Законы мешают? Надо их изменить

Представители турбизнеса Приангарья предлагают публично обсудить проблемы отрасли

Завершается очередной туристический сезон. Уже сейчас можно сказать, что положительная динамика роста турпотока в Иркутскую область, продолжающаяся с 2009 года, скорее всего, сохранится. И если в 2012 году Приангарье посетило 780 тысяч туристов, то в этом году мы вполне можем рассчитывать на 800 тысяч и более. На первый взгляд, есть повод для оптимизма. Но так считают далеко не все представители турбизнеса. Дмитрий Матвеев, президент ассоциации «Байкальская виза», уверен, что региону со столь значительным туристическим потенциалом, как Иркутская область, по меньшей мере несерьезно оперировать такими цифрами. По самой скромной оценке, полагает он, турпоток на один только западный берег Байкала должен составлять как минимум 5 млн человек в год.

— Откуда у вас такие данные, Дмитрий Геннадьевич? Вы проводили исследования?

— Я провел аналогии с туристическими центрами мирового уровня. И эти аналогии подтверждают крайне низкий уровень развития туризма в нашем регионе. Возьмите, например, Сочи. Небольшой город, 300 тысяч человек, а принимают там 4 с лишним миллиона туристов в год...

— Ну, Сочи... Это признанная черноморская здравница, по сути — курортная столица России.

— А вы сравните такие цифры: береговая полоса Большого Сочи — 105 км, длина береговой линии Байкала — около 2000 км. Чувствуете разницу? И мы должны понять, что по большому счету только от нас зависит, сколько туристов будет приезжать на Байкал. Если мы поставим перед собой задачу — пять миллионов, будет пять, десять миллионов — будет десять. В конце концов не Сочи, а Байкал вошел в число десяти чудес России, и, согласно опросам, именно Байкал занял в этом списке первое место.

— На Байкале, согласитесь, есть и сдерживающие факторы: сезонность, экологические ограничения...

— Я, как человек, связанный со сферой туризма не первый год, могу сказать, что все эти факторы по большому счету сплошная демагогия, отговорки тех людей, которые должны заниматься развитием туризма, но не хотят этого делать. Начнем с сезонности. В летние месяцы с туризмом на Байкале вообще нет никаких проблем. На зимний период и начало весны у нас есть возможность развить горнолыжное направление. Это и Байкальск, и Листвянка. Плюс уникальные возможности байкальского льда. Вот мы, «Байкальская виза», небольшая частная компания, смогли на собственные деньги организовать чемпионат по ледовой скульптуре, получить поддержку олимпийского сочинского комитета, статус отборочного тура чемпионата мира по ледовой скульптуре, который проводится на Аляске. А делалось это для того, чтобы повысить интерес у туристов к зимнему Байкалу. Будет больше таких мероприятий — и туристов на Байкале зимой будет не меньше, чем летом.

Теперь по поводу экологии. Почему-то многие уверены, что большой турпоток принесет вред Байкалу, станет для озера катастрофой. На самом деле катастрофа — это то, что происходит на Байкале сейчас: куда ни поедешь, везде мусор, свалки, ничего не убрано. Спасибо тем людям, которые периодически проявляют инициативу и проводят чистку побережья. Но это же не система, это делается стихийно, нередко в политических целях. А теперь вспомните Эмираты, Египет или Турцию... Сколько там туристов? В разы больше, чем на Байкале. И каждый вечер на пляж заходят люди с граблями и убирают все, вплоть до зубочисток. В итоге побережье чистое, вода кристальная... Уверен, что организация туристических зон не погубит, а спасет Байкал. Трудно себе представить, что какой-нибудь отель устроит на своей территории или в непосредственной близости свалку. Наоборот — убирать будет, вылизывать каждый миллиметр... Да что Египет! У нас был такой опыт. Когда «Байкальская виза» зашла в Листвянку, там была, извините, местами настоящая помойка. Даже фильм об этом по одному из центральных каналов показывали и спрашивали: а не стыдно ли нам в такой грязи жить? Но мы стали строить там гостиницу, у нас возник интерес к поселку, и мы организовали сбор и вывоз мусора. И заметьте, я не какие-то революционные вещи вам говорю, это обычная мировая практика. Надо только применить этот опыт.

