мы наблюдаем массу примеров, как правительство Бурятии создает условия для привлечения инвестиций в туристический бизнес. Причем, в таких местах как курорт Жемчуг, Аршан, район Култушной присутствуют и наши, иркутские предприниматели, которые не имеют возможности развивать туристический бизнес здесь, на территории Иркутской области, и все чаще обращают свое внимание на восточный берег Байкала.

- А в чем проблема? Почему нельзя инвестировать деньги в иркутские проекты?

- Сегодня ситуация такая: фактически все туристические проекты, которые еще во времена СССР были запланированы на западном, иркутском берегу Байкала, были полностью реализованы к середине "нулевых" годов. Это развитие горы Соболиной, Кругобайкальской железной дороги, строительство гостиниц на территории поселка Листвянка... А новых готовых проектов на сегодняшний день нет.

- Тут я вам хочу возразить: только я знаю несколько бизнесменов, которые готовы предложить свои проекты для развития туризма на "иркутском" берегу Байкала...

- Готовность предложить и возможность их реализовать — не одно и то же. На сегодняшний день практически весь западный берег Байкала от самого севера до Култука является Прибайкальским национальным парком. На этой территории ничего строить нельзя. Получается, что на сегодняшний день для развития туризма мы имеем только территории поселений: Хужир, Еланцы, Бугульдейка, Большое Голоустное, Листвянка, Слюдянка...

- Ну а как же особая экономическая зона туристско-рекреационного характера? С ее появлением были связаны надежды по развитию туризма...

— Вы не хуже меня знаете, наверное, ситуацию вокруг этого проекта. Решения по особой экономической зоне принимались в Москве, в Федеральном агентстве по управлению особыми экономическими зонами — так называемом РосОЭЗ. Сначала руководителем агентства был Юрий Жданов, и ему нравилась Листвянка. Потом пришли новые руководители РосОЭЗ, — сначала Мишустин, потом — Алпатов, и им понравилось Большое Голоустное. Осенью 2009 года агентство было упраздено, и все забыли и про Листвянку, и про Голоустное. Сейчас особыми экономическими зонами занимается министерство экономического развития России. В марте 2012 года было проведено совещание по развитию туризма под руководством Дмитрия Медведева. Обсуждалось много проектов по всей России, но одно из поручений тогдашнего президента России касалось непосредственно Байкала, а именно увеличения числа территорий, где можно было бы развивать туризм. Все, что сделано с тех пор, — это расширена территория под особую экономическую зону в районе Байкальска до семисот гектаров. По сути, вот на этой, прямо скажем, очень небольшой площадке можно развивать туризм, а на всех остальных территориях — нельзя.

- А как же Большое Голоустное?

— Сегодня там сформировалось активное ядро порядка восьми предпринимателей, которые оказывают услуги для туристов, но только в границах поселения. В свое время под развитие ОЭЗ там зарезервирована площадка размером в полторы тысячи гектаров, но данная территория так и не была передана в управление агентства по особым экономическим зонам, поэтому какую-либо деятельность проводить там запрещено. Она зарезервирована до принятия дополнительного решения.

- Получается, что законы по ограничению туристической деятельности на Байкале приняты для всех одинаковые, но в Бурятии они чудесным образом не действуют, а в Иркутской области — работают по полной. Почему так?

- Ситуация одинаковая, что у нас, что в Бурятии. Просто там понимают, что государство в свое время приняло законы, которые не отвечают нынешним требованиям к развитию региона, и ведут последовательную работу по корректировке этих законов. Нельзя строить в особо охраняемой природной территории? Хорошо. Но при этом ведь можно строить в особой экономической зоне? Можно. И Бурятия выделяет под особую экономическую зону пять площадок плюс согласовывает более десяти территорий экономического благоприятствования. И этого им показалось недостаточно: два года назад в рамках программы развития внутреннего и выездного туризма было получено федеральное финансирование для четырех площадок под туристические кластеры на территории Бурятии. И все эти кластеры были размещены в границах Байкальской природной территории, поскольку размещение таких кластеров закон не запрещает. Что я хочу этим сказать? А то, что правительство России поддерживает — финансово и организационно — те регионы, которые точно и в срок выполняют поручения Президента России и Правительства России.

- А почему нам нельзя выделить под ту же ОЭЗ какую-то дополнительную территорию?

- Теоретически можно. Мы можем объявить турзоной всю территорию от самой северной точки Ольхонского района до Култука. И что? А где наполнение этой турзоны? Как мы будем защищать наш проект? В программе развития внутреннего и выездного туризма Иркутской области существовал специальный раздел: генеральная схема развития туристической инфраструктуры региона. Этот документ был утвержден в декабре 2010 года, но на сегодня данный раздел оттуда изъят. То есть та генеральная схема или, говоря по-современному, мастер-план развития туризма региона из этого документа секвестирован. Недавно, правда, появилась информация, что в рамках программы развития Дальнего Востока и Байкальского региона утверждено развитие водного кластера на Байкале и Ангарской водной системе. На данный момент это единственный иркутский проект, который имеет отношение к туризму и который получит федеральную поддержку.

- Почему у нас в регионе такая нерадостная ситуация?

- Думаю, дело в том, что агентство по туризму Иркутской области устранилось от развития туризма на территории региона, а занимается лишь продвижением отдельных, уже существующих продуктов. На самом деле, развитие туризма — очень непростая задача. Ведь туризм — это вещь комплексная, в него входит несколько отраслей, которые прямо и косвенно участвуют при формировании, продвижении, реализации туристского продукта. В это направление входят такие далекие, на первый взгляд, от туризма вещи как, например, работа со схемами территориального планирования Иркутской области и Прибайкальских районов : оформление их статуса как рекреационной, перевод из одной категории в другую. Насколько я знаю, специалистов в этом вопросе в агентстве по туризму до последнего времени вообще не было.

- Не хотелось бы, Олег Яковлевич, завершать разговор на той ноте, что "поезд уже ушел" и туризма у нас не будет...

- Я думаю, что региону надо максимально мобилизоваться в этом плане. И мои претензии к агентству по туризму не означают, что я вижу выход в том, что именно эта структура сейчас должна взять на себя всю нагрузку по развитию этой отрасли. В Иркутской области много бизнесменов и предпринимателей, которые видят продолжение своего бизнеса в туризме. Но направление их активности разновекторное. Представьте себе ежа. Когда он свернется, иголки у него торчат в разные стороны. Так и наш туризм. Каждый что-то делает свое, не обращая внимание на соседа. Я читал вашу беседу с Дмитрием Матвеевым, президентом ассоциации "Байкальская виза". Он предлагает всем заинтересованным сторонам — в том числе и представителям агентства по туризму — собраться на какой-то одной площадке, посмотреть друг другу в глаза и начать работать в одном направлении. Считаю, это здравая мысль. Пока все разобщены и решают какие-то свои узкие задачи, о масштабном развитии туризма в регионе не может быть и речи. А предмет для обсуждения есть. Это проект стратегии развития туризма России, который 11 ноября в Москве презентовали для представителей регионов России. В рамках Комиссии по туризму «Межрегиональной ассоциации Сибирское Соглашение» принято решение до 15 декабря собрать предложения от сибирских регионов в проект стратегии. Координатором, кстати, выступает Республика Бурятия. Мы еще можем успеть, ну или же как всегда…

Метки:
baikalpress_id:  18 986