— Я думаю, вы знаете, что существует немало законов, которые не дадут применить этот опыт. Самое очевидное ограничение: строить на Байкале нельзя, только в рамках поселений...

— Законы по большому счету принимаются для соблюдения государственных интересов: чтобы страна развивалась, люди лучше жили. Многие нормативные акты по Байкалу принимались еще в 80-е годы или даже в советское время. Жизнь с той поры изменилась. Соответственно и законы требуют изменения. Необходимо сделать анализ законов, которые мешают развитию туризма, и обратиться с инициативами в Государственную думу. Если какой-то закон устарел и мешает развитию, он что — должен действовать 200 лет?

— Если мы говорим об изменении законов, это как минимум уровень Законодательного собрания региона. Или от правительства Иркутской области должна идти инициатива...

— Конечно, оттуда. Я не питаю иллюзий и не думаю, что, например, такая сравнительно небольшая компания, как «Байкальская виза», сможет каким-то образом изменить законы. Да, мы можем построить еще одну гостиницу, обеспечить работой 200 человек, в бюджеты всех уровней пойдут определенные отчисления — и все. Глобально вопрос развития туризма на Байкале мы не решим. Необходимо развить этот направление до такого уровня, чтобы оно оказывало существенное влияние на экономику. Если мы говорим про туристический поток в 5 млн, то это приблизительно 50 тысяч рабочих мест, а территория получит доход в 150—200 млрд рублей. Сельское хозяйство, транспорт — масса отраслей — получат толчок для роста. Все, что я говорю, на мой взгляд, совершенно очевидно. Другой вопрос — почему ни депутаты, ни чиновники не прилагают каких-то видимых усилий для развития туризма...

— Определенные усилия были. Я имею в виду особую экономическую зону туристско-рекреационного типа. Да, она переносилась с одного места на другое, но проект по-прежнему существует...

— «Байкальская виза» участвует в туристических зонах с двумя земельными участками в Слюдянском районе. Один — это гостиница «Белый соболь», хорошо известная любителям горнолыжного спорта, второй — пока не застроен, там мы сейчас отель проектируем. Мы подали заявки на включение этих участков в особую экономическую зону, так что я в курсе, как там продвигаются дела. Да, работа по ОЭЗ ведется, но она не масштабная. Тот уровень, на котором сейчас находится этот проект, никого не заинтересовывает. Ни мировых инвесторов, ни даже местных. Не загораются люди вкладывать сюда средства. Причем проект ОЭЗ, как я понимаю, не впечатляет не только инвесторов, но и руководство страны. И люди, которые сегодня турзоной занимаются, сами, как мне кажется, в ее перспективы не верят. Мы обладаем таким уникальным ресурсом, как Байкал, и проект, который реализуется вокруг него, должен быть грандиозным, а не каким-то точечным, недоделанным.

Примеров того, как за сравнительно короткое время тот или иной регион становился центром мирового туризма, множество. Взять те же Эмираты, о которых я уже говорил: еще сорок лет назад там была пустыня с колючками и верблюдами, а сейчас туда едут люди со всего мира. Вьетнам — регион, полностью разрушенный войной — за короткое время стал одним из туристических центров Азии.

Или вот Новая Зеландия. Казалось бы, какой там туризм? Далеко, каких-то знаковых достопримечательностей нет. Тем не менее в этой стране туризм формирует не менее десяти процентов валового национального продукта страны. Недавно страну посетило рекордное количество туристов — 2,4 миллиона человек. В среднем каждый турист находился в стране 20 дней, и они суммарно истратили более 6,5 млрд долларов.

Мне видится, что для проектирования Байкальской турзоны можно было бы обратиться к мировым экспертам, у которых в послужном списке есть подобные реализованные проекты. Почему Иркутская область не может себе позволить пригласить таких экспертов, обратиться к ним за консультацией? Чем больше таких экспертов будет привлечено, тем нам станет понятнее, как развивать туризм.

— От кого, на ваш взгляд, должна исходить инициатива по привлечению таких специалистов, а в итоге по созданию какого-то масштабного проекта?

— Думаю, от правительства. Может быть, конечно, в руководстве области боятся некого пафоса, чтобы никто их не упрекнул, что они ставят слишком глобальные задачи. Но я думаю, что наоборот, нужно поднимать в регионе уровень патриотизма, и тогда мы не будем бояться таких задач. Ведь не секрет, что в области сегодня не очень хорошая демографическая ситуация, выпускники, молодые специалисты из региона стремятся уехать. А масштабное развитие туристической отрасли, других направлений, конечно же, тормознуло бы молодежь. Зачем уезжать оттуда, где будет бурное развитие?

Нужно не бояться рассказывать на всю страну об уникальности Байкала и всего Байкальского региона. Создавать, как сейчас модно говорить, положительный имидж территории. Вот мы, представители «Байкальской визы», некоторых других компаний, ездим на туристические выставки, показываем там фотографии, крутим фильмы, и для своих объектов турпоток более или менее организуем. Но это не какая-то целенаправленная политика на уровне региона. Вот совсем простой пример: лет десять назад на Ольхоне проходило реалити-шоу немецкого телевидения. И на следующий год поток туристов из Германии на Байкал возрос в разы. А почему бы, например, агентству по туризму не разработать какие-то презентационные продукты о Байкале и предложить их мировым средствам массовой информации?

Казалось бы, Турция уже давно стала туристической Меккой и волноваться ей, по большому счету, не о чем. Но она постоянно занимается активным продвижением своего турпродукта. Совсем недавно министерство туризма Турции начало активное проведение рекламных кампаний в 40 странах с помощью 23 своих бюро.

— Я не думаю, что в агентстве по туризму есть люди, которые не хотят, чтобы область развивалась. И мысль о том, что туризм может стать основой развития экономики региона, периодически звучит из правительственных кругов. Только вот ничего по большому счету заметного не происходит. Что, на ваш взгляд, должно послужить толчком к тому, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки?

— В Иркутске есть такой Клуб «Губерния», который объединяет ряд бизнесменов и политиков. Задача этого клуба — генерировать, поддерживать какие-либо значимые, полезные, на наш взгляд, проекты. И вот один из таких проектов — это развитие туризма. В рамках клуба мы пока просто обсуждаем этот вопрос. И у нас видение такое: для того чтобы инициировать некий толчок в этом направлении, необходимо для начала организовать круглый стол или конференцию — словом, создать какую-то площадку для первоначального общения заинтересованных в этом вопросе сторон. Все должны друг на друга посмотреть и услышать, кто как видит и понимает туристические перспективы Прибайкалья. Не только руководители туристических компаний, но и представители законодательной и исполнительной власти.

Пока такого не происходит. Есть организации, которые объединяют людей, занятых в туризме, но я вообще не вижу их работу. Никаких знаковых мероприятий, никакого системного общения. Все время слышишь только одно: так нельзя делать, это запрещено законом. Но если заранее ко всему подходить, что нельзя, то ничего и не будет. Поэтому, мне кажется, инициатива по созданию площадки для обсуждения туристических перспектив региона, путей развития туризма должна идти от областного правительства. Пусть агентство по туризму Иркутской области выйдет ко всем представителям турбизнеса с инициативой провести конференцию или круглый стол для того, чтобы из различных идей и мнений выбрать наиболее рациональное, от чего можно было бы оттолкнуться, а уже потом шаг за шагом идти в нужном направлении.

Метки:
baikalpress_id:  25 428